Сучасні вірші, проза, твори Літературні твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя
Корзина: +0

 [Логін]
 [Пароль]
01.06.2018 12:35Роман
 
Огненная чаша
Рейтинг: 0 | 0 гол.
Без обмежень
© Анатолій Валевський

Огненная чаша

Часть №4
Анатолій Валевський
Опубліковано 01.06.2018 / 46219

По сухому широкому руслу, где когда-то несла свои могучие чистые воды река Старица, таясь от случайных глаз, пробирался в северном направлении небольшой отряд тяжеловооруженных людей. Каждый из них вел в поводу лошадь с тщательно обернутыми тряпьем копытами. Уже больше месяца этот отряд упорно двигался к Гиблому кряжу, еще летней порой скрытно выйдя из Стерхада - столицы южного королевства Менткроуд. Три десятка бывалых бойцов - отчаянных головорезов решили попытать счастья, проникнув за пугающую завесу мрачной таинственности, окружающей бывшую Малурию, а нынче Потерянный край, как именовали ее с опаской жители Вальгарда. Опытные разведчики, загодя высланные вперед, вовремя докладывали, если в окрестностях Старицы появлялись люди. Тогда отряд затаивался, дожидаясь пока торговый караван или случайные путники скроются вдали, а затем вновь продолжал движение.

Предводитель, высокий чернобородый здоровяк по имени Мерглу, не хотел, чтобы весть о походе его дружины разлетелась по всему Вальгарду - лишняя слава была ему ни к чему. Он надеялся завладеть несметными легендарными сокровищами, которые по смутным слухам остались во дворце последнего правителя Малурии - Элабора Светлоликого. Правда в народе поговаривали о каких-то ужасах и чудищах, якобы обитающих где-то в Междуречье и хранящих все эти богатства для своего Правителя, имя которого даже никогда вслух не произносилось. Но Мерглу был не робкого десятка и никогда не верил в эти сказки, зато был уверен в существовании сокровищ и жаждал заполучить их.

"Это когда-то в глубокой древности, может быть, и были могучие маги и чародеи, но все они уже давным-давно сгинули без следа, - думал Мерглу. - Все эти чудища и колдовские штучки - досужие вымыслы и сплетни выживших из ума старух и глупых девок. Скорее всего, там, за Гиблым кряжем полным-полно разного хищного зверья, может быть, очень даже опасного, но уж с таким противником мои молодцы управятся запросто. Добрый меч и тяжелый боевой топор проложат прямую дорогу к заветным сокровищам, и тогда я свергну самозваного владыку Менткроуда с королевского трона, по праву наследства принадлежащего только мне!"

Мерглу мрачно усмехнулся. Он никак не мог смириться с тем, что простой народ вкупе со знатью отверг его отца-короля, а на высоком престоле воцарился самозванец Грумар. Лишенный своего законного права наследовать трон, бывший принц Менткроуда вынужден был стать обычным рядовым воином и влачить серую жизнь в армейских казармах. Будучи бесспорно смелым и удачливым, он постепенно продвинулся по службе и со временем стал офицером, но обиды не забыл и горел ненасытной жаждой мести.

- Эй, Мерглу, что делать-то будем? - окликнул его один из воинов. - Впереди русло перекрыто большим обломком скалы, а за ним еще хуже - начинается сплошной завал. Там мы себе запросто ноги поломаем, да и кони не пройдут...

- Вот уже Гиблый кряж недалеко - рукой подать. Дальше-то как пойдем? - спросил другой.

Вся дружина молча уставилась на предводителя в ожидании его решения. Они давно уже привыкли во всем полагаться на него. Мерглу прищурился, внимательно и неспеша разглядывая крутые базальтовые стены неприступных гор, густо иссеченные глубокими черными расщелинами, в которые и свет не проникал. И думать было нечего пробиться в Потерянный край напрямую.

- Выбираемся из русла на берег! - скомандовал Мерглу. - Пойдем вправо вдоль кряжа до Охранных холмов.

- А потом как?

- Молча. Войдем в Потерянный край и возьмем сокровища.

- Как бы самим там навсегда не остаться... - мрачно пробормотал молодой воин, с опаской поглядывая на темные кручи. При виде отвесных неприветливых склонов решительности у него явно поубавилось.

Мерглу зло ощерился, резко повернулся к нему и прорычал:

- Что, уже, поджилки затряслись?! Небось, в штаны наложил с перепугу, вояка?! Надо было дома оставаться у бабы под подолом!

- Так ведь говорят, что за Гиблым кряжем... - попытался возразить воин, но предводитель его резко оборвал:

- Говорят... говорят... а ты свое хлебало пошире разевай да уши развешивай, тебе еще и не такого понарассказывают! Говорят, что кур доят, а коровы яйца носят - размером с твою дурью голову!

Остальные радостно загоготали, дружески похлопывая смутившегося товарища по плечу и отпуская в его адрес плоские казарменные шуточки. Все явно развеселились, сбрасывая груз тревожного напряжения. Лица просветлели, плечи расправились.

- Все! Хватит ржать, как кони!! - остановил их Мерглу. - Вперед, к Охранным холмам!

Привычные к повседневным тяготам суровой походной жизни, люди тронулись в путь, один за другим выбираясь из сухого русла. Вокруг не было видно ни души. Оседлав коней и построившись в колонну, отряд поскакал на восток.

Воины настороженно косились на мрачные горы, чувствуя себя неуютно под их зловещей сенью. Ехали молча, не останавливаясь. Когда бесстрастное солнце уже скатилось с быстро темнеющего небосклона, а тени от гор слились с наступающими прохладными сумерками, отряд миновал самую крайнюю осыпь Гиблого кряжа с восточной стороны и замер у пустынных, заросших колючим кустарником Охранных холмов. Хоть как и хотелось Мерглу побыстрее перебраться через них, но и он хорошо понимал, что вот так с ходу, очертя голову лезть в Потерянный край на ночь глядя не стоит.

- Привал! - нехотя распорядился он, слезая с коня. - Костры не раскладывать, переночуем и так.

Некоторые бывалые воины из отряда встретили его распоряжение легким недовольным ворчанием, но возражать Мерглу в открытую не осмелился никто из них. Его уважали, как командира, да и (чего скрывать) слегка побаивались.

Почистив лошадей и задав им корму, искатели сокровищ уселись в круг за поздний холодный ужин. Ели молча. То ли вдоволь наговорились за долгую трудную дорогу, то ли близость древней загадочной Малурии запечатывала уста, только никто не проронил ни слова.

Мерглу сначала назначил часовых, которые быстро и бесшумно растаяли в сгустившейся тьме. Лишь после этого он уселся на старую полусгнившую колоду, поросшую жестким щетинистым мохом. Спать не хотелось. Близость цели волновала и не давала покоя. Если бы не ночная тьма, Мерглу прямо сейчас попытался бы проникнуть в Потерянный край.

Над пустынной безмолвной степью, словно притаившейся в ожидании чего-то пугающе-тревожного, повисла тусклая желтая луна. Похожая на головку сыра, она уныло заливала бронзовыми пятнами узловатые ветви немногочисленных скрюченных какой-то болезнью деревьев. На уступах мрачных гор лунные блики растекались лужами золота, а трещины и разломы провалились, казалось, в черную бездну, откуда веяло леденящим душу холодом и безнадежностью. Из Малурии, лениво переваливая через крутолобые холмы, сползали в долину липкие космы седого тумана. Он тягуче-медленно струился по мелким ложбинкам, заполнял темные глубокие впадины, плыл над землей, старательно цепляясь за каждый куст, за каждую травинку и оседая на них серыми капельками унылой осенней измороси.

Затаив дыхание, Мерглу внимательно вслушивался в ночную тишину, пытаясь уловить хоть какие-нибудь слабые звуки, доносящиеся из-за Охранных холмов, хоть какой-то намек на то, что их ждет там завтра, но все было напрасно. Потерянный край упорно хранил таинственное молчание. Да и с этой стороны ничего не было слышно, лишь изредка всхрапывала чья-нибудь лошадь или негромко бряцало оружие, ворочающихся во сне, солдат.

Тихо-тихо было вокруг, и Мерглу незаметно для самого себя задремал, опустив отяжелевшую голову на сильные руки. Последнее, что он успел заметить перед тем, как погрузился в беспробудный сон, был зыбкий темный силуэт, возникший неподалеку, словно бы из ниоткуда. Силуэт застыл над грудой камней, бесшумно покачиваясь в воздухе и ежесекундно меняя расплывчатые очертания.

Мерглу встрепенулся, было, но предательская сонная лень мертвой хваткой сковала его тело, баюкая и предвещая сладостные видения. Равнодушие полностью затопило сознание.

"Наверное, это кто-то из часовых..." - нехотя подумал он, окончательно проваливаясь в забытье.

Воин, охраняющий подступы к лагерю со стороны Гиблого кряжа, чувствовал, как его веки наливаются необоримой свинцовой тяжестью, норовя сомкнуться помимо его воли. Он несколько раз резко тряхнул головой, отгоняя сонную одурь, и встал, опираясь на короткое копье. Ему показалось, что над предводителем отряда хищно склонилась какая-то смутная тень... Или не показалось?..

- Эй, кто там? - неуверенно окликнул он, шагнув вперед.

Тень заколебалась и растаяла.

Воин осторожно приблизился к спящему крепким сном Мерглу, пристально, до рези в глазах вглядываясь в окружающую темень. Но все вокруг было тихо и спокойно.

- Тьфу, ты, - чертыхнулся часовой. - Видать, померещилось.

Он успокоился и вразвалочку вернулся на прежнее место, не ведая о том, что за каждым его движением следят холодные жестокие глаза, чуждые живому миру.

До самого рассвета ничто не нарушало тишину, и люди спали спокойно. Но, когда начало светать, туман, спустившийся ночью по склонам Охранных холмов, не истаял, как тому должно было быть. Наоборот, он словно еще больше сгустился, став липким и назойливым. Туман нахально забирался за шиворот. Он заползал под нательные рубахи холодным дыханием тоскливого осеннего утра, оседал на вороненых кольчужных кольцах мутно поблескивающей вуалью. Медленно, словно с натугой, над вершинами гор выкатывалось блеклое солнце, тускло просвечивая сквозь серую дымку.

Люди просыпались тяжело. Их лица были хмуры и озабочены, словно с похмелья. Стараясь не встречаться друг с другом взглядами, воины вяло завтракали. Они молчаливо обдумывали то, что им предстояло сегодня совершить. Пока шли сюда, о пугающей Малурии говорили как о чем-то далеком. Поход казался обычным, каких они в своей жизни раньше совершили немало. И вот уже вожделенная цель рядом, и, казалось бы, рукой подать, но предчувствие таинственной неотвратимо надвигающейся беды тяготило суровые души бывалых воинов, делая их замкнутыми и немногословными.

Мерглу окинул тяжелым взором притихший отряд и, рывком поднявшись на ноги, громко рявкнул:

- Подъем!

Его грозный голос тут же увяз в туманной кисее и мгновенно заглох, словно задавленный. Но свое дело он все же сделал: люди зашевелились, нехотя поднимаясь на ноги и оседлывая лошадей. Когда все были уже готовы, Мерглу первым вскочил на коня, еще раз окинул взглядом соратников и, тронув поводья, отдал команду:

- За мной! Отставших ждать не будем...

- А не отставших дома не дождутся... - мрачно проворчал кто-то за его спиной.

Поиграв желваками, предводитель отряда криво усмехнулся, но промолчал, сделав вид, что не услышал.

"Ничего, когда будут везти обратно тюки и сундуки полные золота и драгоценных камней, настроение у них будет совсем другое, - подумал Мерглу. - А пока... пока пусть себе ворчат, лишь бы за мечи да за топоры покрепче держались".

Пожухлая трава покорно сминалась под копытами лошадей и уже не распрямлялась. За притихшими всадниками оставалась неровная цепочка следов, ведущая к седловине межхолмья, за которой скрывалась окутанная вязким туманом пугающе-таинственная Малурия. Стук лошадиных копыт отзывался на безжизненных склонах голых холмов приглушенным бормотаньем. Казалось, что это сами Охранные холмы, потревоженные людьми от вековечной спячки, осуждающе ворчат на незваных гостей, посмевших нарушить их летаргический сон.

"Что за наваждение, - удивился про себя Мерглу. - Видно бабские байки и на меня подействовали. Так я скоро, того и гляди, поверю во всякую чертовщину..."

Он расправил пошире плечи и сделал глубокий вдох, пытаясь казаться веселым и беззаботным. Но внезапно поперхнулся и хрипло болезненно закашлялся, наклонившись к гриве коня. Безжизненная пустота в округе на всех действовала угнетающе, чувствовалось медленно растущее исподволь напряжение. Странно, но с тех пор, как отряд приблизился к границе Потерянного края, ни разу слуха людей не коснулся щебет птиц или какой-либо другой звук, издаваемый зверьем. Даже настырные и злющие в эту пору года ненасытные комары-кровососы, неустанно сопровождавшие людей от самых Тенгоровых болот, куда-то внезапно запропастились. Видимо и они тоже чувствовали себя в этих безлюдных краях неуютно. Пугающе-тихим было осеннее утро на подступах к Малурии.

Мерно покачиваясь в седлах, всадники шаг за шагом подымались по пологому склону и где-то к полудню въехали на седловину, откуда начинался крутой спуск в неведомую долину, затянутую густым, как кисель, туманом. Лишь впереди, примерно в пяти лигах, в плотной седой пелене унылого однообразия виднелся широкий рваный просвет. В нём взорам путников открывалась гладкая свинцово-серая водная поверхность.

- Море... - растерянно выдохнул кто-то из отряда.

- Дурья твоя башка! - откликнулся его сосед. - Откуда ж тут морю взяться?! Это озеро.

- Мертвое озеро... - хриплым голосом уточнил другой.

При этих словах все вздрогнули и невольно поежились, словно в лица им дохнул леденящий ветер.

Седоусый кряжистый Храгар - правая рука Мерглу во всех его многочисленных авантюрах и отчаянный старый рубака, громко хмыкнул и насмешливо произнес:

- Что, хвосты поджали?! Мертвое оно или живое, какая нам разница!! Подумаешь, огромная лужа...

- Верно говоришь, Храгар, - поддержал его Мерглу, выпрямляясь в седле. - Мы пришли сюда за сокровищами древних владык, и мы возьмем их! Никто и ничто не сможет нам помешать! Это говорю вам я, Мерглу! А вы мое слово знаете.

Он выдернул из ножен тяжелый широкий меч и уверенно воздел его над головой. Отблеск пробившегося в этот момент сквозь густой туман полуденного солнца полыхнул на клинке ярким светом, но внезапно потускнел, съежился и потух. Незримая тяжесть навалилась на Мерглу, вжимая его в седло и сгибая плечи. Тупая игла сомнения вошла под сердце. В голове мелькнула предательская мысль: "А может, пока еще не поздно, повернуть назад?" Но гордый и непреклонный характер решительно отверг ее.

- Вперед! - каким-то чужим, враз постаревшим голосом отдал распоряжение Мерглу, первым начав спускаться в долину. Он снова вложил в ножны свой верный меч, показавшийся ему в этот момент каким-то совершенно чужим.

За ним след в след двинулись остальные, до боли в глазах вглядываясь в непроглядную белесую пелену, обступившую отряд смельчаков со всех сторон. Кони ступали неуверенно, словно нехотя, и, если бы не понукание седоков, наверное, сами повернули бы обратно. Ни единого звука, ни шороха, ни дуновения ветерка - лишь напряженная тишина, наполненная невыносимо томительным ожиданием чего-то тревожного, неосознанного.

Постепенно крутой спуск в обширную долину стал более пологим и наконец, совсем закончился. Теперь отряд двигался уже по относительно ровной местности.

Мерглу сразу принял резко вправо, чтобы обойти Мертвое озеро стороной. Почему-то ему совсем не хотелось приближаться к скрытому туманом берегу, да к тому же и цель его путешествия лежала гораздо правее - в самой долине Междуречья, образованной течениями рек Подгорной и Кипейной.

Перед путниками в сырой дымке смутно замаячили какие-то раскоряченные темные силуэты. Все одновременно остановились, держа наготове оружие. Слегка выдвинувшись вперед, Храгар предостерегающе вздернул руку и громко окликнул:

- Стой! Кто идет?

Но ответа не последовало. Тогда он прищурился и, подавшись вперед, облегченно проворчал:

- Да ведь это всего-навсего деревья...

- Наверное, тот самый Сухой лес... - предположил Мерглу. - Вид у него, честно говоря, не очень...

Обнажив меч, он плечом к плечу с Храгаром первым осторожно въехал в странный лес. Сухие искореженные деревья тянули к людям цепкие узловатые ветви, покрытые морщинистой растрескавшейся корой, которая местами отстала и свисала полусгнившими лохмотьями. Они сплошной стеной заступали дорогу, заставляя отряд петлять между стволами и забираться все дальше и дальше вглубь омертвелого леса. На расстоянии десяти шагов уже ничего нельзя было разглядеть из-за клубящегося тумана, казавшегося живым. Он становился все гуще и словно бы обволакивал воинов плотным удушливым покрывалом. Стало трудно дышать. Туман забивался в легкие, вызывая хриплый кашель, оседал на ресницах клейкими маслянистыми каплями, холодил руки, нервно стискивающие оружие. Люди невольно жались друг к другу, затравленно озираясь по сторонам.

Одна из лошадей запуталась сбруей в переплетении колючих ветвей, рванулась в сторону, сбросила седока и умчалась, сломя голову, куда-то в неизвестность, испуганно заржав. Неожиданно с той стороны, куда ускакало внезапно обезумевшее животное, раздался громкий треск, тяжелый глухой удар, отозвавшийся в ногах людей дрожью. Послышался вопль смертельного ужаса, прерванный низким хриплым рыком. Вслед за этим наступила оглушительная тишина.

Воины испуганно переглянулись, плотнее придвигаясь друг к другу. Храгар украдкой сотворил охранный знак и покрепче перехватил рукоять меча обеими руками. Сгрудившись вокруг своего предводителя, охотники за сокровищами ощетинились копьями и мечами, таращась во все стороны и тихо бормоча проклятия. Они ждали нападения.

Но минута проходила за минутой, а лес безмолвствовал. Наступившая после ужасных звуков тягучая тишина, казалась невыносимой. Ожидание неизвестности до предела натянуло нервы людей, грозя перерасти в панику. Они нервно вздрагивали, сжимая оружие побелевшими от напряжения пальцами.

- Нужно выходить из этого проклятого леса... - наконец нарушил молчание Мерглу. - На открытом месте у нас будет больше пространства для маневра.

Голос его стал каким-то скрипучим, надтреснутым. Хотя еще в нем и чувствовалась властность, но решимость явно была поколеблена. Он с трудом выдавливал из себя слова. Впервые с самого начала похода предательская неуверенность закралась в душу Мерглу, проводя по спине холодными пальцами животного страха. Он повернул коня в ту сторону, где, как ему казалось, находился берег Мертвого озера. Остальные, сбившись плотной группой, последовали за ним. Воин, оставшийся без лошади, бежал рядом с Храгаром, держась за стремя его коня.

В таком порядке отряд около часа молча продирался через омертвелые дебри Сухого леса, напряженно прислушиваясь и вглядываясь в неизвестность.

Наконец-то старческие стволы расступились, выпуская всадников на открытую местность. Лес резко закончился, словно его край срезало гигантским ножом. Под ногами была ровная твердая земля. Безысходность, до этого момента сжимавшая сердца людей жесткой лапой тоскливой пугающей неопределенности, постепенно отпустила. Все немного приободрились, приходя в себя. Кто-то даже попытался грубо пошутить по поводу долгого блуждания в лесу.

Вот тут-то все и произошло.

С каким-то омерзительным шипящим свистом и щелканьем из тумана вылетели белесые арканы то ли толстой липкой паутины, то ли бледных извивающихся щупалец, похожих на ожившие тонкие корни. Они захлестнулись на шеях, руках, ногах и в мгновение ока утащили в клубящуюся стену людей и лошадей, даже не успевших понять, что произошло. Их жуткие вопли, исполненные невыносимой смертной муки, переходящие в душераздирающие визги, быстро смолкли.

Все произошло так неожиданно и молниеносно, что Мерглу даже не успел ничего толком сообразить. Из всего отряда остался лишь он, Храгар и пеший воин. Остальные люди сгинули вместе с лошадьми, словно их никогда и не было.

Вновь раздался все тот же зловещий свист, но на этот раз оставшиеся встретили нападение оружием. Замелькали мечи, яростно разя направо и налево. Отсеченные щупальца сыпались на землю, устилая ее густым шевелящимся ковром. Трое людей старались, как могли, пытаясь отбиться. Но так не могло долго продолжаться. Из тумана летели все новые и новые петли. Вот одна из них утащила дико орущего пешего воина. Следом за ним, хрипя и задыхаясь, с выпученными от безумного ужаса глазами исчез верный Храгар и обе лошади. Успевший извернуться и спрыгнуть на землю, Мерглу остался совсем один. Он вертелся волчком, рубил, крошил, превратившись в сверкающий круг смертельной стали, и щупальца неуверенно отступили. Они разочарованно втянулись в стену тумана, словно недоумевая, как один-единственный человек мог им противостоять.

Мерглу стоял, широко расставив ноги и сжимая рукоять меча дрожащими от невероятного усилия руками. Его глаза бешено вращались, пытаясь уловить хоть малейшее движение. Внезапно его взгляд наткнулся на что-то в стене тумана и остекленел. Оттуда на Мерглу медленно и неотвратимо надвигалось нечто невероятное, огромное и темное, как сам могильный мрак. Оно не имело четких очертаний и вообще не имело, да и не могло иметь определенного названия. Казалось, сама предначальная Тьма движется к человеку. Его ноги подкосились, словно подрубленные, меч выскользнул из обессилевших рук. Подобно тряпичной кукле, Мерглу замертво рухнул на землю, не издав ни звука.

01.06.2018 Проза / Мініатюра
Букет сирени / Миниатюра | Анатолій Валевський
Попередня публікація: 31.05.2018 Проза / Роман
Огненная чаша (Часть №3) / Роман | Анатолій Валевський
НадрукуватиПортфоліо автора
*Збереження публ. для прочитання пізніше
Чудово Добре Посередньо
Найновіше
18.10.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
ЖУЛИК
11.10.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
КАФЕ
28.09.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
КОМАНДИРОВКА В РАЙ
07.09.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
МАРСОХОД
03.09.2018 © Лора Вчерашнюк / Рассказ
Я иду по небу
Огненная чаша (роман фэнтези)
29.05.2018
Огненная чаша (Часть №1)
30.05.2018
Огненная чаша (Часть №2)
01.06.2018
Огненная чаша (Часть №4)
04.06.2018
Огненная чаша (Часть №5)
Сподобалось? Підтримай Автора, поділись посиланням:
Рейтинг: Відсутній
Переглядів: 14  Коментарів:
Тематика: Проза, Роман
ОБГОВОРЕННЯ
Мене звати: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора
БЛОГ "ВІЛЬНІ ТЕМИ"
18.10.2018 © Суворий
Рішення по Закарпаттю: Ужгород відходить мадярам, нова назва - Закарпатська Україна (листопад 1938)
13.10.2018 © Суворий
Пацифікація Галичини: польська армія руйнує українські села, катує та арештовує (жовтень 1938)
11.10.2018 © Суворий
Європа після Судет: Німеччина активізує зовнішню політику та шпигунство (жовтень 1938)
10.10.2018 © Суворий
Радянська Україна: арешт маршала Блюхера, повстання та чистки в червоній армії (жовтень 1938)
09.10.2018 © Суворий
Закарпатська криза: долю Закарпаття передано в руки Німеччини та Італії (жовтень 1938)
ВИБІР ЧИТАЧІВ
26.11.2011 © Микола Щасливий
12.04.2011 © Закохана
17.12.2014 © Микола Васильович СНАГОВСЬКИЙ
26.03.2012 © Піщук Катерина
20.01.2011 © Михайло Трайста
24.04.2013 © Тетяна Ільніцька
Літературне інтернет-видання "Проба пера" ставить за мету сприяти розвитку української культури та мови. У нас можна відшукати твори українською та російською мовами сучасних авторів України. Всі доробки віршів, прози, публіцистики друкують завжди самі автори або редактори за їх особистою згодою. На літературному порталі тільки вірші та проза сучасників.
© "Проба Пера" | 2008 - 2018
admin@probapera.org

Редакція сайту не завжди поділяє погляди та політичні вподобання дописувачів, тому відповідальність за зміст творів несуть самі автори ©  Авторські права на твори застережені і належать їх авторам
© Передрук матеріалів в електронних ЗМІ та на веб-сайтах дозволений тільки за наявності гіперпосилання на probapera.org
© Право на передрук творів у паперових ЗМІ та іншій поліграфічній продукції (а також відтворення у будь-який спосіб в аудіо чи відео форматах) належить авторам і дозволений лише за їх письмової згоди