27.06.2018 10:17
Без обмежень
9 views
Rating 3 | 2 users
 © Анатолій Валевський

Огненная чаша

Часть №30

Тора сосредоточенно копалась в старом сундуке, перебирая старые свитки, доставшиеся ей еще в незапамятные времена от одной бродячей ведуньи, когда в дверь коротко постучали.

- Кого там еще спозаранку принесло? – досадливо пробормотала старуха, направляясь к двери.

Откинув щеколду, она распахнула дверь и испуганно попятилась.

- Ты, чего, матушка, так испугалась? – удивился Аргнар и, криво усмехнувшись, добавил: - Неужто я такой страшный, словно тать ночной?

- Господь с тобой, - отмахнулась смутившаяся старуха. – Просто не чаяла тебя так рано увидать. Небось, на разговор пришел? Ну, так входи, нечего на пороге пнем торчать…

Она быстро повернулась и направилась в дальний угол приземистой амбарной пристройки. Уже заходя за вылинявшую занавеску, отгораживающую угол от остальной комнаты, старуха махнула гостю рукой в направлении стола:

- Присаживайся там, пока я тут кой чего тебе соберу. Да дверь прикрой плотнее, чтоб всякие лишний раз глазом не зыркали…

- Благодарствую, матушка, не голоден я вовсе, - произнес Аргнар, входя внутрь и закрывая дверь. – А пришел за советом.

- А я тебя кормить и не собиралась. – ворчливо откликнулась Тора. – Пусть тебя Гестам потчует.

Аргнар слегка удивленно приподнял бровь, но промолчал. Присев на колченогий стул у круглого стола, покрытого куском грубой холстины, он молча окинул внимательным взглядом жилище старухи.

Грубые поперечные бревна держали на себе низкий потолок, кое-где покрытый застарелой копотью и какими-то рыжими пятнами. Повсюду на стенах были развешаны высушенные пучки разнообразных трав и кореньев, а на длинных полках выстроились рядком причудливые горшочки и миски. Почти все они были покрыты неведомыми замысловатыми узорами, сплетающимися в вязь таинственных символов.

Если не считать грубого стола с парой тяжелых стульев, да низкой лежанки у противоположной стены, комната была пуста. Лишь в дальнем углу за занавеской, судя по долетавшим оттуда звукам, бабка Тора рылась в каком-то сундуке, но отсюда его не было видно.

Наконец хлопнула крышка, и из-за шторы появилась старуха, бережно неся несколько старинных свитков и темный узкий горшочек, покрытый синей эмалью и какими-то изломанными багровыми знаками.

Поставив все это на стул, она аккуратно свернула холстину, открывая взору воина поверхность стола, всю сплошь испещренную таинственными символами и фигурами. После этого Тора тщательно установила горшочек точно в центр многолучевой звезды, а свитки разложила рядом в каком-то одном ей ведомом порядке. Усевшись напротив утреннего гостя, она хитровато ухмыльнулась:

- Ну что, молодец, небось, вопросов-то полон рот? Давай уж, выкладывай, Странник…

- Гестам сказал мне, что ты много всяких древних легенд знаешь, - осторожно начал Аргнар. – Вот я и зашел, чтоб кой-чего разузнать…

- Ишь, какой осторожный выискался, прямо не говоришь… – одобрительно зыркнула на него темным глазом бабка Тора. – Ну да мне и так многое ведомо, хотя, конечно, и не все… знаю, о чем спросить хочешь, и куда твой путь лежит, тоже знаю, но об этом чуток позже. А сейчас я тебе одну сказочку расскажу, а уж ты сам решай, чему верить, а чему – нет…

Аргнар недоверчиво усмехнулся, но спорить с Торой не стал – кто их знает, этих ведуний, когда они правду говорят, а когда и небылицы? Но послушать все же не помешает.

Тем временем старуха умостилась поудобней, скрестила на коленях узловатые сморщенные пальцы и, прикрыв глаза, медленно повела рассказ о днях далеких и делах настолько древних, что даже и представить страшно было. Ее монотонный голос мягко обволакивал сознание, вызывая в воображении картины, и впрямь кажущиеся реальными…

- Давным-давно, во времена незапамятные населяли обширные земли Вальгарда многочисленные разные племена. И не Вальгардом прозывалась тогда земля наша, а другим именем, коего уж никто и не знает много веков.

Среди племен давнишних были и люди, были и другие, внешне похожие на людей, а встречались и вовсе дивные создания Всевышнего. Много чудес было в том мире, да таких, что и не снились нам. А главным чудом был огромный сказочный город на берегу Студеного океана. Будто бы летали над ним по небу огромные железные птицы, словно серебристые драконы. А каменные избы возвышались чуть не до самых облаков. И жили в этих сказочных избах люди, не ведая труда и забот.

Но, как говорится в народе: нет худа без добра, а добра без худа… Возгордились их владыки тем, что поднялись до небес и возжелали чтоб все иные народы Вальгарда им поклонялись, как богам, и пошли войной на своих соседей…

Вот тогда и всколыхнулась Тьма извечная, терпеливо дожидавшаяся своего часа, и поднялась она из глубин хаоса. Хитростью и коварством подбросила она владыкам людей черные семена зла, именуемые Цветами смерти, обещая всевластье и могущество тем, кто взрастит эти семена.

Некоторые из людей, узнав об этом, попытались предостеречь остальных, пророча ужасные беды и катастрофы, но их никто не захотел слушать. Тогда малая часть пророков тайно похитила одно семя Цветка смерти и скрылась в ледяной пустыне, намереваясь выяснить, каким образом можно уничтожить семена зла…

Остальные же пророки покинули проклятый город и ушли далеко на юг, в древние леса, кои нынче известны как Леса Забвения. Что с ними стало, о том никому не ведомо, потому как оставшиеся в городе погрузили семена Цветов смерти на своих железных птиц и, поднявшись в небеса, щедро усеяли ими земли соседей, не ведая того, что посеяли ужасную и мучительную смерть также и для самих себя... И тогда содрогнулась земля в жестоких невыносимых корчах, выплеснув из недр своих гигантские огненные реки, испепеляющие все живое! И пало почерневшее небо на грешную землю! И разверзлись бездны, поглощая безумцев…

Тора внезапно умолкла. Казалось, она совсем не дышала. Ее сморщенное старушечье лицо сейчас выглядело окостеневшим, словно погребальная маска мертвеца.

Аргнар вздрогнул, приходя в себя, и с опаской взглянул на неподвижную старуху – не померла ли часом, упаси Господь?! Он уже собрался, было, осторожно протянуть к ней руку, чтобы проверить, когда Тора вновь заговорила:

- Много долгих-долгих веков горела сама мать-земля, раскалываясь на части, некоторые из которых безвозвратно ушли в пучины кипящих океанов. Нынешний Вальгард лишь часть той большой земли, что некогда была единым материком для всех племен. Остальные уцелевшие части позже получили названия Чау-Гар и прочие, мне не ведомые…

Старуха медленно открыла глаза, подернутые мутноватой поволокой, и устало оперлась на столешницу мелко дрожащими руками. Судя по всему, рассказ дался ей очень нелегко.

В комнате повисла напряженная тишина, лишь слегка нарушаемая отдаленными голосами веселой ребятни, что беззаботно играла взапуски на широком хуторском подворье.

- Хм… - нерешительно нарушил молчание Аргнар. – Откуда тебе ведомо все это, матушка, ежели тогда никто не уцелел? Да и следов-то никаких нету… может, все это просто бабьи выдумки, чтоб непослушных мальцов стращать?

- Оно, конечно, может, и выдумки, - устало согласилась Тора. – Да вот только не все…

Она взяла один из принесенных ею свитков и развернула его.

- Вот, сам посмотри! – старуха ткнула сухим пальцем в странный рисунок, напоминающий большую птицу с распахнутыми крыльями.

Аргнар склонился к рисунку, с удивлением внимательно разглядывая его. И на самом деле птица выглядела необычно – была она какая-то угловатая и сплошь покрыта многочисленными заклепками, как рыцарская броня. Да и сам свиток был каким-то странным: наощупь тонкий, как бумага, а по всему видать, что прочный.

- Ну, так и что? – пожал плечами воин. – Мало ли кто с пьяных глаз мог такое намалевать… или какой-нибудь шибко грамотный придворный ученый придумал построить такую птицу… да вот только не полетит она никогда, потому как железная – это ж любому ясно!

Бабка Тора внимательно посмотрела на Аргнара, а затем сердито сдвинула седые косматые брови и несколько раз постучала согнутым пальцем себя по лбу.

- Эх, ты – умник-разумник! – раздраженно воскликнула она. – Неужто не видишь, дурья твоя башка, что свиток-то древний! Ему, почитай, уж столько веков, сколько и самому Вальгарду, ежели не больше! А материал, из которого он сделан, и вовсе никому не ведом по сей день… ты такой прежде встречал где-нибудь?

- Нет…

- Вот то-то и оно!

Аргнар несколько раз перевел взгляд с лица бабки Торы на свиток и обратно, а затем растерянно взъерошил ладонью волосы.

- Ну, допустим, так дело и было… - нехотя согласился он. - Только что мне, или кому-либо другому в этом проку? Нынче Тьма вновь на Вальгард надвинулась стеной, а как с ней совладать, никто толком сказать не может, даже ты…

- Вот ты меня слушать - слушал, да не услышал! – хитро прищурилась ведунья. – А ведь я тебе толковала о том, что часть пророков в те незапамятные времена ушла в ледяную пустыню и унесла с собой один Цветок смерти…

- Ну и что с того?

- А то, дурья твоя голова, что он и поныне скрыт где-то в Горячих ключах! А еще каждому вальгардцу сызмальства известно, что Цветок смерти – это и есть та самая Огненная чаша, с помощью которой только и можно одолеть Повелителя тьмы!

- Значит, по-твоему, получается, что я должен отправляться в Горячие ключи за Огненной чашей… - то ли спрашивая, то ли отвечая самому себе, тихо произнес Аргнар. – Вот и ответ на все вопросы.

- Ишь, какой прыткий выискался! – аж взвилась Тора. – Да знаешь ли ты, что найти эту чашу будет ох, как непросто! И стерегут ее чудища ужасные и никому не ведомые! Неужто надеешься вот так запросто, с одним мечом супротив них всех выступить?!

- Так что ж мне делать в таком случае?! – устало вздохнул Аргнар. – Подскажи, если можешь...

- А ты не спеши, погуляй маленько, пока я тут чуток поворожу – глядишь, что и присоветую, – успокоилась старуха и добавила: - А сейчас ступай, нечего тебе на мою ворожбу зенки пялить. Я тебя сама покличу, когда час настанет, ступай...

Аргнар хотел, было, поблагодарить Тору, но та решительно замахала на него руками, не дав сказать более ни слова, и выпроводила за дверь. Едва он переступил порог, как услышал за спиной скрипучий звук засова. Теперь оставалось только ждать.

Выйдя за ворота хутора, Аргнар хотел было направиться в сторону Горелого кургана, но задержал шаг, когда заметил Ольму, возвращающуюся домой с плетеной корзинкой, наполненной разными травами, корешками и веточками, усыпанными ягодами.

- Здравствуй, Ольма… - с трудом произнес он, от волнения ощутив внезапную сухость во рту.

- Приветствую тебя, Странник! – открыто улыбнулась травница. – Что ж не заходишь в гости? Вот уж сколько дней на хуторе, а до сих пор так и не удосужился…

- Да вот, как-то не получилось…

- А ты заглянул бы все ж, пока еще здесь... Небось, вскорости опять куда-нибудь отправишься? К тому же тебе тут одну вещицу оставили – просили передать, когда появишься…

- Кто? – удивился Аргнар.

- Прошлой зимой заезжал к нам на хутор отряд форванских конников. Так вот один из них назвался твоим приятелем и попросил передать тебе перстень.

- Как его звали?

- Сказал, Гилбером… Да ведь он еще после этого приезжал, когда Ратона всего израненного привозил...

Аргнар весьма удивился, потому что встречался с Одноглазым во время битвы на перевале Джунхаргских гор, но тот ему ничего про перстень не сказал.

"Позабыл, наверное, - подумал Аргнар. – Да и не до того было на горном перевале, а потом, после жаркой битвы пришлось срочно отправляться в Обманные горы. Просто не успел…"

- Это действительно был твой приятель? – поинтересовалась Ольма.

- Да.

- Стало быть, зайдешь вечером?

- Зайду…

- Что-то ты, Странник, больно уж неразговорчивым стал, - задумчиво усмехнулась травница. – Поди, совсем одичал в своих вечных скитаниях?

Аргнар лишь невнятно пробормотал что-то себе под нос, и Ольма неспеша пошла к своему дому. Проводив ее задумчивым взглядом, воин шумно вздохнул и отправился к кургану.

Здесь он просидел почти до самого вечера, молча слушая разнообразные живые звуки степи, говорившие о всепобеждающей силе жизни. Ненадолго его мысли переключились на Рипа.

"Как он там? Где сейчас?" – подумал Аргнар.

С тех пор, как волк ушел в степь, он больше не показывался в окрестностях хутора, но по опыту воин знал, что в необходимое время его верный товарищ по скитаниям окажется тут как тут.

Невдалеке проехала телега, везущая веселых хуторских баб, которые возвращались с полей. Они о чем-то негромко переговаривались между собой, подталкивая друг друга локтями в бока и игриво постреливая глазами в сторону Аргнара. Одна из особо бойких молодок звонко засмеялась и окликнула его:

- Эй, Странник, чего это ты там призадумался?! Айда, к нам на телегу – мы тебя малость растормошим, ежели не испугаешься!

Тут уж и остальные бабы рассмеялись.

Но Аргнар лишь улыбнулся в ответ и махнул женщинам рукой.

Постепенно солнце начало клониться к закату. Осталось совсем немного до той сказочной поры, когда густая тень вечерних сумерек накроет землю, пробуждая к жизни ночных обитателей степи.

- Пора к бабке Торе наведаться, - сам себе сказал Аргнар, поднимаясь с бревна и направляясь к хутору.

У старухи в окнах было темно, но как только воин постучал в дверь, она сразу распахнулась, словно Тора уже давно поджидала его.

- Заходи…

Очутившись в избе ведуньи, Аргнар выжидательно поглядел на нее.

- Ладно, ладно, - ворчливо пробормотала Тора. – Нечего на меня зенками-то зыркать… Кое-что тебе расскажу, авось пригодится.

Усевшись на скамью, Аргнар приготовился внимательно слушать.

- Идти тебе за Огненной чашей далеко в ледяные пустыни. – повела свой рассказ старуха. – Да только не сразу… сперва встретишься с теми, кто должен вскорости у нас на хуторе объявиться, а потом путь твой лежит через замок Мелрода к Охранным холмам, где отыщешь воинов - помощников для своего похода…

- Каких воинов, и кто должен вскорости на хутор прибыть? – не удержался от вопроса Аргнар.

Но Тора лишь раздраженно махнула на него рукой:

- Не перебивай, торопыга! Все, что знаю, и так сама скажу, а что мне не ведомо, за то не взыщи. Про воинов этих ничего не могу сказать, а только знаю, что они одни могут тебе помочь... Скоро на хутор приедут вместе твой друг и твой враг – тебе-то уж самому виднее, кто из них кто… В походе за Огненной чашей подстерегает тебя множество всяких опасностей и предательство. Но главная опасность - в Горячих ключах: чтобы отыскать Огненную чашу придется тебе пройти в самое логово чудищ, которые его стерегут!

- А как же отыскать туда дорогу?

- В этом тебе поможет древний камень - Драконий глаз.

- Опять загадка! – в сердцах вздохнул Аргнар. – Где ж его искать этот камень, и как он выглядит, хотел бы я знать?

- А не надобно искать его за тридевять земель, потому как Драконий глаз рядом с тобой…

- Где?

- Подумай хорошенько…

Бабка Тора замолкла, внимательно глядя на воина. Показалось ему или нет, но в ее взгляде почудилась воину какая-то несвойственная старухе жалость. Но это слабое ощущение длилось всего лишь мгновение. Ведунья отвела глаза и суетливо пробормотала:

- Ну, я тебе все сказала, что сама узнала, а теперь ступай – у меня тут забот и без тебя хватает!

Выходя из избы, Аргнар поблагодарил на прощание старуху.

Когда она закрыла за ним дверь, то устало прислонилась к стене и едва слышно прошептала:

- О-хо-хо… Тяжек и страшен твой дальний путь, Странник… храни тебя Всевышний!

От избы бабки Торы Аргнар направился прямиком к Ольме. Окна ее дома уже призывно светились уютным теплом.

Решительно постучавшись и услышав в ответ "Входи!", он отворил дверь и шагнул внутрь.

В комнате витал приятный терпковатый запах трав. У большого стола сидел Ратон. Широким ножом он остругивал сбитую из нескольких досок грубоватую посудную полку и вырезал на ней какой-то витиеватый узор. Ольма у противоположной стены расставляла на второй, уже готовой полке тарелки и горшочки.

- Ну вот, гость долгожданный, наконец-то нашел время заглянуть, - улыбнулась ему травница. – Присаживайся, Странник, к столу – сейчас будем вечерять…

- Спасибо за приглашение, только сыт я… ответил Аргнар, опускаясь на лавку. - А зашел я проститься, потому, как рано поутру ухожу.

Ратон вскинул на брата удивленный взгляд.

- Что ж так скоро? Побыл бы еще малость.

- Не могу я, - мотнул головой Аргнар. – Время уходит бесповоротно, а мне еще надобно кое-что успеть сделать…

Ратон приметил на обычно спокойном лице брата следы явной озабоченности и еще какую-то неясную печать то ли горечи, то ли усталости. Это вовсе не походило на Странника, а значит, дело и впрямь было серьезное.

- Скажи, брат, может, помощь какая нужна? Я бы пошел с тобой… - предложил Ратон, решительно отодвигая полку в сторону и смахивая стружки в плетеную корзину, что стояла у его ног.

Но Аргнар только упрямо покачал головой.

- Нет, в этом деле ты мне не помощник, я сам должен это сделать!

Аргнар был неискренен. Пожалуй, что Ратон с его боевыми навыками и опытом настоящего воина в этом опасном походе очень пригодился бы – в этом Аргнар был уверен. Но он не хотел, да и не имел права разлучать брата с Ольмой. К тому же вести его в логово сил зла, откуда Ратон только недавно вырвался, он не мог. Однако, зная упрямый характер брата, говорить об этом прямо не стал.

- Тут на хуторе тебе и так дел хватит, а в нынешнее смутное время, если что случится, так поможешь Гестаму… у него мужики хоть и крепкие, да все ж не воины…

В доме повисла неловкая тишина, нарушаемая лишь потрескиванием обгорающих фитилей в светильниках. Все было сказано – это понимал каждый, а говорить попусту не хотелось. Да и к чему лишние слова перед долгой разлукой, которые только оставляют тягостные чувства?

Аргнар шумно вздохнул, хлопнул себя по коленям, поднялся с лавки и, стараясь казаться бодрым, произнес:

- Ну, вот и все, стало быть… прощайте, не поминайте лихом! Даст Бог – еще свидимся…

Ратон тоже поднялся из-за стола, шагнул к брату и крепко обнял его, не говоря ни слова. Так они и стояли молча, однако в этом молчании было все сказано – братья понимали, что любые слова сейчас были бы излишни.

- Ой, что ж это я?! – встрепенулась Ольма. – Совсем позабыла…

Она метнулась в угол комнаты, открыла большой старый сундук и достала из него небольшую берестяную шкатулку, в которой лежал перстень, оставленный ей Одноглазым.

- Вот, возьми, - сказала Ольма, протягивая замотанный в тряпицу перстень Аргнару. – Это тебе передал твой друг.

Развернув ткань, Аргнар поднес перстень ближе к свету и внимательно пригляделся к темно-синему камню, искусно вправленному в массивный золотой обруч. Показалось ему или нет, а вроде бы камень был живой. Казалось, в его глубине угадывается какое-то смутное, неуловимое для глаза движение. Камень притягивал взгляд, словно увлекая куда-то в неизведанную иномировую даль.

Ратон тоже подался чуть вперед, с пристальным любопытством вглядываясь в камень.

- Кхм… - задумчиво пробормотал он. – Камешек-то, кажись, не совсем простой. Он… он словно живой глаз могучего неведомого существа. Сдается мне, что он как-то связан с очень сильной магией, только вот не пойму, с какой…

От этих слов Аргнар непроизвольно вздрогнул. Молнией сверкнула догадка: "Наверное, это и есть тот самый камень, о котором сегодня мне говорила бабка Тора!"

- Драконий глаз… - чуть слышно произнес воин.

- Что ты сказал? – вскинул удивленный взгляд на брата Ратон.

- Да так, ерунда, - уклонился от прямого ответа Аргнар. – Просто с языка сорвалось…

Он повертел перстень, пытаясь обнаружить на нем какие-нибудь надписи или символы, но метал был чистым и гладким. Пожав плечами, Аргнар надел перстень на безымянный палец левой руки и тотчас почувствовал, как обруч словно бы чуть сжался, принимая форму пальца. Он не сдавил, а просто мягко, но плотно прилег, хотя перед этим был чуть великоват в размере. На какое-то короткое мгновение пришло ощущение холода в пальце, словно в кожу впилась ледяная игла, но тут же перстень слегка потеплел, и ощущение холода пропало. Аргнар провернул перстень на пальце – тот двигался свободно, хотя сидел плотно. В самом камне явно чувствовалось присутствие магической силы. Но она была какой-то непонятной. В ней не ощущалось гнетущей тьмы, но и не было ясного света. Это было что-то совсем другое.

- Ну что ж, пойду я, – просто сказал Аргнар.

Подчиняясь какому-то неосознанному порыву, Ольма внезапно потянулась к нему, быстро поцеловала в жесткую щетинистую щеку и отвернулась, стыдясь невесть откуда навернувшихся на глаза слез.

Обменявшись последним рукопожатием с братом, Аргнар шагнул за дверь в темень прохладной ночи. Он собирался немного отдохнуть перед дальней дорогой с тем, чтобы рано на рассвете выступить.

Но, как известно: человек предполагает, а Всевышний располагает. Выспаться в эту ночь Аргнару не удалось.

Сон не шел. Какое-то необъяснимое предощущение смутно тревожило, давило на сердце, не давая погрузиться в безмятежную дрему. Не помогли даже особые навыки отключаться в любой обстановке, которые Аргнар приобрел еще учеником в Храме Пяти. Уже понимая тщетность попыток заснуть, он решительно поднялся в постели, намереваясь выйти на свежий воздух. В этот момент с подворья донесся тревожный возглас ночной стражи:

- Стой! Кто идет?

Время было за полночь, и все хуторяне уж давным-давно спали. Значит, к воротам подъехал кто-то чужой. Заинтересовавшись этим, Аргнар вышел из дому и неспеша направился к воротам, где стражники лениво переругивались с ночными посетителями.

- Чего это вы по ночам шастаете? Порядочный люд в это время по домам сидит! – ворчал старик-стражник, близоруко щурясь сквозь узкую бойницу в темноту по другую сторону ворот.

- Да позови же ты хозяина наконец-то! – донеслось снаружи.

Громыхающий голос ночного гостя, заставил Аргнара невольно улыбнуться. В несколько прыжков он взобрался на сторожевую площадку и, свесившись через перила, позвал:

- Эй, Одноглазый! Ты что ли?

На мгновение наступила тишина, а затем раздался радостный голос:

- Странник!

- Откуда ты здесь взялся?

- Так я ж тебя повсюду ищу… слава Богу, встретились!

- Ты сам или с тобой еще кто?

- Нас двое – я и еще один твой давний знакомец… Может, нас все же впустят внутрь или будем так до утра беседовать?

Аргнар повернулся к старику и молодому парню, которые неуверенно переминались с ноги на ногу, не зная, что им делать.

- Впустите под мою ответственность.

- Надо бы все ж хозяина кликнуть… - нерешительно возразил молодой. – А то ведь мало ли что…

- Это не враги, я ручаюсь, так что Гестама не стоит понапрасну тревожить – утром доложитесь.

Старик внимательно посмотрел на Аргнара, почесал в коротком раздумье затылок, но спорить не стал. Он не спеша направился к воротам, все же продолжая по-стариковски ворчать:

- Ездют тут всякие-разные, не знамо кто, шастают без делу по ночам… честным людям спать не дают… а еще некоторые такие находятся, что тоже командуют, словно у себя дома…

- Ладно, отец, ты не серчай понапрасну, утром я перед Гестамом сам отвечу, - усмехнулся Аргнар.

Но до утра ждать не пришлось – хозяин хутора уже сам стоял на пороге, внимательно прислушиваясь к разговору.

- Впусти, Дейл! – коротко приказал он старику. – Раз уж Странник ручается за пришельцев, то пусть въезжают на подворье.

Близькі за тематикою матеріали шукайте в розділі Роман

Пропонуємо ознайомитися з наступною публікацією автора «Огненная чаша (Часть №31) / Роман | Анатолій Валевський». Якщо Ви пропустили, до Вашої уваги попередня публікація «Огненная чаша (Часть №29) / Роман | Анатолій Валевський». Ще більше Ви зможете прочитати на персональній сторінці автора Анатолій Валевський.


Обговорення

Візьміть участь в обговоренні твору

Мене звати: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора

Публікації автора Анатолій Валевський

Літературні авторські твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя тощо

Сторінка: 1 з 9 | Знайдено: 49
Автор: Анатолій Валевський
АВТОРСЬКІ ЗБІРКИ: Огненная чаша (роман фэнтези);
Сортування за: Дата/час опублікування з спад.;