Сучасні вірші, проза, твори Літературні твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя
Корзина: +0

 [Логін]
 [Пароль]
30.05.2018 16:22Роман
 
Огненная чаша
Рейтинг: 5 | 1 гол.
Без обмежень
© Анатолій Валевський

Огненная чаша

Часть №2
Анатолій Валевський
Опубліковано 30.05.2018 / 46203

На седьмой день совместного пути в отдалении слева показалась сплошная стена дремучего леса. Мощные, в два - три обхвата стволы могучих деревьев высоко возносили густые темные кроны, которые, переплетаясь вверху разлапистыми узловатыми ветвями, образовывали плотный непроницаемый для солнечных лучей свод. Подлеска почти не было, и пространство между стволами просматривалось шагов на сто. Но дальше все тонуло в зеленом полумраке.

С любопытством разглядывая молчаливый угрюмый лес, Ратон поинтересовался:

- Что это за дебри?

- Голодный лес, - коротко ответил Аргнар, неодобрительно покосившись на усмехнувшегося попутчика.

- Прости, друг, я в этих краях впервые, - признался Ратон. - И мне интересно, почему у этого леса такое странное и пугающее название? Может быть, в нем обитают какие-нибудь чудища?

Аргнар нахмурился, а затем нехотя ответил:

- Есть там что-нибудь или нет - мне не ведомо, я в этой чащобе не бывал ни разу. Только ни один из тех смельчаков, что рискнули разведать Голодный лес, обратно не вернулись. Наверное, потому у него такое название. Старожилы из крепости, куда мы едем, поговаривают, что это проклятый лес. Его корни с жадностью пьют гнилую омертвелую воду Безмолвных топей...

Немного помолчав, Аргнар в свою очередь задал вопрос:

- А ты едешь в Скурбел наниматься на службу или как?

- Я уже состою на службе. Еду к советнику Муриду, - спокойно ответил Ратон.

Аргнар удивленно вскинул бровь, но промолчал.

Мурид был главным придворным магом герцога Хэдмира и пользовался среди тамошней знати большим влиянием. Аргнар несколько раз встречал его в личных покоях герцога, и маг ему вовсе не понравился. Уж слишком услужлив и суетлив был Мурид в присутствии правителя. Его маленькие, как у свиньи, бегающие глазки никогда не смотрели прямо, прячась в глубоких норах глазных впадин. Ходили какие-то неясные слухи о том, что он будто бы тесно связан с темными колдовскими силами и тайно занимается запрещенными обрядами, хотя, скорее всего это были только досужие вымыслы. Аргнар не очень-то верил им, но и к Муриду относился достаточно настороженно, подсознательно чувствуя, что с этим магом не все чисто.

"Интересно, какое дело может быть у Ратона к Муриду? Не похоже, чтобы такой воин состоял на службе у этого мерзкого чародея..." - с сомнением подумал Аргнар, но вслух ничего не произнес, посчитав, что это его не касается.

За незатейливой беседой время летело незаметно.

День все быстрее клонился к вечеру. На западе еще тлел, догорая последними углями, багровый закат, а с востока уже вкрадчиво подступали мягкие сумерки, неся с собой освежающую прохладу приближающейся ночи. На быстро темнеющем небосводе робко просияли первые звезды и рассыпались мигающим жемчужным бисером. Голодный лес, подернутый сизой дымкой, словно бы осмелел и придвинулся вплотную к тракту. Беспокойно зашелестели, потревоженные внезапно налетевшим северным ветром, листья. В глаза ударила колючая пыль.

Махнув рукой, Аргнар пришпорил своего коня и поскакал вперед, туда, где у обочины дороги виднелось ветхое приземистое строение полуразрушенного трактира. Ратон последовал за ним, прикрывая лицо от пыли полой плаща.

Перекошенные полусгнившие двери с протяжным скрипом раскачивались на единственной уцелевшей петле, то открывая, то закрывая темный проем входа. Над ним висела растрескавшаяся и потемневшая от времени и дождей дубовая доска, на которой еще виднелась полустертая надпись на малурийском языке - "Приют странника". Поговаривали, что здесь в незапамятные времена однажды останавливался сам великий владыка Малурии - Элабор Светлоликий. Тогда он, будто бы, тайно путешествовал по дорогам Вальгарда под видом одинокого странника, желая собственными глазами посмотреть на жизнь простолюдинов. Но было так на самом деле или нет, никто толком не знает. Уже более трех столетий минули с тех пор, как не стало Элабора, а вслед за ним безвозвратно сгинула и сама легендарная Малурия. За одну страшную ночь вздыбился из недр земли Гиблый кряж, навсегда перекрыв реку Старицу, чье сухое русло и поныне, петляя по землям Вальгарда, доходит до южного побережья материка к самому Предельному морю. Воды реки Кипейной и Подгорной, ранее питавшие Старицу, устремились в гигантский провал, образовавшийся на месте цветущих пышных лугов, постепенно заполнив его до краев. Мертвым озером прозвали его немногие уцелевшие беженцы. Они нехотя шепотом говорили о том, что великая процветающая Малурия отныне стала Потерянным краем, и более не принадлежит людям. Будто пришли ужасные и непобедимые силы первозданной тьмы, которым никто из живущих не может противостоять. На более подробные расспросы беженцы упорно не отвечали и, пряча глаза, спешили быстрее уйти, словно опасаясь чего-то.

Как-то несколько лет назад Аргнар и сам побывал у Охранных холмов в пустующей крепости Асдар. Он собственными глазами видел омертвелый Сухой лес. А над клыкастыми вершинами Карных гор лениво и зловеще клубилась Вечная мгла.

Покровом мрачной тайны было окутано все происходящее в Потерянном крае. Неоднократно отряды отчаянных смельчаков, а бывало и властолюбивые бароны, влекомые легендарными сокровищами бывшей Малурии, отправлялись пытать удачу за Охранные холмы. Да только никто из них оттуда так и не вернулся - сгинули, как в воду канули. Постепенно некогда богатые плодородные земли вокруг Малурии опустели. Главный тракт Вальгарда, пересекающий с запада на восток весь материк и проходивший через Малурию от Западных ворот до Сторожевых гор, совсем пришел в упадок. Им пользовались лишь на протяжении от крепости Скурбел до Беренграда - маленького городка за Безымянной пущей, откуда далее вел долгий Обходной путь, огибающий с юга Гиблый кряж. Эта местность была совершенно пустынна. Лишь родовой замок Мелрода, в котором нынче правил барон Греттир, гордо стоял на своем извечном месте вопреки зловещим пророчествам досужих злопыхателей, как незыблемый утес.

Спрыгнув с коня у самого входа, Аргнар отдал поводья Ратону, а сам, обнажив меч, осторожно шагнул внутрь заброшенного трактира. Приходилось быть начеку: в последнее время участились случаи таинственного исчезновения людей, а то и торговых обозов на Малурийском тракте. Поговаривали о нечистой силе, но Аргнар предполагал, что это, скорее всего, дело рук одной из многочисленных мародерских шаек, время от времени появлявшихся в окрестностях Свободных поселений.

Тщательно обследовав комнаты нижнего этажа, Аргнар крадучись поднялся наверх по ветхим ступенькам полусгнившей лестницы. На втором этаже сквозь дыры в обвалившемся потолке проглядывало далекое звездное небо. Холодный ветер-бродяга, влетая сквозь разбитые ставни, кружил по широкой комнате сухие прошлогодние листья и какой-то старый мусор.

Потревоженное появлением человека, в дальнем углу завозилось семейство филинов. Громко хлопая крыльями, они вылетели через пролом в стене. Вскоре в отдалении раздалось их недовольное уханье.

Вернувшись к выходу, Аргнар объявил:

- Судя по всему, здесь уже давно никого не было. Никаких следов... Остановимся на ночлег в этом доме.

- Погода быстро портится - согласился с ним Ратон. - Лучше уж худая крыша, чем открытое небо над головой, если дождь пойдет. Да и перекусить не помешало бы...

Он завел обеих лошадей внутрь строения, расседлал и задал им корм из седельной сумки. Затем плотно прикрыл входные двери, подперев их изнутри валяющимся на полу толстым колом, и занялся исследованием левого крыла здания.

В это время Аргнар приводил в порядок соседнюю комнату, выбранную им для ночлега. Он сгреб в сторону мусор, расчистив проход к двери, вытер длинный треснувший стол и разложил на нем скромный походный ужин. После этого, притащив из угла большущую охапку соломы, расстелил ее на старой широкой лежанке, что стояла сбоку от грязного запыленного окна.

Вошел Ратон. С сожалением глянув на стылый камин у задней стены комнаты, он произнес:

- Жаль, что нельзя согреться...

- Да уж, - поддержал его Аргнар. - Согреться бы не помешало. Но зажечь сейчас камин, это значит оповестить о нашем присутствии здесь всю округу на много лиг во все стороны, а встречаться с мародерами на ночь глядя не хочется.

- Ничего, доброе вино подарит нам тепло.

- Моя фляга уже опустела...

- Зато в моей хмельной влаги еще достаточно.

Ратон выложил на стол пузатую флягу, украшенную витой черненой надписью на неизвестном языке. Скользнув по ней взглядом, Аргнар подвинул к нему кружки и, когда они наполнились, поднял свою и неспеша сделал несколько небольших глотков, оценивая напиток. Его брови удивленно поползли вверх. Он с интересом взглянул на попутчика и промолвил:

- Славное винцо... Я знаю только одно место во всем Вальгарде, где произрастает эта лоза.

- Я купил его в Эрденехе, - как ни в чем не бывало, отозвался Ратон, медленно потягивая вино.

- В таком случае, вместо того, чтобы ехать вокруг Безымянной пущи, тебе нужно было сразу за Соленым озером свернуть с Асдарской дороги на Южный тракт. Тогда ты уже давно был бы у Мурида.

- Да, ты прав. Но мне пришлось заехать в... Беренград. Поэтому я и сделал такой круг.

Противоречий в этом действительно не было, и Аргнар успокоился. Уже заканчивая поздний ужин, он услышал, как по крыше бывшего трактира дробно застучали крупные капли дождя. Внезапно налетел резкий порыв холодного северного ветра. Где-то на втором этаже громко хлопнули ставни, что-то затрещало. Дом наполнился какими-то загадочными звуками, словно невнятно бормотал и вздыхал, жалуясь на свое одиночество.

- Вовремя мы нашли приют, - проворчал Аргнар. - Пора устраиваться на ночлег...

- Отдыхай первым, я покараулю, - предложил Ратон. - Что-то сна ни в одном глазу... Сменишь меня после полуночи.

- Договорились.

Аргнар без лишних слов улегся на кровать, завернулся в плащ и почти мгновенно уснул, привычный к походным условиям. Ратон с уважением смотрел на прославленного ветерана меча. Умение вот так, с ходу погружаться в крепкий сон говорило об уравновешенной сильной натуре. Аргнар спал тихо, не ворочаясь. Его дыхания почти не было слышно, но правая рука даже во сне крепко сжимала рукоять верного меча.

Пересев поближе к двери, Ратон поставил перед собой меч, сложил руки на крестовине и расслабленно оперся на стену. Мало-помалу жесткие черты лица начали разглаживаться, уступая место какой-то печальной задумчивости. Что-то легонько коснулось левой щеки воина, робко щекоча ее, словно мягким перышком. Повернув голову набок, Ратон увидел бледный зубчатый листок. Карабкаясь по стене и цепляясь за каждый выступ, вился слабый хрупкий плющ. Как он рос в таком полумраке - было непостижимо, однако рос. Жизнь всегда берет свое.

"По древнему поверью плющ предрекает привязанность, - неожиданно вспомнил Ратон, оглянувшись на спящего спутника. - А ведь и в самом деле очень похоже на то. Всего семь дней мы вместе в пути, а я уже привязался к нему, как к старому знакомцу. Жаль, что мы служим разным хозяевам..."

Испуганно всхрапнула лошадь, переступая с ноги на ногу, это прервало его размышления. Мгновенно подобравшись, словно готовясь к прыжку, Ратон изготовил меч, одновременно с этим настороженно прислушиваясь. Кроме монотонного шелеста дождя и унылого завывания ветра больше никаких звуков не доносилось, но в воздухе ощущалось что-то тревожное. Внезапно из черного провала закопченной пасти камина появилась призрачная серая фигура, окутанная слабым зеленоватым свечением. Она качнулась, словно замерев в нерешительности, а затем медленно поплыла к Аргнару, протягивая к нему костлявые руки и что-то с присвистом шепелявя.

Ратон резко вскинул вверх растопыренную левую ладонь, на безымянном пальце которой холодно блеснул перстень необычной формы. По форме он отдаленно напоминал череп какого-то неведомого существа со вставленными в глазницы темными, похожими на капли смолы, камнями.

Призрак замер на месте, словно пригвожденный.

- Приказываю тебе именем Повелителя: уходи! - тихо произнес Ратон, делая отстраняющий жест правой рукой.

Призрак вздрогнул и, мучительно простонав, выметнулся через дымоход камина, не осмелившись перечить воле обладателя перстня.

В то же мгновение с постели беззвучно вскочил Аргнар, словно и не спал вовсе. Быстрый оценивающий ситуацию взгляд по сторонам, плотно сжатые губы говорили о его готовности к бою. Обнаженный меч уже был в руке.

- С кем ты говорил? - напряженным голосом спросил он.

Стараясь казаться спокойным, Ратон ответил:

- Извини, что потревожил твой сон. Задумался я и не заметил, как заговорил вслух сам с собой.

- А мне показалось... - Аргнар с сомнением покрутил головой. - Ну да ладно...

Он снова завалился на кровать и через минуту уже уснул. Печально улыбнувшись, Ратон вновь погрузился в раздумья.

Время летело незаметно. Близилась полночь. Вскоре дождь прекратился. Затих, угомонился и порывистый ветер, сморенный ночной дремой. На постепенно расчистившемся небе вновь зажглась щедрая жемчужная россыпь мерцающих звезд. Пугливый молодой месяц, словно сомневаясь, робко выглянул из-за верхушек темного массива Голодного леса и медленно поплыл по ночному небосклону, разливая по безмолвной спящей равнине молочно-белое сияние. Ночь. Тишина. Пора волшебных сновидений, пугающее и манящее таинство неведомого и необъяснимого.

Когда месяц преодолел половину своего извечного пути, Ратон разбудил товарища, а сам улегся на его место и уснул.

Остаток ночи прошел спокойно, а с первыми лучами восходящего солнца воины были уже в седлах и продолжили путь.

Через три дня у развилки, где Малурийский тракт принимал в себя Южный, они присоединились к небольшому отряду воинов-пограничников. Те возвращались в крепость Скурбел от горного перевала у Лесной гряды на самой границе Свободных поселений. Это были опытные закаленные в походах бойцы, привыкшие к тревожной и полной опасностей жизни приграничья. Обменявшись с Аргнаром несколькими скупыми фразами, командир отряда взмахнул рукой, и конники перешли на резвую рысь. Они спешили в крепость, чтобы еще сегодня до темноты сбросить в казарме порядком поднадоевшие запыленные доспехи и отдохнуть за чашей доброго вина в трактире старого Кугера.

Наконец впереди показались острые зубья Сторожевых гор. По мере приближения к ним, заснеженные вершины вздымались все выше и выше, вонзаясь, казалось, в саму небесную твердь. Алое зарево заходящего солнца вовсю горделиво полыхало на заледенелых шапках величественных гор. Седые неприступные перевалы кутались в сумеречную дымку морозного тумана, слегка подкрашенного стылой синевой. Огромные скалистые уступы, словно окаменевший водопад, каскадами спускались в широкую долину, подобно ступеням гигантской лестницы, чтобы далеко внизу рассыпаться диким нагромождением базальтовых обломков.

Непоколебимы и неприступны высокие Сторожевые горы, отгораживающие независимое герцогство Форван от всего остального Вальгарда. От северного берега Студеного океана до пустынного побережья Предельного моря нет в цепи этих величественных гор ни одной лазейки, через которую мог бы проникнуть враг. Лишь одно-единственное узкое ущелье, в которое упирался древний Малурийский тракт, вело в земли свободного Форвана. Но от края и до края это ущелье перекрывали гордые и мощные бастионы крепости Скурбел, чьи толстые двустворчатые ворота из бронзы открывались только для того, чтобы впустить или выпустить большие торговые караваны. Для небольших отрядов и одиноких путников имелись малые боковые ворота, через которые могло проехать не более двух всадников одновременно. Над этими воротами на прочных кованых цепях висела массивная стальная решетка. В случае опасности ее сбрасывали вниз, мгновенно перекрывая вход. Три яруса бойниц для лучников и копейщиков денно и нощно щерились на непрошенных гостей стальными оголовками тяжелых стрел. На высоких дозорных башнях, откуда Малурийский тракт просматривался на много лиг, круглые сутки дежурили остроглазые караулы гвардейцев, примечая и докладывая обо всем, что творилось за пределами герцогства. Ничто не могло укрыться от их взоров.

Офицер стражи беспрепятственно пропустил отряд пограничников, вернувшийся из дозора. Признал он и Аргнара, отсалютовав ему мечом, но Ратону дорогу заступил, подняв перед ним левую руку останавливающим жестом. Тотчас, ощетинившись грозными наконечниками в ладонь шириной, придвинулись закованные в броню копейщики. С такими-то так запросто не поспоришь.

- Кто такой и по какому делу прибыл в Форван? - зычным голосом осведомился офицер.

- Свободный воин Ратон, еду к придворному магу Муриду... - ответил попутчик Аргнара.

- С какой целью?

- По приглашению.

- Предъяви...

Ратон неспеша достал из седельной сумки свиток с гербовой печатью герцогства и спокойно подал офицеру. Тот развернул его, быстро пробежался цепким взглядом по строчкам и удостоверившись в подлинности подписи приглашавшего, удовлетворенно кивнул головой, возвращая свиток всаднику. Шагнув в сторону, офицер приказал своим подчиненным:

- Пропустить!

Аргнар дожидался Ратона за первыми воротами. Дальше уже вместе они беспрепятственно проехали ворота второй и третьей крепостной стены. Очутившись на большой, мощенной гранитными плитами, внутренней площади крепости, Аргнар придержал коня и обратился к Ратону:

- Тут мы с тобой, приятель, пожалуй, простимся. Я не буду надолго задерживаться в Скурбеле, а поеду прямиком в столицу.

- Ну что ж, я собираюсь сделать то же самое.

Аргнар скупо улыбнулся.

- Тогда нам непременно стоит заглянуть в трактирчик старины Кугера и немного подкрепиться, - предложил он, сворачивая в маленькую боковую улочку.

Через некоторое время спутники подъехали к двухэтажному зданию. Над добротным широким крыльцом излюбленного гвардейцами крепости трактира "Отведи душу" ярко горел большой фонарь, вокруг которого роились ночные бабочки и мотыльки. Из приоткрытых дверей неслась разухабистая песня:


Заглянул монах в трактир

И попал как раз на пир:

Всех хозяин угощал -

Дочку замуж отдавал.

Чашу крепкого вина

Осушил монах до дна,

Огляделся, усмехнулся -

За второю потянулся.

А как третью осушил,

Разошелся от души:

Подвернул повыше рясу

И задал такого плясу,

Что и знатному танцору

У него учиться впору.

До утра монах плясал,

А потом под стол упал.

Он лежал под ним, как пень,

И храпел, храпел весь день.

Только к вечеру проснулся,

Вновь к бочонку потянулся:

"Эх, трактирщик... жизнь одна...

Наливай скорей вина!"


Дружный громкий хохот, одобрительные выкрики, свист и улюлюканье изрядно захмелевшей публики были щедрой наградой веселому певцу.

Аргнар и Ратон спрыгнули на мостовую, привязали поводья своих коней к брусу под окном и вошли в трактир.

Внутри трактира было жарко и шумно. Опытные слуги ловко сновали среди тесно расставленных столов, разнося кружки с пенистым пивом, вино и закуски. При виде вошедших разноголосый шум разом притих. Все дружно повернули головы в сторону новоприбывших, откровенно оценивающе разглядывая их. Из самого дальнего угла, окутанного клубами густого табачного дыма, раздался глубокий раскатистый бас:

- Ба... да это никак Странник собственной персоной!

Говоривший был широкоплечим здоровяком в повседневном мундире гвардейца. Его правый глаз закрывала плотная черная повязка. Он взмахнул огромной лапищей, радостно осклабившись при виде давнего приятеля.

- Привет, дружище! Что-то давненько я тебя не видел. Где ты пропадал так долго?

Аргнар поднял руку в ответном приветствии, скупо улыбнулся и уклончиво ответил:

- По службе... А ты, Одноглазый, как я вижу, из трактира и не вылезаешь вовсе?!

Здоровяк добродушно хохотнул и, хлебнув из огромной кружки очередную изрядную порцию, беззаботно заявил:

- А что еще делать остается? Сейчас мирное время, и мой меч пока отдыхает, боюсь только - скоро совсем заржавеет. Караульная служба не по мне - сплошная скукотища, аж с души воротит. Ну, ты и сам знаешь не хуже меня! Вот на прошлой неделе вроде бы объявили тревогу. Ну, я и обрадовался сдуру: думал, хоть душу отведу - мечом помахаю вволю. Но это, как оказалось, наши лопухи-дозорные на сторожевых башнях спросонья ложный сигнал протрубили - торговый караван за вооруженный отряд мародеров приняли. А ты к нам надолго, или как?

- Проездом. Спешу в столицу.

- Так ты, наверное, ничего и не знаешь?

- А что случилось? - насторожился Аргнар.

- Говорят, будто бы наш герцог...

Но тут сосед по столику сильно толкнул Одноглазого в бок и что-то быстро прошептал ему на ухо, тревожно косясь по сторонам. Здоровяк недовольно нахмурился, на мгновение запнулся, а затем как-то неохотно закончил:

- Ну... в общем, в Панграде сам все узнаешь...

Словно внезапно потеряв интерес к разговору, Одноглазый, устало ссутулившись, уткнулся в свою кружку и больше за весь вечер не проронил ни звука.

Аргнар и Ратон устроились за круглым столом у резной деревянной колонны, подпирающей невысокий потолок трактира. К ним с достоинством подошел рослый седовласый старик с обветренным суровым лицом, на котором виднелось несколько старых шрамов, - сразу видно, что из бывших вояк. Это и был сам Кугер - хозяин трактира.

- Привет, Странник! Давно ты ко мне не наведывался... Что нового творится в мире Вальгарда? - спросил он, ставя на стол перед посетителями большое деревянное блюдо с розовой ветчиной и резаным сыром, - Не слыхал ли чего интересного, необычного за время своего путешествия?

- А что именно тебя интересует, старый лис? - прищурился Аргнар, придвигаясь поближе к столу.

Ратон, казалось, вовсе не интересовался разговором. Вынув из ножен узкий длинный кинжал, он сосредоточенно нарезал ветчину крупными ломтями. Затем придвинул поближе глиняные кружки и наполнил их до половины густым красным вином, источающим терпкий медвяный аромат.

Между тем седой трактирщик оперся тяжелыми кулачищами на край стола, жалобно скрипнувшего под его напором, и, подавшись вперед, заговорил вполголоса:

- Может, - правда, может, - нет, а люди всяко-разно болтают. Говорят, будто бы объявились на дорогах Вальгарда какие-то загадочные всадники в черных плащах...

- Что ж тут загадочного?! В Скурбеле каждый второй щеголяет в черном плаще. Вот хоть бы я, или Ратон... - кивнул головой Аргнар в сторону своего спутника.

- Это совсем другое дело. Тех таинственных всадников, о которых я тебе толкую, говорят, видали въезжающими на закате в покинутую крепость Асдар. А скажи мне: какой добрый воин сунется на ночь глядя в Потерянный край?! То-то! Как только заметишь такого, сразу жди неприятностей... А еще, слышно будто бы Вечная мгла поднялась уже над Карными горами и вот-вот хлынет на землю Вальгарда. Тогда-то и наступит конец всему...

- Я эти бабские сказки сызмальства слышу, - разочарованно отмахнулся Аргнар. - А Вечная мгла, где была испокон веков, там и остается по сей день.

- Бабские сказки, говоришь?! - мрачно усмехнулся Кугер, качая головой. - Ну-ну...а Мертвое озеро, Сухой лес - это что, тоже сказки?! Я уж и не говорю о Междуречье... Сколько там народу сгинуло без следа - не меряно!

- Ну, может быть, там что-то и есть, - нехотя согласился Аргнар. - Только ведь в Междуречье все равно никто нынче не бывает, а придумывать байки одна другой страшнее любой трактирный забулдыга горазд. Ты мне лучше вот о чем скажи: что в Панграде-то творится, какие оттуда новости?

Аргнар сделал несколько глотков вина и занялся ветчиной, приготовившись слушать. Но Кугер лишь хмуро покачал головой в ответ. Пожелав гостям приятного аппетита, он как-то суетливо удалился, словно чего-то испугавшись.

- Что тут происходит? - раздраженно проворчал Аргнар, отодвигая кружку. - Никто ничего толком сказать не хочет, словно боятся чего-то или кого-то! Только и разговоров, что о каких-то загадочных черных всадниках да о Потерянном крае. Нужно будет выбрать время, наведаться туда и самому на месте разобраться, как следует во всем, посмотреть, что там к чему...

Ратон искоса глянул на него, но промолчал. Не произнеся более ни слова, попутчики наскоро завершили ужин и, расплатившись с хозяином трактира, вышли на ночную улицу.

Синее холодное небо встретило их россыпью ярких звезд, равнодушно взирающих на землю из невообразимых далей. Вокруг было тихо и спокойно. В окнах домов уже почти всюду погасли огни. Лишь со стороны крепостных ворот доносились голоса перекликающихся по ночному времени стражников.

- Скажи мне, друг: ты и в самом деле хочешь пробраться в Междуречье или так просто интересуешься? - спросил Ратон, прикоснувшись к плечу Аргнара.

- Да, не мешало бы разобраться, в чем там дело. Вот вернусь из столицы, соберу с десяток проверенных гвардейцев-добровольцев - и айда за Охранные холмы! Может, и ты со мной?

Ратон отрицательно и даже как-то задумчиво покачал головой. Неожиданно он посмотрел прямо в глаза Аргнару - словно два темных бездонных колодца пробуравили ночную темень. Глухим хриплым голосом Ратон твердо промолвил:

- Не ходи в Потерянный край!

Аргнар недовольно сдвинул брови, собираясь возразить, но в голосе нового товарища ему почудилось что-то предостерегающее. Какая-то неясная, скрытая угроза таилась за этими, казалось бы, простыми словами.

- Что-то я ничего не пойму! - произнес он после минутного молчания. - Все кругом говорят обиняками да недомолвками, словно уже нормального человеческого языка не осталось. И ты туда же! Если знаешь что - говори толком, а нет, так не мешай!

Одним движением вскочив на коня, Аргнар, не оборачиваясь, поехал к задней стене крепости, за которой простирались исконные земли герцогства Форван.

Ратон провел его сожалеющим взглядом и, прыгнув в седло, отправился следом. Он догнал Аргнара уже за стеной на равнине и, приноровившись к его скорости, поехал рядом. Так они и двигались молча почти всю ночь, пока впереди не показались центральные ворота Панграда.

У пылающего костра грелись привратники. Заслышав приближающийся цокот копыт, они живо вскочили на ноги и, выставив перед собой длинные пики, принялись вглядываться в темноту, тараща глаза после яркого света костра.

- Стой! Кто идет?! - крикнул один из них, очевидно старший. - Предъяви подорожную!

- С каких это пор в Форване для того, чтобы вернуться в город, понадобился пропуск?! - отозвался Аргнар, придерживая коня перед нацеленными в него остриями.

Начальник стражи поднял факел над головой, щурясь по ночному времени. Узнав говорившего, он приказал опустить копья и подошел к всадникам поближе.

- Тебя, Странник, давно уже не было в городе. Теперь там совсем новые порядки. Я вас, уж так и быть, пропущу по старой памяти, но пораньше утром явитесь в канцелярию и доложите о своем прибытии. Таков приказ...

- Чей?

- Советника герцога - Мурида.

- Почему распоряжается чародей, а не герцог Хэдмир?

- Герцог... болеет...

Начальник ночной стражи, не выдержав Аргнарова взгляда, смущенно опустил глаза, что-то зло пробормотал себе под нос и вернулся к костру.

Всадники въехали в столицу и остановились посреди улицы. Ратон протянул Аргнару руку.

- Прощай! Спасибо тебе за все!

Аргнар пожал его крепкую ладонь и уже собрался, было, отправиться к себе в казарму, но неожиданно Ратон задержал его. Отстегнув застежку плаща, он снял с шеи амулет в виде многолучевой остроконечной звезды на серебряной цепочке и протянул его Аргнару. В центре амулета теплился большой кроваво-красный рубин. Казалось, что он живой и дышит, переливаясь тяжелыми багряными волнами.

- Этот амулет оберегал меня от многих неприятностей, - промолвил Ратон. - Возьми его, быть может, когда-нибудь он пригодится тебе. А теперь прощай!

Ратон слегка тронул поводья и вскоре растворился в темном переулке, ведущем в сторону дворца правителя.

Какое-то время Аргнар молча смотрел ему вслед, затем глубоко вздохнул, надел на шею подарок своего таинственного попутчика и, мерно покачиваясь в седле, неспеша отправился в сторону гвардейских казарм.

"Жаль, что приходится расставаться, - думал он. - Судя по всему, Ратон добрый малый и смелости ему не занимать. С таким товарищем можно было бы и в Потерянный край наведаться... Интересно, что же он такого знает о тех неведомых местах, что пытался меня отговорить? Ну да ладно, разберемся. Авось на днях свидимся: попытаюсь его разговорить..."

Но ни через день, ни через два Аргнар Ратона нигде не встретил - тот, как сквозь землю провалился. Да и не до него стало, честно говоря. В герцогстве Форван и в самом деле происходило что-то невероятное, даже настораживающее. Начать хотя бы с того, что Аргнара не допустили к герцогу Хэдмиру - а такого еще никогда прежде не бывало! Доклад принимал советник Мурид - толстый, лысоватый человек с обрюзгшим неприятным лицом. Его маленькие бегающие глазки ни на одно мгновенье не останавливались на месте, словно он боялся встретиться с собеседником взглядами.

Приняв письмо и терпеливо выслушав доклад, Мурид отпустил Аргнара. Но не успел воин доехать до казарм, как его догнал посыльный с письменным предписанием, в котором значилось, что ему, Аргнару, надлежит немедленно отправляться для несения гарнизонной службы в крепость Скурбел до особого распоряжения. Предписание было подписано рукой герцога Хэдмира.

Слегка озадаченный таким неожиданным поворотом дел, но с явным облегчением Аргнар покинул успевший ему изрядно опостылеть Панград. Суровая простота и вольница пограничья была ему больше по душе, чем лоск и вычурность столичной жизни.

31.05.2018 Проза / Роман
Огненная чаша (Часть №3) / Роман | Анатолій Валевський
Попередня публікація: 29.05.2018 Проза / Роман
Огненная чаша (Часть №1) / Роман | Анатолій Валевський
НадрукуватиПортфоліо автора
*Збереження публ. для прочитання пізніше
Чудово Добре Посередньо
Найновіше
14.06.2018 © Лора Вчерашнюк / Миниатюра
Притча о Дружбе
11.06.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
ЖИТИЕ ГАРНИЗОННОЕ...:)))
15.05.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
DIE ARBEIT, ПРОСТИ ГОСПОДИ:)))
14.05.2018 © Лора Вчерашнюк / Сказка
Сказка о Ёжике и его Любви
10.05.2018 © Лора Вчерашнюк / Рассказ
Незнакомка
Огненная чаша (роман фэнтези)
30.05.2018
Огненная чаша (Часть №2)
01.06.2018
Огненная чаша (Часть №4)
Сподобалось? Підтримай Автора, поділись посиланням:
Рейтинг: 5 (МАКС. 5) Голосів: 1
Переглядів: 11  Коментарів: 2
Тематика: Проза, Роман
ОБГОВОРЕННЯ
Мене звати: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора
 31.05.2018 18:14  © ... для Лора Вчерашнюк 

Спасибо, Лора, за отзыв! Дальше будет всё более и более... 

 31.05.2018 16:43  Лора Вчерашнюк для © ... 

Покой - начало бури, как обычно....

Интересно, Песня в трактире напомнила песню "Монах" , которая мне очень нравится-

Ішов монах із походу

Під морози, під негоду,

Чуть же він не змерз - (2)

Не знав монах, де подіться - Зайшов у кабак погріться, Збросив свой мундір - (2) Збросив мундір, ще й очки, Порвав ряси на клочки

Сам пошов плясать - (2) Наплясавшись, наігравшись,

З доброй волей розпрощавшись, Скочив на крильцо

Вдарив у кольцо.

Монах на коня садиться,

Під монахом конь резвиться Зеленим лугом - (2)

Конь лугом, лугом, лугом

Ходять дєвочки кругом.

Дєвки не знайшов -

До вдови пойшов.

Цілував, милував,

Роздушею називав,

Закричав - ура! - (2)

Ой ура, ура, ура

Сочинилася біда

Та й не малая - (2)

В Великоднюю суботу Побрасали всі роботу

Рухнули в кабак - (2) Мед їли, вино пили, Кабачника обдурили - Курили табак - (2) Накурившись табаку, Полягали на боку. Оця пісня вся

Кончилася. (По`ет "ДахаБраха" - фолкгруппа)

Спасибо за увлекательный труд)))

БЛОГ "ВІЛЬНІ ТЕМИ"
21.06.2018 © Суворий
Українці Польщі вимагають тих же прав, що й судетські німці (травень 1938)
20.06.2018 © Суворий
Зміниться польська політика проти українців (травень 1938)
20.06.2018 © Суворий
Справа української автономії в Польщі (квітень 1938)
19.06.2018 © Суворий
Чехословаччина в лабетах Москви (квітень 1938)
ВИБІР ЧИТАЧІВ
17.12.2014 © Микола Васильович СНАГОВСЬКИЙ
18.09.2013 © Тетяна Ільніцька
27.11.2014 © Серго Сокольник
14.02.2018 © Вітер
18.11.2014 © Сьомін Валерій Олексійович
12.09.2014 © Микола Васильович СНАГОВСЬКИЙ
Літературне інтернет-видання "Проба пера" ставить за мету сприяти розвитку української культури та мови. У нас можна відшукати твори українською та російською мовами сучасних авторів України. Всі доробки віршів, прози, публіцистики друкують завжди самі автори або редактори за їх особистою згодою. На літературному порталі тільки вірші та проза сучасників.
© "Проба Пера" | 2008 - 2018
admin@probapera.org

Редакція сайту не завжди поділяє погляди та політичні вподобання дописувачів, тому відповідальність за зміст творів несуть самі автори ©  Авторські права на твори застережені і належать їх авторам
© Передрук матеріалів в електронних ЗМІ та на веб-сайтах дозволений тільки за наявності гіперпосилання на probapera.org
© Право на передрук творів у паперових ЗМІ та іншій поліграфічній продукції (а також відтворення у будь-який спосіб в аудіо чи відео форматах) належить авторам і дозволений лише за їх письмової згоди