08.03.2018 18:37
Без обмежень
57 views
Rating 5 | 1 users
 © Гречин Юрий

Блеск и нищета театральной богемы

Действующие лица:

Буратино, Незнайка, Карандаш, Самоделкин,

Мальвина, Синеглазка, Артемон, Красная Шапочка...


Действие первое, оно же последнее:

(Мизансцена в мастерской карандаша на утро 9 марта,

после бурного 8-го. За столом Самоделкин и Буратино,

под столом, свернувшись калачиком спит Артемон,

рядом на диване храпит Карандаш. Из ванной доносится

плеск воды и пение и смех Красной Шапки...)


Самоделкин:


- Несовершенство мира, Буратино,

Нас завело с тобою в эти дебри.

Лапши навешали на уши нам ослиные,

Что мир - он из полос вонючей зебры.


Вот мы все и ведёмся "на мякине",

Хоть классиками ход давно изложен

В бессмертных пьесах. Вот, давай прикинем,

Что более сейчас всех нас тревожит?


Не знаешь... О... А я тебе отвечу:

Всему виною наших душ пропащих,

С начала - репортёришка - газетчик,

А после - телевизионный ящик...


Буратино:


- Сей куб с успехом оболванил массы,

Вещая нам о ценностях духовных,

Хоть сам, подлюка, сделан из пластмассы,

Что миру материальному покорна.


Я этим парадоксом озабочен.

Давно уже мои он рушит планы,

Уже в театр идти никто не хочет,

Предпочитая фильмы на диване.


Отнес его я как-то на чердак,

Очередным упившись сериалом,

Да как поддал ему с ноги, дурак,

Чтоб больше эта тварь не доставала.


Так раньше в "Крокодиле" рисовали

Подошвы огроменных сапожищ,

Что "дядю Сема" там безжалостно пинали

Чтоб знал, паскуда место, мелкий дрищ.


И ящик ускакал, как дикий кролик,

Вдогонку понеслось: - Иди ты, на...

Я наслаждаясь, хохотал до колик.

И тут, пред ним вдруг выросла стена.


Впервые, вдруг его зауважал я:

Он не свернул! Он лбом пёр на пролом!

И разлетелись, словно чешуя,

Его японские мозги моим двором.


Я будто услыхал его последний выдох,

И крик предсмертный - вечное: - Банзай!!!


Самоделкин:


- Вот это, я тащуся, брат, коррида!

Помянем "камикадзе". Наливай!


(Входит Мальвина с букетом тюльпанов,

в манто на голое тело...)


Мальвина:


- А шо, мальчишки, даме не нальёте?

И вышла то всего на полчаса,

Не хило, я смотрю вы водку пьёте,

Уж полбутылки кто-то усосал.


Буратино:


- Ты где была, законная супруга?

Откуда сей тюльпановый букет?


Мальвина:


- Ходила я проведать нынче друга,

С Пьеро не виделись уже мы столько лет.


Самоделкин:


- И что Пьеро? Всё так же безутешен?


Мальвина:


- Поэт - и в Африке поэт! Вам не чета!


Буратино:


- Стишками баловался каждый, не безгрешен.

Попробуй этим прокорми два лишних рта.


(В разговор спросонья включается и проснувшийся Карандаш)


Карандаш:


- Вот я знавал натурщицу одну,

Так это, братцы, было, так уж было:

Я рисовал с неё ночами "ню".

Она меня, придурка, так любила.


Мальвина:


- От не люблю я слушать эти байки,

И разговоры пьяных мужиков:

Про тёлок, про репосты, смайлы, лайки....

И та любила... И на ту готов...


Да в зеркало всмотритесь, петухи:

Кому до вас есть дело? Вы ж бухи!


(Входит Незнайка в кожаном прикиде и огромной ковбойской шляпе. Золотая цепь на шее килограмма два и со всех карманов торчат пачки денег. За ним следом - Синеглазка, пьяная, злая, никому, кроме влюблённого в неё Незнайку и на фиг не нужная.)


Незнайка:


- Ну вот и мы! Добравшись наконец,

Всех вас приветствуем...


Мальвина:


- Вот, писец!


Синеглазка:


- Приветствую! Кто тут хотел стриптиз!


Карандаш (сонно):


- О браво, браво! Бис!


Незнайка:


- Любимая! Потише, умоляю!


Синеглазка:


- Отстань, болван! Тебя я знать не знаю!

Катись к чертям и ты, и твои бабки!


(Синеглазка блюет за штору в углу окна)


Незнайка:


- Любимая, прошу. Любые тряпки,

Тебе я завтра вновь напокупаю.

Лишь помолчи!


Мальвина:


- Закипаю!


Самоделкин:


- Высокие, однако отношения...


Мальвина (обращаясь к Незнайке):


- Мужчина, я прошу прощения...

У вас такой приятнейший акцент!

Случайно вы не немец?


Незнайка:


- Нет!


Буратино (смеясь):


- Да из него такой же иностранец,

Как из меня - еврей!


Мальвина:


- Вот, засранец!


Незнайка (Синеглазке):


- Пойдем в уборную скорей, любовь моя!

Ты кофту перепачкала, блюя...


(Незнайка и Синеглазка уходят в ванную...)


Мальвина:


- Я этого не вынесу! Какие страсти!

Какой мужчина! Бабки, все при нем!


Буратино:


- Пока она в уборной, безопасней,

В кладовке нам укрыться. Друг, пойдем!


(Из ванной выходит Красная Шапочка в резиновой

алой шапке для плаванья и больше ни в чем)


Красная Шапочка:


- Там крики, ругань... А я так устала.


Мальвина:


- Она устала?! В ванной хохотала,

И брызгалась водой почти пол дня.

Шалава голая!


Красная Шапочка:


- Вы это - про меня!

Я вам не голая, я лишь обнажена.

Налейте ка, джентльмены, мне вина!


Буратино:


- За дам! До дна и стоя! Весь бокал!


Самоделкин:


- За вечный эротический финал!



ФИНАЛ.


Под вечер снова все там нажрались...

На третий день по сказкам разбрелись.

На то и праздники - гулять корпоратив.

А эта пьеска - только лейтмотив...)))






* все персонажи вымышлены, любые совпадения

с пользователями данного сайта искать бессмысленно)))

Написано по мотивам произведений Олеся Подеревянского...

Близькі за тематикою матеріали читати в розділі Пародія

Пропонуємо ознайомитися з наступною публікацією автора «До ювілею Кобзаря / Вірш | Гречин Юрий». Якщо Ви пропустили, до Вашої уваги попередня публікація «Предчувствуя конец / Стихотворение | Гречин Юрий». Ще більше Ви зможете прочитати на персональній сторінці автора Гречин Юрий.


Сподобалось? Чудово? Класно? Корисно? Нецікаво та посередньо?



Можливо Вас зацікавить:

Обговорення

Візьміть участь в обговоренні твору

Мене звати: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора
 08.03.2018 20:34  КАЛЛИСТРАТ => © 

Спасибо пан Юрий, отлично!

Ну, люди творческие и что-то это мне напомнило ещё из прошлого века, такое родное, что, может и вспомню))))) 

Публікації автора Гречин Юрий

Літературні авторські твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя тощо