Сучасні вірші, проза, твори Літературні твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя
Корзина: +0

 [Логін]
 [Пароль]
21.09.2017 19:25Роман
 
00000
З дозволу батьків
© Панченко Вадим

Бог Индерона

Часть вторая. Человек

Глава 2 ч. 2

Панченко Вадим
Опубліковано 21.09.2017 / 43542

- И что ты теперь будешь делать? – Надар пошевелил угли в костре, и сноп искр озарил их лица.

- Пойду к Вратам.

- Зачем? Это запретная земля.

- А что мне остается? Я пришел сюда, в надежде найти союзников. Теперь с этой идеей можно попрощаться.

- Они выживут. Все, даже Надала, хоть ему и предстоит долгое лечение. Возможно, Опора Листьев еще передумает, и вы помиритесь?

- Вряд ли. Дело ведь не только в этой бойне. Которую, кстати, они сами и устроили. Дело в том, что после этого мы поговорили с ним уже без пафоса и всех ваших эливийских церемоний, – Надар повел бровью, - ваш Опора Листьев предложил мне поступить к нему на службу. Мол, на пороге война. Большая война. Он хотел получить мои знания, мою подготовку и мое оружие.

- Ты не согласился. Почему?

- Я не буду больше служить. Никому. А просить он не умеет.

Ал отхлебнул из фляжки эля – напиток для воинов, не для знати. После побоища в доме воеводы, ему выдали немного еды, кожаную куртку, штаны и сапоги. Все это принадлежало раньше какому-то воину-тороку, и хранилось, как трофей, в одной из кладовых. Слава богам, за многие годы хранения, из вещей выветрился ужасный запах, хоть и не пропал совсем. К удивлению Ала, вещи были пошиты аккуратно, сапоги выглядели весьма прочно, и хоть и были грубыми на вид, и немного великоватыми, но зато, несомненно, выигрывали у его самодельных сандалий. Проблема размера решилась просто – Ал обмотал ноги кусками эливийской ткани, мягкой и прочной, получилось удобно, хоть и далеко не с первой попытки. Но потом Надар ему показал, как это делают холин, и результат превзошел ожидания.

- Откуда такие познания про холин?

- Я ведь полукровка, - неохотно ответил Надар, - мой отец был из холин. А разве ты не узнал этого когда… из памяти Энола?

- Нет, я не мог узнать все. Я лишь подсмотрел то, что показалось мне самым важным.

- Значит, ты действительно не крал его душу!

- О! Дошло, наконец! Так что с холин? И с твоим отцом.

- Ну, ты же знаешь, у элива редко рождаются дети – плата за долголетие, и поэтому иногда женщины элива… ищут любовь на стороне. Это позор… и изгнание. Земли Опавших Листьев.

- Жертвовать жизнью ради ребенка, и затем быть изгнанной и разлученной с ним…

- Нет, ты не понял, ребенка не отбирают. Женщина растит ребенка, до 15 лет. А потом должна уйти в общину. Там они становятся тенью Служителей Древа. Работницы, прислуга. Хотя и тогда матери не возбраняется видеться с ребенком.

- Хм… Я думал, на такое женщина может пойти только из-за любви. У нас в сказках так: эльфийка и прекрасный воин-человек. И они полюбили друг друга…

- Это сказки. А в жизни… Жажда иметь детей для элива может превысить все. Женщина не становится полноправной женой, пока не родит наследника мужу. И если тебя уже в седьмой раз променяли на другую… Элива живут долго. Это благословение и проклятие. За длинную жизнь элива могут поменять спутников не один раз. Лишь дети связывают их навсегда. Мою мать после всех временных мужей считали уже бесплодной, порченой, и она в отчаянии обратилась к холин.

- Выходит, это брак по расчёту?

- Выходит.

- А отец?

- А вот он пылал к матери великой страстью. Отец был прекрасным человеком – сильным и мужественным. Незаурядной красоты хола. Я любил его. Он многому меня научил, и всегда брал меня с собой. Я жил в городах холин по нескольку лет, помогал отцу, занимался его делами. Он научил меня ходить под парусом. Ведь он был моряком, возил товары, иногда контрабанду. Не пиратствовал, но время от времени позволял себе немного заработать со стороны. Мне нравилась эта жизнь.

- Так почему же бросил ее?

- Я не бросил. Отец умер. Его дело и дом забрали родственники-холин. Десять лет уже прошло. Он дожил до глубокой старости по меркам холин. Но для элива это только мгновение.

- А ты? Сколько тебе лет? Ты бессмертен?

- Нет, я же не чистокровный. Хотя, и чистокровные не вечны. Просто могут жить две, а то и три тысячи лет. Говорят, что Служители Древа могут прожить и вдвое дольше. А что до меня, то мне уже тридцать шесть.

- Ничего себе! Выглядишь лет на двадцать от силы.

- Ну, а проживу еще семь раз по столько.

- Неплохо.

- А ты? Расскажи о своем народе.

- Ох, Надар. Сложный вопрос ты задаешь мне. Не знаю, что и ответить…

- Не хочешь? Не доверяешь мне? Думаешь, Опора отправил меня шпионить? – Полукровка возмущенно сверкнул глазами.

- Нет, ты не понял, - Ал похлопал его по плечу, - я ничего от тебя не скрываю. Я просто не знаю, как тебе это рассказать. Я ведь не человек. Меня не рожала женщина, меня сделала… машина – он нашел нужное слово из языка вардов, «спасибо тебе Энол», и с удовольствием наблюдал за эмоциями на лице Надара.

- Ты – голем? Ты выкован из их колдовского металла и питаешься жаром? Но я же сам видел, как ты ешь! И как мочишься тоже видел!

Ал рассмеялся, и это еще больше обескуражило Надара.

- Ты смеешься надо мной? Потешаешься?

- Да нет! Просто именно такой реакции я и ожидал. Потому и не хотел рассказывать. Погоди обижаться. Постарайся понять, в вашем языке еще нет тех слов, которые могут описать то, что я хотел тебе рассказать. Ну, представь, что некое существо появилось, не в результате рождения, а, хм… ну как бы собрано из, из таких маленьких частей при помощи магии.

Теперь Надар выглядел испуганным.

- Не говори так! Я знаю, какая магия может делать такое. Черная магия. Запрещенная. Забытая. Ни элива, ни варды, ни тороки не могут делать этого. Говорят, это умеют холин. Грязная, темная магия, убивающая все живое. Или порождающая грязную, темную жизнь.

Ал вспомнил армады кораблей, пожирающих целые астероиды и сжигающие поверхности планет, вспомнил лаборатории по выращиванию геконов, вспомнил Свободную Республику Толл, с ее бедными кварталами и правителями-деспотами, и бесконечные войны за все на свете.

- Да, Надар, похоже, ты прав. Такая магия меня и создала.

Надар немного отодвинулся, а затем с новой надеждой проговорил:

- Но я не чувствую в тебе темной магии. Я не могу творить ее, но всегда чувствую, когда кто-то наполнен ею. Ты не наполнен ничем.

- Ну, значит, это была другая магия. Никакая. Магия ничего. Давай спать. Мне завтра уходить.


***

Роса еще не высохла на траве, птицы переливались звонкими трелями, лес просыпался, наполненный радостными звуками и запахом утренней свежести. Ал шагал по хорошо утоптанной дороге. Рядом, подстраиваясь под его широкий шаг, шел Надар, временами переходя на бег.

- Куда ты так спешишь? Давай идти медленнее. Я не могу идти так быстро.

- Я хочу побыстрее убраться отсюда. А ты сам напросился. Я вообще не понимаю, как ты ушел. Ты же вассал Энола!

- Я не вассал Энола! Это Энол думал, что я его вассал! Просто, я так давно служил у него, что он решил, что я принадлежу ему.

- А это не так?

- Не так! Законнорожденный элива является вассалом своего господина. Он – лист древа, или Цветок - если повезло, и служит ветви. Но не полукровка. Мою мать лишили положения Листа Древа, когда она родила меня, потому и я не принадлежу к какой-то из ветвей.

- Хм… А в голове у Энола я этого не видел.

- Энол не интересуется жизнью своих слуг. Десять лет назад я вернулся из Галинтана в Священный Лес, и попросил протекции у Ованавы Лавана – бывшего мужа моей матери и Опоры Листьев одной древней ветви. Не главного ствола, но все же, достаточно влиятельного. Он отправил меня к Тодану Эвала, а тот отдал меня в служение Энолу.

- Взял, отдал, передал. Тут то же дерьмо, что и у нас. Вот поэтому я и не хочу тут оставаться. А ты чего за мной увязался?

- Ты чужой в этом мире. Я тоже чужой. Я чужой для холин, я грязный полукровка для элива. Я не могу творить эливийскую магию и не могу сойти за своего у холин. Я везде чужой. А ты мне нравишься. И ты идешь к Вратам. Я всегда хотел побывать у Врат. Но… Говорят, это гиблое место, самому лучше не ходить.

- Нравлюсь? Хм… Ну, ты мне тоже нравишься. Значит, идем вдвоем. Только все равно шевелись. Пока не отойдем от этой заставы хотя бы на пять километров, я не успокоюсь.

- Пять… чего?

- Иди давай. И не болтай, а то уже запыхался.



Торокские сапоги размеренно ударяли в утоптанную землю, рядом, временами сбиваясь с ритма, мягко шлепали изящные сапожки эливийской работы. Солнце стояло высоко, день был жарким, и путники молчали от лени и усталости. Наконец Надар не выдержал:

- Ал, а ты знаешь, куда идти? Ты дорогу к Воротам знаешь?

- Ну, в общих чертах. Энол ходил в те края не раз, так что, до границы Священного Леса я дорогу знаю прекрасно, а дальше - примерно. По карте, которую он видел у своего дяди.

- И долго туда идти?

- Тодан упоминал в разговоре с Энолом, что путь занимает две недели хода.

- Ну, не так и далеко…

Ал стал размышлять над сказанным. Неделя у элива имеет десять дней. При этом каждый день называется так же, как и пальцы – Цепкий, Лишний, Средний, Ловкий и Сильный. Плюс добавка – «левый» и «правый». То есть, шестой день недели будет «правый цепкий». Существа, менее склонные к пафосу, давно бы заменили названия на что-то покороче, но элива, видимо, никуда не спешили. В каждом месяце ровно три недели, а в году – двенадцать месяцев. Ровно. И сутки тут длятся дольше стандартных, процентов на 15. Длинные тут дни. Все эти соотношения снова наводят на размышления. Год, длящийся ровно 360 дней, двенадцатеричная система, смешанная с десятичной. И если десятичную можно было пояснить строением тел элива, то двенадцатеричная никуда не укладывалась. Хотя вот она – в движении местных луны и солнца. Ал читал, что когда-то на Праматери так же существовала привязка к двенадцатеричной системе. Слово «дюжина» сохранилось в его языке до этого времени. И это так же наводило на размышления, как и некоторые виды растений, которые он уже видел здесь. Березы - это точно березы, еще дубы. Выше и крупнее тех, которые он видел на разных планетах, немного иные листья или желуди, но это точно дубы. Люди тащили за собой свою экосистему, зачастую уничтожая местные виды, и потому растений, увезенных еще с Праматери, было вдосталь на каждой планете, где жили люди.

- О чем ты задумался, Ал?

- О странностях. Слушай, как вы пользуетесь всеми этими «левый лишний», «правый сильный».

- А мы и не пользуемся. Это Опоры Листьев да Цветы так говорят. А простые элива, тем более полукровки, как я, просто говорим «первый», «второй», «десятый»…

- Значит, есть расслоение в обществе элива?

- Конечно есть. Есть знатные и богатые, а есть и бедные элива. Есть и вовсе бесправные…

- Ты про эриса? – Надар, дернулся и по привычке оглянулся по сторонам.

- Ну да. Про них не говорят вслух.

- Предатели расы, Кривые Ветви, существа, которых следует убивать и уничтожать без сожаления. – Так Энол думал. Так ему говорили все его родичи.

Надар занервничал, и заозирался по сторонам.

- Что с тобой? Почему ты так боишься этой темы.

- Давай выйдем к реке, или на какую-нибудь большую поляну. Отдохнем.

Ал понял, что его спутник боится продолжать разговор в лесу, среди деревьев. И решил не накалять обстановку.

- Там, впереди, если немного повернуть влево, можно выйти к Тавилоне. Идем.


Сделав небольшой крюк с дороги, путники вышли к Тавилоне – притоку Оалавы. Река была гораздо меньше той, где свалился с небес десантный бот, но так же чиста и полноводна. Надар с интересом наблюдал, как Ал достал из тубуса на поясе несколько мелких предметов, вырезал из куста орешника длинный прут, и соорудил удочку. Фабричные крючки и леска, которую он пытался порвать, но лишь порезал себе палец, привела его в восторг.

- Эх, жаль, я не могу творить магию. А то бы приманил рыбу.

- Не обязательно, и так поймаем. – Ал нацепил на крючок шарик химического атрактора, и затем еще насадил жирного червя. – Эта штука работала во всех водоемах, где я рыбачил, думаю, ваша рыба его тоже полюбит. Не очень спортивно, конечно, но зато результат гарантирован.


Солнце клонилось к закату, сгущались тени, наступало время ночи Священного Леса. Надар притащил из лесу небольшую охапку дров после долгого блуждания и чертыханья под кронами деревьев.

- Не густо. – Скептически выгнув бровь, заметил Ал.

- А ты сам попробуй найди. На рыбу хватит. А ночью не замерзнем. Здесь не север.

- Ну, хорошо, разжигай.

Надар сложил дрова шалашиком и стал выбивать искры из огнива, которое достал из кармана своей куртки. Увидев вопросительный взгляд спутника, он произнес: - А чего ты ожидал? Я же говорил, что неспособен к магии. Выживаю, как могу.

- Ладно. Давай о деле. Что ты хотел сказать? И почему сюда? Я понял, что ваши духи леса, чем бы они ни были, могут подслушать и донести, кому надо, но почему тут не опасно?

- Не весь лес слышит, только деревья элонка. Они не растут возле реки. И на краю Священного Леса их тоже мало.

- А наяды? Они же тоже подслушивают.

- Подслушивают, но вот сейчас костер разгорится, и с этой проблемой мы тоже разберемся.

Как только веселое пламя запрыгало по сучьям, Надар скрылся в сумраке, сгустившемся вокруг костра, и через несколько минут вернулся с большими зелеными листьями, неся их не в руке, а зажимая двумя палочками. Листья полетели в огонь, и тотчас же поляну залила кошмарная вонь.

- Да ты с ума сошел! Я сам сейчас отсюда сбегу!

- Заткни нос и посиди немного, это ненадолго, - закашлявшись проговорил Надар…

Ал замедлил сердцебиение, закрыл носовые клапаны и задержал дыхание, благо, минут 10-15 он может посидеть и не дыша. Вокруг них распространялась тишина – живность во всей округе убегала с поляны. В камышах послышалось сердитое сопение и сдавленный всхлип, после чего громко плеснуло несколько раз. Надар зажимал нос одной рукой, а другой затыкал рот краем куртки. Глаза его были выпучены и слезились. Через несколько минут дым развеялся, листья прогорели дотла, но Надар все еще сидел затыкая рот и нос, и стараясь не дышать. Гекон с ехидной усмешкой наблюдал за слезящимися глазами элива-полукровки и его рвотными позывами. Наконец Надар осторожно убрал куртку и отпустил нос.

- Ф-ф-ух. О-о-о! Эти были забористыми! О, мать тороков, до чего ж вонючая дрянь.

Ал открыл ноздри и слегка втянул воздух.

– Ну ничего, уже терпимо. Что за мерзость?

- Это чиф-тах. Говорят, боги создали его для защиты Священного Леса. Никто в здравом уме не станет поджигать лес там, где растет это растение. А растет оно везде.

- В памяти Энола я не видел применения этой штуки.

- А зачем это ему? У него есть магия.

Ал задумчиво поглядел на костер.

- А рыбу мы теперь как будем на нем жарить?

- Не беспокойся, листья выгорают полностью, и запаха не будет.

- А наяды?

- Нее, они теперь сюда нескоро вернутся, пока не проблюются где-то подальше отсюда. Так что доставай свои чудесные приправы, и приготовим себе ужин.


Рыба запекалась на углях в большом куске глины. Ал был уверен, что не разочарует аборигена.

- Ну что ж, я весь внимание. Что ты так боишься обсуждать, что мы пришли аж сюда?

Надар задумчиво покусал губу :

- Ты начал говорить об эриса. Эта тема табу у элива. Эриса не просто полукровки или преступники. Эриса – парии, изгнанные своими Ветвями. Многие – очень знатных Ветвей. У Энола был брат, Фавинол. Старший брат, понимаешь? Теперь он тоже эриса.

- Почему?

- Энол ничем не интересуется, как ты уже замечал, а вот его брат был полной противоположностью – он хотел многого. Всего. Больше, больше… Он был наместником Тимлава до того, как дядя Энола, Тодан занял это место. Но и этого молодому Цветку Древа было мало.

Он хотел больше власти. Подговорив многих из молодых элива, особенно из тех, кто родился на боковых ветвях, он организовал заговор против самого Алаола Элава. И отцу, командующему всеми войсками, пришлось биться в бою против собственного наследника. Бунт был подавлен, многие ветви тогда не досчитались листьев, а сам Фавинол бежал с остатками своего войска в Дикие Земли.

- Дикие Земли? Это же туда, куда мы и направляемся.

- Да, я слышал, что Врата находятся за границей Священного леса, на краю дикой земли. Вот это меня и беспокоит. Тысячи лет уходят туда бродяги, бандиты, отверженные и беднота. А из Врат выходят чужаки. Часто вот с таким же оружием. Потому я и не отправился бы к Вратам в одиночку. Никогда.

- Ничего, разберемся. Но не это меня удивляет. А удивлен я тем, что не знаю того, про что ты рассказал. Уж такая-то информация не могла быть незамеченной в голове Энола.

- Вот поэтому я и не мог говорить при деревьях элонка. Порядок в мире элива держится на неизменности законов. И Древо с его системой наследования и порядка Ветвей является основой основы власти. Оспорить этот порядок – самое страшное из возможных преступлений. Тогда, после восстания Фавинола, много элива из ветвей зачинщиков заговора были уничтожены. Фактически, целые ветви были срезаны с Древа.

- Ничего себе! Но как такое можно не заметить или не знать!

- Потому, что их стерли! Эти ветви срезали навсегда, листья отряхнули, как будто их и не существовало. Когда свершается преступление такого рода, Служители Древа собирают большой Круг, и творят мощные заклинания, отправляя по Лесу Волну Забытья. С этого момента все элива забывают преступников. Навсегда.

- Разве не лучше помнить своих врагов?

- Зачем? Хоть они и изгнаны, но остаются родичами. Сыновья, братья, зов родной крови снова может пересилить долг, и тогда жди новой беды. А забытые враги становятся эриса. Которых можно убивать просто так. Даже обязательно нужно.

- Но ведь такие, как ты, полукровки, не могут забыть. Ведь вы отторгнуты от Древа.

- Именно! Мы же – дикие побеги. И потому жизнь полукровки в обществе элива – большой риск. Ты можешь даже не заметить, когда переступил черту между элива и эриса. Просто потому, что ты помнишь то, чего не должен. Вот почему я не могу говорить с тобой на подобные темы. Я действительно рискую.

- Да уж. А веселая у вас вырисовывается картинка общества. Совсем не сказочная.

- Это еще не все. Далеко не все. Вот ты смеялся надо мной, когда я принес дрова. Но ведь это реальная проблема. А представь полукровок или листья с далеких боковых ветвей, живущих в северной части Священного Леса. У них нет или почти нет магии жизни. Ни одно дерево не поделится с ними дровами. А ночи там холодные, особенно зимой. Да и есть нужно готовить, мы же готовим пищу на огне. Даже овощи и злаки нужно сварить, не говоря о мясе. А где брать дрова? Покупать у вардов горючие камни? А за что, за какие богатства? Стоит срубить дерево, и бедный элива попадает на суд к местному Опоре Листьев. И ему очень повезет, если он отделается только телесными наказаниями или отработкой.

- Значит, элива тоже работают.

- А как же! А откуда брать все, что нужно для жизни? Ты не можешь просто так пойти в чащу, и поохотиться. Нужно совершить обряд Круговорота Жизни. А это означает, что все, что ты добыл, становится известно Опоре этого участка леса. И если ты берешь больше, чем позволяет Круг Жизни, то тебя ждет суровая кара.

- Но разве Круг Жизни не создан именно для того, чтобы ни один элива не голодал? Ведь ты можешь брать у леса столько, сколько тебе нужно для пропитания. Разве не так должен работать Круг Жизни? Я вижу в памяти Энола, что это именно так.

Дикий побег рассмеялся:

- Для Энола - так! Для него действительно так. Но не для всех. На окраине Леса давно нет столько дичи, чтобы прокормить всех элива. А сердце страны элива не для низкородных. Столетиями леса беднеют. И никто не знает, почему. Говорят, в давние времена Служители Древа наполняли Лес жизнью, и всего было вдоволь. Тогда жизнь элива была действительно сказкой. Гармония природы и ее детей. Но с каждым поколением Сила, которая дается нашим магам, ослабевает и мир элива разрушается. А знатные элива скрывают это. И за разговоры на эту тему ты тоже можешь стать эриса. Каждая ветвь имеет свой надел Леса, и боковые Ветви постепенно теряют свои наделы. Города холин полны элива. Лучники в страже правителей, бойцы в охране караванов на земле, и даже на море. Можно ли было такое представить себе? Но мало того - элива уходят на равнины и занимаются земледелием. Даже к вардам уходят!

- Но Опора Тодан говорил, что уже триста лет царит мир – благословенное время для всего Индерона.

- Да! Мир. Мир для толстых Ветвей Древа, и особенно для ствола. Но этот мир привел к тому, что элива стало слишком много для своего Священного Леса. И теперь они гибнут не в великих битвах, защищая свою Родину, а в стычках с разбойниками или друг с другом, за кусок еды, за место под солнцем…

- Тебя послушать, так война – благо! Не бывал ты Надар, на настоящей войне. Если бы ты видел, как в пламени плавится камень, как сгорает само небо, а города испаряются вместе с жителями раньше, чем те успевают закричать от ужаса, ты бы не произносил этих глупых речей! Двадцать пять моих лет назад, за одно мгновение в мире под названием Авилла погибло свыше двух миллиардов людей. – Ал долго составлял это ужасающее числительное средствами языка элива. Его собеседник, услышав его, потрясенно молчал, пытаясь осознать эту величину.

- Неужели бывают миры с таким количеством жителей? И что за магия может сотворить такое?!

- Бывают, Надар, бывают, и магии такой - хоть отбавляй. И рождается она из вот таких речей искателей справедливости.

- Так что же делать? Терпеть и умирать? Голод лучше войны?

- Не знаю, Надар. Я не предводитель, не вождь, не маг. Я простой солдат, всю жизнь убивавший по чужому приказу. И убивать больше не хочу. Дай мне пожить для себя.

Повисло долгое молчание. Ал шевелил прутиком едва тлеющие угли, Надар смотрел на сонно текущую реку. Кричали в ветвях птицы, на поляну возвращались светляки и ночные бабочки. Луна заливала траву волшебным серебряным светом.

Ал прислушался, и запустил обонятельные усилители, да, чувства его не подвели, там кто-то есть. Во-он там, в кустах на краю поляны. И в этот раз ветер им не помощник. Стоит безветрие, и запахи медленно но уверенно ползут во все стороны.

«Дай-ка мне свой лук», - тихо прошептал гекон. Элива удивленно подал ему оружие. Ал наложил стрелу на тетиву, а затем, резко подскочив, запустил ее в кусты. Послышался треск и вскрик, кто-то побежал, ломая ветки. Поляну залил веселый смех зеленого великана.

- Энол! Вылезай! Я тебя унюхал. Или мне из моего оружия пальнуть?

- Что ты себе позволяешь, торок?!

- А ты вылезай, я тебе поясню.

- Нет уж, я к тебе не пойду!

- А зачем тогда сюда пришел? Целый день, видать, бежал по следу, а теперь будешь в кустах сидеть? Илата, ты же тоже там? Выходи. У нас рыба подходит. С моими специями. Я готовил!

В кустах послышалось яростное перешептывание.

- А ты не будешь стрелять в нас, торок?.. И бить по лицу?

- А ты веди себя прилично, и все будет нормально. Выходи, на тебя тоже хватит, тут большая рыбина.

- Мы идем!

- Стрелу сначала найдите, это вам в наказание, за то, что подкрадывались.



Ты – предатель! И тебя ждет суровое наказание! – промямлил невнятно Энол, жадно пережевывая кусок рыбины. Что ж, кулинарные способности гекона они все явно оценили. – Я из-за тебя целый день не ел! Утром меня Опора Листьев вызывает к себе, и спрашивает сурово, где, мол, твой следопыт! И я должен целый день бежать за вами, будто мне делать больше нечего!

- Я не предатель! И не твой вассал! Я вообще не Лист Древа. Я тебе не присягал. Вспомни, как ты меня принял на службу – сказал «а… дикий побег… зайди в оружейную, скажешь, что Цветок послал, получишь доспехи, а лук у тебя есть, будешь дежурить по ночам до конца недели». Вот и все. Я десять лет за тобой бегал, прислуживал и подносил. А теперь моя служба у тебя закончилась. Не веришь, у Опоры Тодана спроси. Закон я не нарушал.

- Да ладно, нет дела твоему Опоре до Надара, – прервал перепалку элива Ал, - послал он тебя за мной шпионить. Можно подумать, я не понимаю. Да только я не скрываю, куда иду. К Вратам.

- К Вратам… - изумленно протянул элива. – Ты уверен? – Он покосился на бывшего подчиненного, – тебе же известно, сколько там опасностей? И твое оружие…

- А что с ним?

- Опора Листьев сегодня кое-что рассказал мне, перед тем, как отправить за тобой. Ты же уже догадался, что мы видели и раньше такие вещи?

- Конечно догадался. Даже у тебя в памяти я видел такое оружие, ты держал его в руках, - при упоминании об источнике знаний гекона, Цветок Древа кисло поморщился.

- Верни душу, а? Чего ты хочешь за это?

- О, боги космоса… - Ал от расстройства перешел на родной язык, - Так, ладно, я тебе обещаю, что если ты будешь себя хорошо вести, я тебе верну твою душу. Я добрый, я тебя, можно сказать, полюбил! Вот для начала расскажи про мое оружие.

Элива просиял:

- Да, я скажу, я сделаю, что скажешь. Вот что мне сказал Опора Тодан: существа с таким оружием и разными такими штуками давно приходят сюда. Сотни, даже тысячи лет. Иногда целые отряды прибывают из других миров. Они бывают одеты в броню и шлемы, у них на одежде множество разных коробочек и штучек. А в руках вот такие вещи, и разные - такие и такие, и даже такие, - Цветок Древа показывал руками какие, разводя ладони все шире и шире, пока хватило размаха рук, - но вот что было дальше - дальше они все погибали, или бежали назад. Наши стражи или тороки, или… - он оглянулся на Надара, - эриса убивали их всех и забирали трофеи. Иногда они дрались ножами или неплохими мечами, но никогда, никогда не пускали в ход свои штучки и оружие. Знаешь, почему?

- Ну, и почему же? – насмешливо протянул гекон.

- А потому, торок, что оно никогда не работало!


«Как интересно», - размышлял Ал. «Выходит, если верить этому заносчивому элива, то ни один прибор, ни одно оружие не действуют в этом мире. «Магия этого мира сильнее, и не позволяет действовать магии ваших миров», - так заявил Цветок. Но я не могу понять, как это может быть. Как сделать так, чтобы дротик не вылетал из ствола? А тем более, как заставить не воспламеняться порох? Вся живая плоть действует на тех же принципах – движение электронов в нервах, процессы окисления в мышцах и легких. Как остановить одно, и не затронуть другое? Какая сила способна на это?» И в голове настойчиво всплывало единственное слово – магия. Как просто можно объяснить все непонятное одним этим словом. Просто смирись и прими – магия. Ал так не умел.


- Торок, ты все же решил туда идти?

- У меня имя есть. Ал. И зови меня по имени.

- Хорошо, то… Ал! Так ты все же идешь?

- А тебе-то что? Беспокоишься обо мне?

- Ну… Опора Листьев говорит, тьма сгущается над Лесом. Тороки собирают орду, и могут напасть уже совсем скоро. Маги холин готовятся к войне, варды, и те готовятся. А у тебя есть оружие из другого мира, которое работает. И убивает. Такая магия нужна элива. Присоединяйся к нам. Хоть ты и торок… по виду, но ты добрый. А этот мир хранят только элива. Это все знают! Падет Священный Лес - весь Индерон поглотит тьма!

- Не поглотит… Каждый думает, что мир держится на его плечах. А потом уходит в сторону, и ничего – стоит мир.

- А душа? Кто вернет мне душу, если ты умрешь или уйдешь?

- Не беспокойся, Ал дал тебе слово, Ал его сдержит! Хочешь, идем с нами. Ты пригодишься. Хотя бы дрова добывать, - гекон громко засмеялся собственной шутке.

Четверка невольных союзников шагала по дороге. Энол периодически заводил разговор о возвращении, соблазнял, обещал, взывал к совести и гуманизму. Ал шел вперед, препираясь для развлечения. В сущности, Цветок Древа был неплохим парнем. И если обломать его заносчивость, они могли бы стать друзьями.

Восемнадцать дней похода осталось позади. Дней, наполненных шагами по укрытым мягким мохом или твердой землей дорогам, дней совместной охоты и рыбалки, вечерних разговоров у костра, шуток и подначек. А еще это были дни сближения. Энол обкатывался под влиянием силы и харизмы Ала, хоть он и был старше гекона, но его воспитание в условиях всеобщего потакания сделало из него инфантильного ребенка в теле взрослого. Лишь две серьезные стычки с врагом, в одной из которых победу принесла магия, а из другой его спасли быстрые ноги, состоялись в жизни этого знатного элива. И даже в этих стычках он был далеко не в первых рядах. В остальном его опасности ограничивались лишь хитростью зверя во время охоты. Энол не был трусом. И в одиночку ходил на вирга, а этот зверь чрезвычайно опасен. Но послушав рассказы пришельца у костра, проникся к тому неподдельным уважением и пониманием, насколько жизненный опыт этого зеленого великана превосходит его собственный. Некоторые вещи Ал не хотел рассказывать, некоторые пытался рассказать, но не мог. Не захотел он рассказывать и того, где родился, и каким было его детство. Энола чрезвычайно заинтересовала эта тема.

И вот сегодня они стояли на краю владений Древа. Лес не обрывался в этом месте, но здесь заканчивался Священный Лес. Именно тут пролегала черта, за которой не росли больше элонка. А без них лес был лишь местностью с высокой растительностью.

- Значит, не пойдешь?

- Я б пошел. С вами не боюсь. Но у меня приказ… Опора передал через духов леса, что я не должен выходить за границу. Я – Цветок Древа. Мать с отцом, венценосные Опоры ветвей, так и не смогли больше родить ребенка кроме меня. Если со мною что-то случится, это приведет к плохим последствиям.

- Понимаю. Удивляюсь, что тебя вообще отпускают одного без охраны. В иных мирах, вельмож твоего ранга охраняет целая армия.

- Меня тоже охраняет, - и Энол обвел рукой лес позади себя. – И магия. Я ведь тоже кое-что умею.

Младшие элива молчали. Надар за спиной Ала, Илата за спиной Энола. В этом походе каждый имел своего командира.

- Ну, что ж, тогда будем расходиться.

- А ты вернешься?

- Я постараюсь. Я же обещал.

- У тебя нет лука.

- У меня есть это, - Ал похлопал автомат.

- А если Опора прав, если его догадка верна? Если магия Врат побеждает магию твоего мира? Ведь ты же не проходил Врата, ты обманул их. А что будет сейчас?

- Не знаю, Энол. Но если не пойду – не узнаю. Я чужак в этом мире. Так может за Вратами, в другом мире, я найду для себя место?

- Ты можешь остаться с нами. Не служить. Просто остаться…

- Заманчивое предложение. Но я должен идти. Я решил.

- У тебя нет лука… Возьми мой! – глаза других элива расширились от удивления.

- Я знаю, что это за лук. Я знаю его цену. Я не могу взять его.

- Ты вернешь мне его! Можешь дать мне в обмен что-то такое же ценное.

- Ничего ценного у меня не осталось… Разве что… Вот, смотри какая штука. Вряд ли она мне понадобится.

- А что это?

- Ну… раньше это была ценная вещь – она давала… э-э… силу для э-э… разной магии нашего мира, - глаза Энола заблестели, - а сейчас у меня не осталось всех этих вещей, которые она приводила в действие. Зато, она может вот так.

С этими словами Ал включил встроенный фонарь на полную мощность. Несмотря на то, что солнце уже поднялось над кронами деревьев, луч отчетливо осветил их стволы, разгоняя тени у подножья живых исполинов.

- О! Это достойный обмен! Я буду хранить его для тебя!

- Тогда прощай, Энол Элава, сын Элафа.

- Я буду ждать тебя тут. Три дня. Потом ты сможешь найти меня в Тимлаве.

- Бывай… Обойдемся без слез и поцелуев.

Ал повернулся, и быстро зашагал, догоняя Надара.

НадрукуватиПортфоліо автора
*Збереження публ. для прочитання пізніше
21.09.2017 Проза / Роман
Бог Индерона (Часть вторая. Человек.)
Чудово Добре Посередньо
Найновіше
10.07.2016 © Зоряний Пил / Роман
Подземный город (Глава 3)
10.07.2016 © Зоряний Пил / Роман
Подземный город (Глава 2)
10.07.2016 © Зоряний Пил / Роман
Подземный город (Глава 1)
24.12.2015 © Райан Ріенер / Новелла
Разговор с Волнами
24.12.2015 © Райан Ріенер / Рассказ
Тетрадь Любви
Бог Индерона
17.09.2017
Бог Индерона (Часть первая. Машина)
21.09.2017
Бог Индерона (Часть вторая. Человек.)
21.09.2017
Бог Индерона (Часть вторая. Человек)
Сподобалось? Підтримай Автора, поділись посиланням:
Рейтинг: Відсутній
Переглядів: 22  Коментарів:
Тематика: Проза, Роман
ОБГОВОРЕННЯ
Мене звати: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора
БЛОГ "ВІЛЬНІ ТЕМИ"
02.09.2017 © Ковальчук Богдан Олександрович
Ідеальна ОС для письменника +59
07.08.2017 © Каранда Галина
Двері для школи, або Сон рябої кобили. +96
19.07.2017 © роман-мтт
Про те, що Гугл не знайде +99
28.06.2017 © Ковальчук Богдан Олександрович
Найгірша книга +108
ВИБІР ЧИТАЧІВ
26.11.2011 © Микола Щасливий
18.09.2013 © Тетяна Ільніцька
16.10.2012 © Істерична Бруталка
17.12.2014 © Микола Васильович СНАГОВСЬКИЙ
12.04.2011 © Закохана
20.01.2011 © Михайло Трайста
Літературне інтернет-видання "Проба пера" ставить за мету сприяти розвитку української культури та мови. У нас можна відшукати твори українською та російською мовами сучасних авторів України. Всі доробки віршів, прози, публіцистики друкують завжди самі автори або редактори за їх особистою згодою. На літературному порталі тільки вірші та проза сучасників.
© "Проба Пера" | 2008-2016
admin@probapera.org

Редакція сайту не завжди поділяє погляди та політичні вподобання дописувачів, тому відповідальність за зміст творів несуть самі автори.
«Проба Пера» - це культурний простір без ненависті, в якому повага між учасниками найвища та беззаперечна цінність.
©  Авторські права на твори застережені і належать їх авторам
© Передрук матеріалів в електронних ЗМІ та на веб-сайтах дозволений тільки за наявності гіперпосилання на probapera.org
© Право на передрук творів у паперових ЗМІ та іншій поліграфічній продукції (а також відтворення у будь-який спосіб в аудіо чи відео форматах) належить авторам і дозволений лише за їх письмової згоди