Сучасні вірші, проза, твори Літературні твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя
Корзина: +0

 [Логін]
 [Пароль]
05.06.2018 19:59Роман
 
Огненная чаша
Рейтинг: 5 | 1 гол.
Без обмежень
© Анатолій Валевський

Огненная чаша

Часть №10
Анатолій Валевський
Опубліковано 05.06.2018 / 46257

Бледная луна все ниже опускалась к горизонту, скользя в разрывах серых облаков. Ночь была уже на исходе, но в родовом замке Мелрода царило не по времени шумное оживление. Всюду с озабоченными лицами сновали многочисленные слуги, таская объемистые тюки, сундуки и корзины с провизией. Они исполняли приказ барона Греттира снарядить в дальнюю дорогу обоз, который должен был выступить на рассвете. Вместе с обозом из отчего дома уезжала на запад единственная дочь барона - Лута. Он отправлял ее в Западные ворота к своему двоюродному брату - барону Бродиру.

Сидя в просторной гостиной перед пышущим жаром камином, Греттир беседовал с дочерью. Они горячо спорили. Лута пыталась уговорить отца, но барон был непреклонен. Он твердо стоял на своем, хотя очень любил дочь.

- Отец, я не хочу никуда уезжать! Я останусь с тобой, ну, пожалуйста! - настаивала девушка.

- Нет, нет и еще раз нет! - категорично возразил барон. - Ты сама прекрасно знаешь, как я тебя люблю и всегда потакаю твоим маленьким прихотям и капризам, но на этот раз ты должна сделать именно так, как я тебя прошу! Впервые в жизни я требую от тебя беспрекословного повиновения!

- Но я умоляю тебя - разреши мне остаться?!

Греттир ласково посмотрел на дочь. В уголках его морщинистых серых глаз таилась застарелая усталость и тревога. Слухи о позорном союзе Форвана с Эрденехом уже докатились до Мелрода и вызвали всевозможные кривотолки среди местного населения. О свадьбе Луты и Этмора не могло быть и речи. А следом пришла еще более неприятная весть о том, что объединенные войска выступили в поход против Горных баронств. Это уже и вовсе не на шутку встревожило барона Греттира. Союз Форвана и Эрденеха грозил всему Вальгарду затяжной кровопролитной войной.

К тому же последнее время в мире вообще творилось что-то необъяснимое и очень тревожное. Нынешней зимой белые волки пересекли Малурийский тракт ( сам по себе небывалый случай ) и продвинулись далеко на юг, аж до Лесной гряды. Говорили, что их видели даже недалеко от моста через сухое русло Старицы, а это уже и вовсе невероятно! Так далеко они еще никогда не забирались. Но, говорят, нет дыма без огня...

А несколько дней назад из-за Гиблого кряжа доносился какой-то громоподобный рокот, дрожала земля. Все это очень настораживало, и барон решил на всякий случай на некоторое время отправить дочь в гости к своему родичу в крепость - порт. Он надеялся, что там ей ничто не будет угрожать. Сам Греттир был не робкого десятка и привык любую опасность встречать лицом, но Луту хотел уберечь от невзгод и тягот военного времени.

- Нет, мое решение окончательное! - решительно сказал он. - Ты едешь к дяде Бродиру. Когда все уляжется, думаю, что в конце весны или в начале будущего лета, я заберу тебя домой.

В глазах дочери блеснули слезы, но барон был неумолим.

- Возьмешь с собой Асту, чтоб не скучать в дороге, да и там, у дядюшки она тебе пригодится. Провожатыми с тобой поедут десять моих лучших воинов во главе с Гелли. Он доставит тебя прямиком в Западные Ворота к Бродиру, и мне будет спокойнее за тебя.

- Но ведь Гелли совсем старый. Ему, наверное, будет очень нелегко преодолеть такой дальний путь? К тому же ты, отец, так привык к нему, наверное, тебе будет без него трудно...

Греттир усмехнулся.

- То, что у него седая голова, еще ни о чем не говорит. Гелли крепкий закаленный в многочисленных битвах ветеран и в седле сидит, как влитой. Он спокойный и рассудительный. Я доверяю ему, как самому себе! А меч в его руке держится куда как получше, чем у иных разухабистых молодцев!

- Ну что ж, - вздохнула Лута, - будь по-твоему, отец. Раз ты так решил, значит тебе виднее.

- Вот и умница.

Барон поднялся и подошел к стрельчатому окну. Пристально глядя в него, он неожиданно печально произнес:

- Как быстро и безжалостно бежит время... Вот уже и светает... Тебе пора.

Он помог дочери закутаться в меховую шубу, неспеша оделся сам, и они вместе направились к выходу.

Небо с восточной стороны горизонта уже посветлело, разливая по двору замка предутренний сумеречный свет. У самого порога стояли просторные сани, запряженные тройкой крепких гривастых лошадей. Позвякивая бубенцами, они нетерпеливо рыли копытами сбитый снег. В санях, устроившись на сенном тюфяке, рядом с багажом сидела молоденькая бойкая служанка Аста. Она исподтишка постреливала лукавыми глазками в сторону гарцующих на боевых конях рослых молодых воинов.

Все уже давно были готовы выступить в дорогу, ждали только одну Луту.

Греттир крепко обнял дочь, ласково поцеловал, а затем бережно усадил в сани, укутал шубами и накрыл ей ноги пушистой накидкой из овечьей шерсти.

- Ну, с Богом! - сказал он, махнув вознице рукой.

Сани плавно тронулись, выезжая за ворота замка. Всадники колонной по два последовали за ними. Возле барона ненадолго задержался лишь верный Гелли. Он внимательно посмотрел в его печальные глаза.

- Не извольте беспокоиться, сударь, - доставим вашу дочь по назначению в целости и сохранности! - cказал Гелли.

Воин дал коню шпоры и поскакал вдогонку за остальными.

Ворота закрыли. Барон Греттир какое-то время постоял посреди двора, словно не зная, что ему делать дальше. Он как-то враз осунулся и постарел еще больше, его плечи поникли, казалось, на них навалилась непомерная ноша.

Но вот он медленно выпрямился, черты его лица вновь отвердели. Подозвав к себе начальника стражи, барон властным голосом приказал:

- Удвоить посты! К Гиблому кряжу отправить конный разъезд! Подготовиться к обороне замка!

- Но ведь в округе ни одной живой души, мой господин, - попытался, было, возразить начальник стражи. - От кого, упаси Бог, борониться-то будем?

Греттир так сурово глянул на него, что у того сразу пропало всякое желание спорить.

- Будет исполнено, господин... - пробормотал воин, виновато склонив голову.

Не оглядываясь на подданного, барон повернулся и неспеша направился прямиком в оружейную комнату. Какая-то тревожная давящая пустота под сердцем не давала ему покоя, угнетала и пугала его. Предчувствие неотвратимо надвигающейся беды тяготило, отбирая душевный покой.

Блеклое утреннее солнце, неуверенно поднимаясь над горизонтом, едва брезжило сквозь низко стелющиеся над самой землей косматые тяжелые тучи. Угрюмо молчала пустынная заснеженная равнина. Ничто и никто не нарушал ее холодной белизны.

Дозорный отряд вскоре ушел к Гиблому кряжу, и в замке опять воцарилось сонное спокойствие.

День тянулся невыносимо медленно. Время едва-едва перевалило за полдень.

Часовой в овечьем полушубке, дежуривший на дозорной вышке, облокотился на толстую поперечную жердь ограждения. Зевая и почесываясь, он лениво глазел в сторону виднеющегося вдали темного кряжа. Внезапно сонную одурь с него как рукой сняло. Он весь напрягся, тревожно вглядываясь вдаль из-под козырька ладони.

Со стороны гор быстро приближалась какая-то темная полоса.

Часовой чертыхнулся и ударил в сигнальный колокол.

Тотчас замок словно ожил. Во внутренний двор со всех сторон начали сбегаться встревоженные люди. Из караульного помещения выскочил, застегиваясь на ходу, начальник дневной стражи. Почти одновременно с ним на крыльце парадного входа появился барон Греттир. Все с явным удивлением взирали на него, да и было отчего: барон вышел уже облаченным в сверкающие боевые доспехи, словно заранее готовился к битве. Он оперся на тяжелый двуручный меч и громко осведомился:

- Что случилось?

- Со стороны Гиблого кряжа к замку что-то приближается! - взволнованно сообщил воин.

- А поточнее можно?! Что или кто? Сколько? Как далеко?

Часовой оглянулся на север и растерянно ответил:

- Вроде бы похоже на какое-то войско... Далековато будет, господин, не разглядеть...

- Дозорный отряд вернулся?

- Нет еще.

- Ясно...

Барон потемнел лицом. С минуту он глядел перед собой ничего не видящим взором, беззвучно шевеля обескровленными губами, словно читая молитву. Обитатели замка Мелрода, затаив дыхание, с испугом и одновременно с надеждой смотрели на своего господина, ожидая его распоряжений.

Наконец Греттир пришел в себя и обвел присутствующих каким-то странным взглядом, в котором сквозила печаль и отрешенность.

- Что делать, сударь? - не утерпел начальник стражи.

Барон заговорил медленно, тяжело роняя слова. И от этих суровых слов людям стало страшно, потому что никогда прежде не видели они своего господина таким угнетенным и не слышали от него подобных речей.

- Готовиться к битве, всем... кто останется в замке... Если кто захочет уйти, то я не держу... хотя, вряд ли это поможет... Я правил вами, быть может, строго, но старался быть справедливым, в этом мне Бог свидетель. А теперь я освобождаю всех от клятвы на верность, ибо предвижу, что завтрашний день уже не наступит для древнего и гордого замка Мелрода...

Греттир обреченно склонил голову и, в наступившей вслед за его словами гробовой тишине, медленно повернулся и скрылся в замковых покоях, затворив за собой дверь.

Разом загомонили собравшиеся во дворе.

- Чудные речи ведет барон, даже страшновато как-то стало...

- А чего бояться?! Отобьемся, не впервой!

- Ты что, разве не слыхал, о чем он говорил?! Всех отпустил, это тебе не так просто!

- Может, и в самом деле уходить?

- Куда ж ты пойдешь, дурья твоя башка?! Зима, белые волки неподалеку, да и враги на подступах к замку!

- Что за враги-то? Откуда взялись?

- От Гиблого кряжа идут, стало быть, из Потерянного края...

Неожиданно истошно взвыла какая-то баба, обхватив голову руками и раскачиваясь из стороны в сторону. Мужчины хмуро и озабоченно переглядывались.

- Ладно. Чего зря языки чесать?! - решительно рубанул ладонью воздух один из них. - Идти нам все равно некуда! Так стоять, сложа руки, - это уж точно пропадем зазря, а с мечами в руках, авось, и отобьемся. Вооружайся - и на стены!

Решение было принято, и это как-то сразу подняло настроение, приободрило. Шумной толпой люди направились вслед за начальником стражи к арсеналу.

В это время последний из владетелей замка сидел в самой дальней комнате, которая находилась за спальными покоями. На столе перед ним лежал темный матовый шар, величиной с голову быка. Греттир, не мигая, пристально смотрел на него, словно пытаясь проникнуть взором сквозь его поверхность.

Это был магический родовой шар Мелродов. Он передавался из поколения в поколение от отца к сыну или внуку. Когда и откуда он появился, этого уже никто не помнил, но каждый новый правитель замка от рождения обладал властью над шаром и мог в любой момент вопросить его о будущем. Магический шар обычно показывал различные отрывочные видения, исходя из которых, правители принимали порой очень важные решения.

После отъезда дочери, одолеваемый тяжелыми предчувствиями, барон Греттир обратился к шару, как уже неоднократно делал это раньше. Но сегодня все было иначе.

Вначале барон увидел несколько эпизодов из прошедшей жизни замка. Перед его взором промелькнули расплывчатые образы рослых суровых витязей - его прославленных предков, основавших и правивших этой неприступной цитаделью вот уже много веков. Постепенно видения приближались к нынешним временам, становясь все более отчетливыми. В одном из них Греттир узнал своего отца, стоящего с непокрытой головой на высокой крепостной стене и посылающего твердой рукой одну за другой стрелы в ряды врагов, штурмующих стены Мелрода. Рядом с ним белобрысый мальчонка, присев на корточки и глядя на стрелка восхищенным взором, подавал ему стрелы. В этом мальчугане Греттир узнал себя, и легкая улыбка на миг разгладила его жестко сжатые губы. Как легко и просто все казалось ему тогда...

Но вот магический шар показал события сегодняшнего утра.

Прощание с дочерью.

Отряд выезжает за ворота.

На мгновение изображение померкло, съежилось, а затем вспыхнуло с новой силой. Греттир увидел свой замок с высоты птичьего полета. На много лиг вокруг не было видно ни одной живой души, лишь от Гиблого кряжа надвигалась какая-то темная полоса. Не было в ней ни порядка, ни каких-либо признаков воинских построений. Это скорее походило на некую неорганизованную орду, которая нахрапом перла прямиком к родовому замку.

Изображение дернулось, быстро увеличиваясь. Что-то весьма необычное в приближающейся толпе насторожило барона. Он резко подался вперед, пытаясь разглядеть то, что привлекло его внимание. Но в это мгновение внутри магического шара появилось какое-то маленькое черное пятнышко. Оно начало стремительно набухать, превращаясь в клубящуюся непроглядную тьму, которая вскоре заполнила весь шар. Казалось, эта зловещая тьма пытается вырваться из хрустальной сферы. Внезапно по поверхности шара зазмеились мелкие трещинки, покрывая его сплошной сетью.

Греттир отшатнулся, с ужасом глядя на, казавшийся вечным и незыблемым, символ благополучия замка. Все было кончено. Родовой магический шар Мелродов, долгие века служивший им верой и правдой, превратился в потрескавшийся круглый булыжник.

Барон сидел совершенно неподвижно, словно изваяние. На белом, как мел, лице застыли расширившиеся остекленевшие глаза. Казалось, он даже не дышал.

На дозорной вышке вновь тревожно ударил колокол, затем еще раз и еще... Обитатели замка все, как один хлынули на крепостные стены поглядеть на приближающееся вражье войско. В том, что это было войско неприятеля, уже никто не сомневался. Собрались все, от мала до велика, с напряжением вглядываясь в накатывающую лавину. Уже слышен был гул и хруст снега под ногами врагов.

- Мать честная! - сдавленно выдохнул кто-то. - Это что ж такое, что за напасть?!

Передние ряды вражьего воинства уже настолько приблизились к стенам, что их можно было разглядеть невооруженным взглядом.

- Господи, сохрани и помилуй! Войско нелюдей!!! - растерянно пробормотал начальник стражи.

Снежная пыль клубами взвихрялась перед наступающей ордой. Кого в ней только не было! Жуткие невероятно кошмарные создания, такие, что и в страшном бреду не привидятся, шли, скакали, ползли, ковыляли, топча белый саван равнины бесчисленным множеством ног или того, что их заменяло. В молчаливом и от того еще более ужасном безмолвии вся эта разношерстная нечисть перла нескончаемым потоком к стенам крепости.

- Зажигай костры! - неожиданно грянул за спинами людей зычный голос барона Греттира.

Все невольно оглянулись.

Правитель Мелрода стоял, гордо расправив плечи. Смертельная бледность придавала его лицу выражение непоколебимой решимости. Словно и не он стоял сегодня посреди двора потерянно ссутулившись, как старик. Люди вновь, как в прежние добрые времена, видели своего отважного, умелого и решительного барона.

- Братья и сестры! Так говорю я вам, ибо нет сейчас среди нас господ и слуг! Враг у стен замка. Враг небывалый и лютый. Бейтесь до последнего, потому как пощады от прислужников тьмы не будет никому. Разите нечисть во славу Господа нашего, а ежели не судьба нам встретить завтрашний рассвет, так знайте - десница божья над нами, и души наши, не отягощенные тьмой и злом, он примет в лоно свое! А теперь - с Богом!

Словно бы свежий ветер пронесся по рядам защитников замка, вливая в людей новые силы, просветляя лица. Воины, прислуга, простые мужики и женщины, даже дети - все, кто мог держать оружие в руках, дружно бросились к бойницам. Громко и грозно протрубил боевой рог, возвещая округу о начале битвы. Бойницы ощетинились наконечниками копий и стрел.

Орда приблизилась вплотную и, не останавливаясь ни на одно мгновение, с налету полезла на стены. Твари громоздились друг на друга, непостижимо быстро вырастая в штурмовые приметы. Задние ряды напирали на передние, безжалостно давя и калеча своих же союзников, поспешно взбирались на них, чтобы в свою очередь лечь в основание живой насыпи. А по ним уже карабкались следующие, еще и еще... Не было видно ни конца и ни края этой ужасной лавины.

Дружно и грозно запели спущенные тетивы луков и арбалетов. Первые стрелы ушли в гущу наступающих тварей, неся погибель слугам тьмы. На их безобразные головы и туши посыпались тяжелые камни. Но что им, не ведающим ни страха, ни жалости, было до того?! На погибших, расталкивая друг друга, лезли и лезли все новые чудища. Они не считались с потерями, гонимые слепой злобой и черной волей пославшего их.

Лучники рвали с остервенением тетивы, посылая стрелу за стрелой в гущу врагов - промахнуться было невозможно. Копейщики били копьями в выпученные глаза и оскаленные пасти верхних тварей и тут же выдергивали оружие из скатывающихся вниз туш за ремни, привязанные к древкам. Но все выше и выше громоздятся живые приметы. Кое-где они уже сровнялись с бойницами.

Дружинники у Греттира хороши - каждый свое дело знает! Быстро смекнули, что к чему, всем скопом дружно навалились - искололи, искромсали в пух и прах верхушку вражьей пирамиды, что оказалась выше других. А бабы да мальцы довершили начатое дело, обрушив сверху на тварей самый настоящий камнепад. Рассыпался, развалился штурмовой горб.

Пока с этим управились, в другом месте прорвало. Эх, не доглядели - так вашу разэдак! Вывалилась из бойницы лохматая туша о шести лапах, ударила длинным изогнутым хвостовым шипом в спину воина, рубившего в это время мохнатоногого монстра ростом с теленка, и прошибла его насквозь - не спасла даже вороненая кольчуга.

Барон ринулся к прорыву, как ураган, круша и кромсая мечом сующихся в бойницы прислужников тьмы. Подоспевшие ему на выручку латники взяли на копья шипастую бестию и сбросили на головы наступающих.

- Смолу! Смолу лейте! - закричал барон, яростно орудуя мечом. - Выворачивайте котлы на приметы, да пошевеливайтесь!

- И-и-эх! - дружно выдохнули мужики, опрокидывая за крепостную стену огромные котлы с кипящей смолой. Черная дымящаяся лава хлынула вниз обжигающим потоком. Рев, треск, шипение, душераздирающий визг - все смешалось в невообразимо дикую какофонию звуков. Давя и калеча друг друга, вражье войско отхлынуло от стен крепости, оставляя после себя сплошной вал изуродованных мертвых тел.

Что, не понравилось?! Знай наших!!!

Защитники замка возликовали.

- Ну, все, теперь отобьемся!

Казалось бы, и впрямь грозный противник отступил, понеся огромные потери. И хотя среди людей барона Греттира тоже были погибшие и тяжелораненые, но остальные воспряли духом. Воины смотрели на войско неприятеля уже без внутреннего содрогания. Заскрипели подъемные лебедки, натягивая толстые цепи, на которых были подвешены огромные стальные котлы для смолы. Уже подносили из арсенала целые тюки новых стрел; оживленно гомоня, мальцы тащили новые тяжелые копья со стальными навершиями, взамен сломанных и утерянных во время первого приступа. Женщины-травницы пользовали раненых.

Барон почувствовал наполняющую его уверенность.

"Одолели люди первый страх перед невиданным врагом. - думал он. - Теперь-то уж точно выстоят. Коль отбили приступ раз, сдюжим - отобьемся и вдругорядь!"

Греттир уж было повернулся, собираясь спуститься по караульной лестнице во внутренний двор замка, когда почувствовал, как вокруг что-то неуловимо изменилось. Какая-то гнетущая неизбывная тяжесть навалилась на него, пригибая к земле. В голове помутилось; перед глазами поплыли размытые охристо-багровые пятна. Неожиданно сфальшивив, захлебнулся сигнальный рог. Смолкли бодрые голоса воинов, скрип лебедок. В наступившей гробовой тишине из-за стены пришла волна удушающей жути.

С трудом повернув негнущуюся, словно одеревеневшую шею, барон Греттир глянул на равнину.

Войско неприятеля расступалось, образуя широкий проход, в котором показался странный всадник на чудовищном коне. Собственно говоря, на коня это чудище походило лишь отдаленно. Лоснящееся длинное тело его было сплошь покрыто матово поблескивающей чешуей. Голова принадлежала громадной рептилии, а ноги напоминали морщинистые заплывшие жиром столбы. Седок был человеком, но именно в нем и таилась главная угроза - это Греттир почувствовал с первого взгляда.

Воздев оголенные руки над головой, всадник начал что-то произносить нараспев. Слова были непонятные, гнусавые и оттого еще более страшные.

- Колдун!- словно эхо пронеслось по рядам защитников.

Вокруг высоко поднятой руки всадника начала сгущаться тьма. Она тяжело клубилась, извивалась спиралями, причудливо сплетаясь в тугое веретено, которое становилось все толще и длиннее. Воздух наполнился низким гулом, похожим на утробное ворчание почти на грани слышимости. Постепенно грозное веретено превратилось в огромное темное копье. Казалось, его наконечник с жадностью поглощает свет, впитывает его в себя без остатка. И тогда всадник, привстав в стременах, метнул его в сторону замка, выкрикнув какое-то страшное корявое слово.

Мягкий, но мощный удар потряс до основания родовое гнездо Мелродов. В том месте, где громовое копье тьмы ударило в крепостную стену, древняя кладка не выдержала. Падая с высокой стены, Греттир безумным взором остекленевших глаз видел, как выворачивались из своих извечных мест огромные, казалось, несокрушимые каменные глыбы, и рушилась незыблемая твердыня отцов и дедов, не знавшая прежде поражений. Вокруг трещало и гремело; крепкая кладка разрывалась, как обычная бумага. С ужасающим грохотом обвалился участок старинной толстой стены меж двух древних сторожевых башен, подняв целую тучу пыли.

Барон упал на землю и откатился на середину двора, слыша отвратительный хруст собственных костей. Он с трудом приподнялся на единственной чудом уцелевшей руке. Кровь из разбитой головы сплошным потоком заливала глаза, но Греттир, скрежеща зубами, с яростной ненавистью глядел в оседавшие клубы пыли, откуда уже выходило ужасное войско, ведомое колдуном. Обида и безнадежность сдавили горло железной хваткой, и тогда, собрав остатки сил в отчаянном порыве, последний барон из никем не покоренного древнего рода Мелродов обратил свой взор к небесам.

- Отец наш небесный, молю тебя об одном: не дай погибнуть детям твоим в лапах богомерзких созданий! Прими души наши, сохрани и спаси их от ненавистной тьмы!

Столько невероятной муки, безграничного страдания, отчаянной надежды и истинной веры было в этих простых словах, что свершилось воистину великое чудо. Грянули с небес золотые трубы, заглушив все звуки, и время неожиданно застыло на полном скаку. Сквозь разодранные в клочья тучи хлынули на истерзанную землю потоки ослепляющего света, затопив все вокруг нестерпимым ярким сиянием. А когда сияние исчезло, не осталось в окрестностях, да и в самом разрушенном замке ни единой твари, пришедшей сюда из Потерянного края. Лишь безжизненные изломанные тела людей покрывали землю и осиротевшие стены крепости. Но, странное дело, на лицах умерших не осталось и следа ужаса или отчаяния. Их смягчившиеся черты выражали покой и умиротворение.

Сам барон Греттир - последняя ветвь некогда могучего и прославленного древнего рода, чьи корни уходили во тьму предначальных времен, лежал навзничь посреди обширного двора, свободно раскинув в стороны изломанные руки. Резкие глубокие морщины разгладились, и на высоком благородном челе читалась печать уже неземной отрешенности, а где-то в самых уголках губ притаилась едва приметная светлая улыбка, словно в последний миг явилось ему какое-то необъяснимо радостное видение.

Полная тишина. Нет ни ветерка, не слышно ни звука. На сверкающей под морозным солнцем заснеженной из края в край белой равнине - ни единой души. Нет свидетелей, нет очевидцев, и некому будет рассказать людям о невероятном и необъяснимом, случившемся в древнем замке Мелродов. Долго и безуспешно будут ломать головы потомки, пытаясь объяснить необъяснимое и высказывать всевозможные неправдоподобные догадки одна невероятней другой. Пройдут долгие столетия, промчатся над землей вихри исторических потрясений и природных катаклизмов, и, возможно, тогда эти догадки, обрастая вымышленными подробностями и приукрашенные буйной фантазией рассказчиков, станут прекрасной сказочной легендой, слушая которую, люди будут замирать в трепетном восторге...

А пока... пока только голая степь знает о том, какая трагедия разыгралась здесь...

06.06.2018 Проза / Роман
Огненная чаша (Часть №11) / Роман | Анатолій Валевський
Попередня публікація: 05.06.2018 Проза / Роман
Огненная чаша (Часть №9) / Роман | Анатолій Валевський
НадрукуватиПортфоліо автора
*Збереження публ. для прочитання пізніше
Чудово Добре Посередньо
Найновіше
08.08.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
ОСЕВАЯ ЛИНИЯ
11.07.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
Гуньков
14.06.2018 © Лора Вчерашнюк / Миниатюра
Притча о Дружбе
11.06.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
ЖИТИЕ ГАРНИЗОННОЕ...:)))
15.05.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
DIE ARBEIT, ПРОСТИ ГОСПОДИ:)))
Огненная чаша (роман фэнтези)
29.05.2018
Огненная чаша (Часть №1)
05.06.2018
Огненная чаша (Часть №8)
05.06.2018
Огненная чаша (Часть №10)
07.06.2018
Огненная чаша (Часть №12)
Сподобалось? Підтримай Автора, поділись посиланням:
Рейтинг: 5 (МАКС. 5) Голосів: 1
Переглядів: 14  Коментарів: 2
Тематика: Проза, Роман
ОБГОВОРЕННЯ
Мене звати: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора
 06.06.2018 10:31  © ... для Лора Вчерашнюк 

Очень приятно. Благодарю! 

 05.06.2018 23:10  Лора Вчерашнюк для © ... 

Свет побеждает Тьму!!!! Вера -призыв - в этом спасение! Чудо! Сильно передано!!! Спасибо)))) 

БЛОГ "ВІЛЬНІ ТЕМИ"
09.08.2018 © Суворий
Судетська криза: чехи відкидають ультиматум Гітлера, Європа мобілізується (вересень 1938)
08.08.2018 © Суворий
Проба сил: Чи Росія може воювати? (вересень 1938)
08.08.2018 © Суворий
Судетська криза: Англія та Франція примушують Чехословаччину віддати Судети (вересень 1938)
07.08.2018 © Суворий
Судетська криза: Чемберлейн їде до Гітлера (вересень 1938)
06.08.2018 © Суворий
Похід Польщі проти української церкви (вересень 1938)
ВИБІР ЧИТАЧІВ
17.12.2014 © Микола Васильович СНАГОВСЬКИЙ
12.04.2011 © Закохана
12.09.2012 © Каранда Галина
12.12.2014 © МИХАЙЛО БУЛГАКОВ
13.08.2018 © роман-мтт
20.01.2011 © Михайло Трайста
Літературне інтернет-видання "Проба пера" ставить за мету сприяти розвитку української культури та мови. У нас можна відшукати твори українською та російською мовами сучасних авторів України. Всі доробки віршів, прози, публіцистики друкують завжди самі автори або редактори за їх особистою згодою. На літературному порталі тільки вірші та проза сучасників.
© "Проба Пера" | 2008 - 2018
admin@probapera.org

Редакція сайту не завжди поділяє погляди та політичні вподобання дописувачів, тому відповідальність за зміст творів несуть самі автори ©  Авторські права на твори застережені і належать їх авторам
© Передрук матеріалів в електронних ЗМІ та на веб-сайтах дозволений тільки за наявності гіперпосилання на probapera.org
© Право на передрук творів у паперових ЗМІ та іншій поліграфічній продукції (а також відтворення у будь-який спосіб в аудіо чи відео форматах) належить авторам і дозволений лише за їх письмової згоди