Сучасні вірші, проза, твори Літературні твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя
Корзина: +0

 [Логін]
 [Пароль]
01.07.2018 14:46Роман
 
Огненная чаша
Рейтинг: 5 | 1 гол.
Без обмежень
© Анатолій Валевський

Огненная чаша

Часть №38
Анатолій Валевський
Опубліковано 01.07.2018 / 46532

Сырой северо-западный ветер устойчиво дул уже третьи сутки, сея мелкую водяную пыль на обсидиановые плиты длинного и широкого причала Западных ворот. Из-за непогоды кораблей в порту было мало, да и те, которые стояли пришвартованными, выглядели безжизненными – никаких погрузочно-разгрузочных работ на них не проводилось. Команды из-за вынужденного безделья прогуливали деньги в припортовых кабаках, дожидаясь улучшения погоды.

За унылой серой пеленой мороси даже не был виден скалистый Дозорный остров. Высокие каменные стены морской крепости, казалось, напитались влагой до предела. По их монолитным бокам вода стекала маленькими ручейками, которые соединялись в охранном рву, опоясывающем весь город сплошным широким кольцом, а уже оттуда уходила по дренажным трубам в море.

Герцог Хэдмир стоял на краю причала и задумчиво смотрел в свинцово-серую даль. Ветер раздувал отяжелевшие от сырости полы его плаща, словно крылья старого орла. В нескольких шагах позади герцога терпеливо стоял Корни – слуга барона Бродира.

С тех пор, как Хэдмир прибыл в крепость-порт вместе с сыном Этмором и форванскими гвардейцами, освободившими его из лап чау-гарских черноплащников, прошло уже более полугода. Барон Бродир – двоюродный брат благородного барона Греттира, был давним знакомцем герцога и с радостью принял его у себя. Каково же было изумление и радость Хэдмира (а еще больше - юного Этмора), когда они узнали, что дочь Греттира – белокурая красавица Лута тоже здесь. Печальная весть о смерти отца и гибели родового замка Мелрода сделала ее замкнутой. Девушка не участвовала в празднествах, которые периодически устраивала местная аристократия. Всего лишь один раз посетила она дворец правителя по его личному приглашению, когда отмечался день независимости свободного государства Малицента, в состав которого входила и крепость-порт Западные ворота.

Встретившись с Этмором, Лута словно ожила. Постепенно она снова начала улыбаться. В ее глазах вновь появился задорный блеск. Молодая служанка Аста, сопровождавшая свою юную хозяйку от замка Мелрода, наконец-то с радостью достала из сундуков залежавшиеся там наряды и украшения. Лута постепенно вновь становилась той жизнерадостной девушкой, которой и была до гибели отца. Искренние пылкие чувства Этмора помогали ей в этом - молодость все же брала свое.

Хэдмир размышлял. За всю свою жизнь герцог всего лишь несколько раз бывал на берегу Студеного океана, омывавшего Форван с северо-востока. Вся его жизнь, за редкими исключениями, прошла в Панграде – столице герцогства. И вот теперь, когда он был вдали от родины и от своих прямых обязанностей, герцог получил возможность свободного созерцания огромного водного пространства. Хэдмиру нравилось море Харлад. Эти огромные массы свинцовых (в непогоду) вод и бирюзовых - в солнечные дни заставляли забывать его обо всем на свете. Наверное, если бы он родился в семье простого рыбака, то, скорее всего, стал бы юнгой, а затем и шкипером какого-нибудь торгового судна. Но по праву рождения Хэдмир был герцогом – наследным правителем Форвана, а значит, лишенным права выбора. Его беспокоили судьбы подданных, судьба его государства. Каждый день вынужденной эмиграции тяжким камнем ложился на душу, и не было ему покоя ни ночью, ни днем.

Но и здесь, на западном побережье Вальгарда происходило что-то весьма нехорошее. Почему-то, всегда жившие в мире и дружбе Малицента и королевство Тромболи, вдруг стали врагами. Испокон веков суверенная граница между ними пролегала по хребту Гремящих гор, и никто не притязал на земли соседа. Но с некоторых пор соседи начали без всяких видимых причин обвинять друг друга в коварных замыслах, в посягательствах на внутреннюю политику. Да что там говорить, если даже в обычных поселениях соседи начали враждовать?! За всем этим явно стояли происки черных жрецов, чьих эмиссаров в последнее время замечали повсюду. Они сеяли семена вражды и недоверия, пытаясь разобщить народы Вальгарда и натравить их друг на друга. Даже знатные и благородные фамилии уважаемых родов затевали интриги внутри своих семей…

Ох, не к добру все это! Власть Повелителя тьмы крепчала с каждым днем все больше и больше. Его чудовищные твари настолько осмелели, что появлялись уже далеко за пределами Потерянного края. Завелись неведомые доселе страшилища в ранее безжизненных Тенгоровых болотах. Рыжие карлы Обманных гор обнаглели настолько, что уже делали вылазки за пределы своих владений – совершали набеги на стоянки мирных степных кочевников. А в древнем Провале, рассекающем надвое Безмолвные горы, объявились злобные духи, охотящиеся на людей. Поэтому одинокие хутора, которые изредка попадались вдоль Опасного пути, нынче обезлюдели и смотрели на дорогу безжизненными провалами холодных окон брошенных домов. Теперь уже никто не рисковал ходить к алмазным копям, расположенным на границе Лесов Забвения. А в Хэлдарских горах снова обосновались разбойники, из-за которых прервались все связи между королевством Понго и Менткроудом…

Хэдмир тяжело вздохнул и медленно направился к портовым воротам. Молчаливый Корни, словно тень, последовал за ним. По строжайшему наказу барона Бродира он всегда сопровождал герцога во всех его выходах в город. Иногда к ним присоединялся и старый десятник Гелли. После гибели барона Греттира он считал своей обязанностью охранять его дочь Луту. Но в последнее время у девушки появилась более надежная охрана – молодой Этмор ни на шаг не отставал от нее. Поэтому ветеран позволял себе время от времени сопровождать герцога, к которому относился с искренним уважением.

Начальник портовой стражи дернулся, было, навстречу, но признал законного правителя Форвана и учтиво поклонился ему. Хэдмир хотел остановиться и немного побеседовать с начальником, но в этот момент заметил невдалеке Гелли, который что-то горячо обсуждал с несколькими гвардейцами, приехавшими в Западные ворота вместе с герцогом. Глаза ветерана сурово блестели, а седые усы чуть топорщились.

Видать, разговор был серьезный, и Хэдмир направился к гвардейцам.

Заметив приближающегося к ним герцога, все умолкли и вежливо поклонились.

- О чем вы спорите, друзья мои? – спросил Хэдмир. – Судя по выражению лиц и жестикуляции, вы обсуждаете какой-то боевой план?

Гелли смущенно кашлянул, дернул себя за ус, а затем, быстро переглянувшись с товарищами, признался:

- Есть тут одно дельце… Мы, ваша светлость, хотим сделать вылазку и посмотреть, кто это по ночам совершает таинственные набеги на мирных поселян, живущих за стенами крепости…

- Люди разное болтают… - вмешался в разговор один из гвардейцев.

- Например? – поинтересовался Хэдмир.

- Говорят, что похищают младенцев, а взрослых убивают! Но кто это делает, никому не ведомо, потому как никто и носу из дому не кажет, едва только ночь наступает…

- И давно эти слухи поползли?

- Вроде бы с полгода, а может, и больше… - гвардеец пожал плечами. – Сперва особо никто и внимания не обратил, думали, разбойники какие или еще кто. А потом это стало происходить все чаще. Поселяне уж и прошение подавали местным властям, да только их и слушать не захотели. Говорят, сами, мол, мужики понапиваются, друг дружку поубивают, а потом пытаются свалить вину на бабьи выдумки!

Хэдмир окинул пытливым взглядом воинов и предположил:

- А что, если так оно и есть?

- Нет, ваша светлость, – покачал головой Гелли. - Я тут знаю одного хозяина хутора – он мужик правильный, врать зря не будет. Прошлой ночью он услышал вопли из соседской избы, зажег факел и выскочил на подворье с сыновьями. Сказывал, что своими глазами видел жуткое чудовище, похожее на гигантскую сороконожку, что выбралось из вывороченных дверей с младенцем в челюстях и подалось куда-то в темноту. Они к соседям в избу, а там… все в кровище, живых никого…

- М-м-да-а… - пробормотал Хэдмир. – Как-то все это…

Он неопределенно покрутил рукой, подыскивая слова, но так и не смог ничего добавить. Новость действительно была таинственно-пугающей.

- Так, значит, вы набираете отряд добровольцев? – задумчиво промолвил герцог и неожиданно добавил: - А меня возьмете?

Гвардейцы растерянно переглянулись.

- Ваша светлость, - замялся Гелли. – Не сочтите за грубость, только дело это… походное: грязь, болото… опять же по ночам между хуторами мотаться придется… наше-то дело солдатское, привычное…

Седоусый десятник не стал говорить о том, что такая вылазка весьма опасна. Это лишь раззадорило бы Хэдмира, а то и обидело бы.

Но герцог и так все прекрасно понимал.

- Значит, не возьмете. – подытожил он. – Ну что ж, наверное, так будет правильно – воин-то из меня никудышный… Только вот что я думаю: надобно с бароном Бродиром потолковать, может, он чего и присоветует, а то и десяток своих воинов подбросит в помощь. Дело-то важное… А когда, стало быть, собираетесь?

- Если всех, кто на это дело пойдет, успеем собрать, так сегодня вечером и выступим. А чего ждать?

На том и порешили. Гвардейцы пошли собирать проверенных товарищей, а Хэдмир с Гелли и Корни отправились в дом Бродира.

Барон воспринял новость сразу и без насмешек. До него уже доходили странные настораживающие слухи. Поэтому Бродир тотчас вызвал командира своих воинов и, коротко объяснив ему задачу, повелел отобрать десяток самых отчаянных рубак, проверенных в боях, и снабдить их всем необходимым для предстоящей вылазки.

Этмор порывался тоже отправиться в ночной дозор с воинами, но Хэдмир отговорил сына, да и Лута смотрела на него так умоляюще, что юноша сдался.

Ближе к вечеру, когда занудный дождь угомонился, отряд воинов в составе трех десятков в полном боевом снаряжении выехал из восточных ворот города и на рысях направился к югу вдоль Обходного пути. Там в нескольких лигах располагались хутора, где, как говорили, по ночам чаще всего появлялись чудища.

Хэдмир с Бродиром уединились в кабинете барона, чтобы обсудить то положение, в котором сейчас находились жители Вальгарда. Ясно было, что все происходящее вокруг, кем-то очень тщательно спланировано. Вражда, неожиданно вспыхивающая то тут, то там между добрыми прежде соседями, только подтверждала эти подозрения.

Герцог вспоминал о том, что произошло в Форване. Он подробно рассказал о чау-гарских жрецах и их черноплащной коннице. К его удивлению Бродир припомнил, что и в Западных Воротах в последнее время объявилось много странствующих монахов в черных плащах. Да и в других городах Малиценты они стали попадаться все чаще.

- А что, если эти монахи на самом деле тайные эмиссары черных жрецов? – предположил барон. – Вот ведь странно-то как: не было их на наших землях – и все жили мирно, а как объявились эти монахи, так сразу и пошла смута! Да еще и всякие чудовища вдруг появились, коих отродясь в этих местах никто прежде не видывал…

- Так может, обратиться к правителю Малиценты? – предложил Хэдмир. – Чтоб как следует проверили этих монахов, допросили: кто да откуда, зачем явились?

- Нет, милостивый государь, вы уж мне поверьте – проку с этого не будет никакого… - с сомнением покачал головой барон. – Вы же ведь знаете – государство у нас свободное, и по закону никто не имеет права посягать на личную свободу другого человека независимо от его вероисповедания или места рождения.

- Но проверить-то можно! А вдруг это действительно посланцы Повелителя тьмы?

- Бездоказательно… Вот если бы мы их на чем-то поймали, тогда да! Но, увы, пока еще никто на монахов не жаловался. А то, что кто-то кому-то не нравится, еще не повод для официального расследования.

Хэдмир нахмурился и забарабанил пальцами по столу, о чем-то размышляя. Его взгляд был устремлен в одну точку, словно там, за гранью видимого, он силился отыскать ответ.

Барон Бродир терпеливо ждал, что скажет его уважаемый гость.

Наконец герцог поднял голову и осторожно произнес:

- А если провести неофициальное расследование?

- То есть, как это?! – удивился Бродир.

- Ну, допустим, некий человек хочет найти одного своего старого приятеля и поэтому ходит по улицам города, заглядывает во все гостиницы и расспрашивает встречных, описывая внешность вымышленного приятеля…

- Но какую внешность?

- Известно. Смуглолицый, молчаливый, ходит в черном монашеском одеянии… можно даже имя какое-нибудь придумать… скажем, Скундрел!

- М-м-м… - барон задумчиво наморщился. – Что ж… может и сработать, хотя надежды маловато. Однако это деликатное дело, поэтому необходимо подобрать надежных людей…

- Я займусь этим вопросом лично.

- В одиночку?!

- Нет, я возьму с собой нескольких проверенных гвардейцев из тех, которые освободили меня и сына.

- Этмора вы тоже возьмете в дело?

- Нет, пожалуй, ему об этом я не буду говорить…

- И правильно, - согласился Бродир. – Он еще молод, горяч… к тому же он сейчас опекает Луту, и я, честно признаться, рад, что у нее снова появился вкус к жизни. После гибели моего брата племянница была, словно неживая.

Еще немного побеседовав о делах житейских, Хэдмир и Бродир разошлись, пожелав друг другу спокойной ночи. Но ни тот, ни другой так и не сомкнули до утра глаз, ожидая вестей от посланного в ночной поход отряда воинов под предводительством Гелли.

* * *

На рысях конный отряд шел к дальнему хутору, где за последнее время чаще всего появлялись ночные чудища.

Иногда сыпал мелкий моросящий дождь, но он заканчивался так же внезапно, как и начинался. В разрывах низких туч проглядывали звезды, а иногда и полная желтоватая луна, поэтому дорога была хорошо видна на полсотни шагов вперед.

Как и положено опытному ветерану, Гелли ехал впереди. Копье он держал в левой руке, оперев переднюю часть древка на холку коня. Он подробно вызнал дорогу еще до выхода из города, но на всякий случай взял с собой одного из хуторян, который уж распродался на базаре и собирался поутру возвращаться домой. Провожатый ехал сразу за Гелли.

Кони шли ровно, изредка пофыркивая. Несколько хуторов с темными по ночному времени окнами уже остались позади. Никто даже и не выглянул на проезжавший отряд воинов, по всему ощущалось, что поселенцы боялись всего, даже людей.

Впереди за рощей, уходящей к Древнему лесу, должен был быть дальний хутор. Ходу оставалось с пол-лиги.

- Эй, парни, не расслабляться! – крикнул через плечо Гелли. – Скоро хутор, а что там сейчас делается, неизвестно. Оружие держать наготове!

Через некоторое время отряд обогнул рощу. Впереди показался хутор. И тотчас ушей ратников достигли заполошные вопли баб. Худо было дело – на хуторе шла резня.

На полном ходу воины ворвались в хутор и сперва даже растерялись от того, что увидели! Одна изба горела изнутри. Пламя начало вырываться из разбитых окон наружу, освещая подворье мрачным светом. В этих зловещих отсветах по двору ползло мохнатое членистоногое чудовище с окровавленными жвалами, в которых оно несло маленький сверток. Где-то в темноте душераздирающе кричала женщина. Возле амбара два мужика отмахивались вилами и топором от наседающей на них огромной сороконожки. Большой дворовой пес, захлебываясь хриплым лаем, пытался вцепиться в панцирный бок чудовища, но его клыки лишь безуспешно лязгали, не в силах прокусить хитиновую броню.

- Разбиться на группы по пять человек! – прокричал Гелли, подымая копье. – Бейте тварей, чтоб ни одна не ушла!

Еще перед выездом из Западных Ворот Гелли разбил три десятка, попавшие под его командование, на шесть групп по пять воинов в каждой. Поэтому никакой суматохи не было – на пятерки разбились почти мгновенно и сразу ринулись в бой.

Гелли со своими товарищами развернулся в плотную цепь и атаковал чудовище, прижавшее к стене амбара мужиков. Дружно ударили копья в бок огромной сороконожки. Сила удара была такова, что чудовище перевернулось на спину. В тот же миг вторая пятерка всадила копья в открывшееся подбрюшье, покрытое более тонкими пластинами хитина.

Сороконожка издала душераздирающий скрипучий визг и забилась в агонии, бешено извиваясь и пытаясь дотянуться мощными челюстями до древка копий. Но подоспевшая пятерка Гелли довершила дело, добив страшилище.

Тем временем остальные воины посреди двора взяли в кольцо второе чудовище, державшее в челюстях сверток с младенцем. Они поочередно атаковали его со всех сторон, но копья скользили по крепкому панцирю, не нанося страшилищу вреда. Сороконожка вертелась во все стороны, норовя выскользнуть из окружения, но не находя ни единой лазейки. Маленький сверток, из которого доносился плач ребенка, беспомощно мотался в ее челюстях.

- Разойдись! – раздался громогласный голос Гелли.

Воины послушно отступили. В тот же миг чудовище прытко бросилось в образовавшийся просвет, но не тут-то было. Пятерка Гелли снова применила боковую атаку. Но, боясь причинить вред младенцу, ударили не по всей длине туловища, а лишь в заднюю часть, поэтому гигантская сороконожка устояла.

От резкого толчка ткань, в которую был завернут младенец, треснула, и ребенок отлетел в сторону. Один из мужиков, что в стороне изумленно пялились на неожиданных спасителей, бросился к младенцу и, бережно прижав его к груди, тут же отбежал в сторону.

Сороконожка яростно ринулась на атаковавших ее воинов. Мощное членистоногое туловище враз оказалось у самых ног лошадей. Щелкнули ужасные челюсти, и конь одного из воинов рухнул с перекушенной ногой, увлекая за собой седока. Не обращая внимания на остальных, чудовище бросилось к упавшему воину, который на свою беду запутался в сбруе и не мог подняться без посторонней помощи.

Все решали мгновения. Всадники растерялись, не успевая помочь товарищу. Страшилище уже щелкнуло челюстями над беднягой, приноравливаясь, как бы откусить ему голову. И тут откуда-то из темноты выскочил полураздетый здоровенный мужик со всклокоченной бородой. В руках он держал громадный топор-колун. Яростно закричав, он прыгнул прямо на спину чудовищной сороконожки и со всего размаху с хриплым подсердечным выдохом обрушил топор на то место, где голова страшилища соединялась с отвратительным туловищем.

Раздался хруст, треск и огромная голова, все еще продолжая щелкать жуткими жвалами, отвалилась в сторону. Тело монстра забилось в корчах, но мужик уже спрыгнул на землю и оттащил упавшего воина в сторону.

Как-то внезапно схватка закончилась, и наступила тишина, прерываемая лишь треском и гулом яростного пламени, вырвавшегося из окон наружу и охватившего всю избу. Откуда-то начали появляться перепуганные жители хутора, до этого прятавшиеся в своих избах, а то и в подвалах. Они несмело подходили ближе, с радостным недоверием поглядывая на воинов, убивших кошмарных ночных похитителей.

Гелли приказал двум пятеркам объехать по периметру хутор, проверить, не притаились ли где еще посланцы темных сил, и выставить на всякий случай дозоры. После этого он спешился и, подойдя к хуторянам, испуганно сбившимся в кучу, завел с ними разговор:

- Люди добрые, поведайте, что у вас тут происходит, и откуда появились эти чудища в здешних краях?

Бородатый мужик, который снес топором голову сороконожке, смущенно кашлянул и ответил:

- Так оно ведь дело-то, какое, господин хороший, простите, не знаю, как звать-величать…

- Десятник Гелли.

- Так вот, господин десятник, откуда вся эта нечисть приходит, нам не ведомо, только зачастили они к нам – житья нету! Народ у нас простой, воинскому делу не обученный. Так, одни бабы деревенские да мужики-хлебопашцы, кои меча в руках никогда не держали – вот и тешится безнаказанно нечисть вволю…

- Ну да, безнаказанно! Я же сам видел, как ты этой твари голову одним ударом топора снес! Неужто не могли за себя постоять?

- Так ведь это я от отчаяния, господин десятник… - смущенно развел ручищами бородач. – Гляжу, чудище отвратное мальца соседского тащит, ну я и взъярился… Схватил, что под руку попало – и того… Оно вроде как и не особливо сложно было, ну словно плуг ковать…

- Так ты, стало быть, кузнец?

- Ну…

- Молодец! А все ж откуда бы эти страшилища к вам повадились?

Бородач задумчиво почесал бороду, что-то припоминая, а затем воскликнул:

- Были тут у нас полгода назад двое каких-то упырей в черных одеяниях. Сами смуглолицые и, хоть по-нашему разговаривали, однако говор чувствовался чужеземный.

- Ну так и что? – удивился Гелли, но тут же насторожился. – Погоди, говоришь, чужестранцы в черном одеянии?

- Именно так, господин десятник.

- А о чем говорили?

- Так в том-то и дело, что проповедовали они страхи какие-то. Будто бы надо покориться власти какого-то там Повелителя тьмы, дань ему платить и помогать всячески его представителям.

- А вы?

- Я ж и говорю: мы – народ простой, нам политика без надобности. Так мы тем черным и ответили, а они чего-то там про страшную кару непослушным талдычили да всякими бедами стращали… Неужто думаете они и наслали этих страшилищ?!

Гелли задумчиво потеребил седой ус.

- Ладно, разберемся! – решил он. – У вас тут на первое время два десятка воинов останется для охранения, а я в Западные Ворота вернусь – надобно правителю доложить, что к чему.

Воинов распределили по избам на постой.

Отдохнув до рассвета, Гелли со своим десятком отправился обратно в город, едва первые лучи утреннего солнца пробили сумрак низких туч, медленно ползущих, казалось, над самой землей.

В Западные Ворота вернулись быстро, не встретив на пустынной дороге ни души. Еще сонные городские стражники у ворот изумленно выпучили глаза на усталых, заляпанных грязью всадников, невесть откуда взявшихся в такой ранний час.

- Чего зенки-то повылупляли, сонные тетери?! Открывайте ворота! – гаркнул на них Гелли.

То ли у десятника вид был грозный, то ли начальник караула еще сам не проснулся, только перечить не стал, а кинулся вместе с другими стражниками открывать тяжелые створки.

Едва ворота открылись, как отряд с места в карьер поскакал по широкой улице в сторону дворца правителя Малиценты.

- Эй, постойте! А пропуск?! – запоздало крикнул начальник вслед удаляющейся кавалькаде.

Однако никто из всадников даже не обернулся на его голос. Лишь один из увальней стражников – здоровенный рыжий детина громко заржал, оскалив кривые желтые зубы. За что тут же и поплатился – разозлившийся на собственную оплошность начальник караула со всего маху врезал ему по самодовольной краснощекой роже.

- Чего ржешь, дурак?! – рыкнул на него начальник. – Службу как несешь?! Да я тебя в карцере сгною!

Рыжий детина попытался, было, спрятаться за своих товарищей, да не тут-то было – все так и прыснули во все стороны, потому как никому не хотелось попадать под руку внезапно разбушевавшемуся начальству.

А тем временем, пока начальник продолжал изливать свой гнев на незадачливого стражника, небольшой отряд Гелли на всем скаку влетел на широкую, мощеную ровным булыжником центральную улицу, где горделиво возвышались дома аристократов и богатых купцов. Прогрохотав под окнами еще спящих особняков, всадники осадили коней лишь у самого крыльца большого дома, где проживал барон Бродир.

В доме уже давно не спали, дожидаясь вестей от посланного в ночь отряда. Когда Гелли взбежал по ступеням беломраморной лестницы на второй этаж, его встретили барон Бродир и герцог Хэдмир. Втроем они зашли в кабинет барона и плотно прикрыли за собой двери.

Разговор продолжался несколько часов, после чего Бродир вместе с Гелли отправился во дворец правителя Малиценты, а Хэдмир пригласил в гостиную гвардейцев, вернувшихся из ночной вылазки.

Совещание происходило за закрытыми дверьми до тех пор, пока не вернулся барон с десятником. По их словам правитель Малиценты сперва воспринял рассказ с недоверием. Но, выслушав подробный доклад Гелли и поговорив со своими советниками, выделил для охраны хуторов сотню конных копейщиков и сотню панцирной пехоты, которые должны были отправиться к месту службы завтра на рассвете и сменить оставшихся на дальнем хуторе воинов из отряда Гелли.

Сам герцог, Гелли и его проверенный десяток ветеранов, которые прибыли с ним в крепость-порт из замка Мелрода, сопровождая дочь барона Греттира, приняли решение с сегодняшнего вечера начать обход улиц города в поисках черноплащных монахов, а также проверить наиболее подозрительные притоны и постоялые дворы.

Незримая тень настороженности и недоверия нависла над Западными Воротами. Противоречивые и пугающие сведения, поступающие от дальних пределов государства Малицента, не давали ясности, а лишь вносили еще большую сумятицу в умы обывателей. По слухам повсюду на землях Вальгарда вспыхивали войны и кровавые междоусобицы, хотя причин толком никто назвать не мог. Нынче горожане с подозрительностью смотрели на своих соседей, с которыми прожили бок о бок много лет, не говоря уж о пришлых, к коим относились и вовсе чуть ли не с ненавистью. В каждом встречном им чудился злодей, посягающий, ежели не на жизнь и кошелек, то, по крайней мере, на честь и свободу. Плохо, ох, плохо стало в некогда гордом и свободолюбивом городе. Даже погода, словно по чьему-то злому наущению, в последнее время стала гнусной до невозможности. Казалось, Западные Ворота пропитались сыростью и затхлостью до самого фундамента. Да еще и досужьи бабьи языки плели невесть что, пророчествуя неисчислимые беды и страшные болезни.

01.07.2018 Проза / Мініатюра
Гусята / Миниатюра | Анатолій Валевський
Попередня публікація: 01.07.2018 Проза / Роман
Огненная чаша (Часть №37) / Роман | Анатолій Валевський
НадрукуватиПортфоліо автора
*Збереження публ. для прочитання пізніше
Чудово Добре Посередньо
Найновіше
18.07.2018 © Наталія Старченко / Повесть
Советы красотки Светы
11.07.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
Гуньков
14.06.2018 © Лора Вчерашнюк / Миниатюра
Притча о Дружбе
11.06.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
ЖИТИЕ ГАРНИЗОННОЕ...:)))
15.05.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
DIE ARBEIT, ПРОСТИ ГОСПОДИ:)))
Огненная чаша (роман фэнтези)
29.05.2018
Огненная чаша (Часть №1)
01.07.2018
Огненная чаша (Часть №36)
01.07.2018
Огненная чаша (Часть №38)
02.07.2018
Огненная чаша (Часть №39)
Сподобалось? Підтримай Автора, поділись посиланням:
Рейтинг: 5 (МАКС. 5) Голосів: 1
Переглядів: 5  Коментарів: 1
Тематика: Проза, Роман
ОБГОВОРЕННЯ
Мене звати: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора
 03.07.2018 09:13  Лора Вчерашнюк для © ... 

Ох, уж эта злая магия!!! Стоит на запугивании - не испугался - победил)))) Спасибо, интересно))) 

БЛОГ "ВІЛЬНІ ТЕМИ"
18.07.2018 © Суворий
Судетська криза: Німеччина розпочала мобілізацію військ (серпень 1938)
17.07.2018 © Суворий
Перші економічні наслідки антисемітизму в Судетах (серпень 1938)
16.07.2018 © Суворий
Німецька загроза продовжує нависати над Чехословаччиною (липень 1938)
15.07.2018 © Суворий
Ватикан: папа Римський таврує расизм (липень 1938)
14.07.2018 © Суворий
Історичний переліт Говарда Гюза довкола світу (липень 1938)
ВИБІР ЧИТАЧІВ
29.08.2010 © Віта Демянюк
12.04.2011 © Закохана
27.11.2014 © Серго Сокольник
17.09.2014 © Софія
26.09.2015 © Уляна Яресько
11.12.2012 © Каранда Галина
Літературне інтернет-видання "Проба пера" ставить за мету сприяти розвитку української культури та мови. У нас можна відшукати твори українською та російською мовами сучасних авторів України. Всі доробки віршів, прози, публіцистики друкують завжди самі автори або редактори за їх особистою згодою. На літературному порталі тільки вірші та проза сучасників.
© "Проба Пера" | 2008 - 2018
admin@probapera.org

Редакція сайту не завжди поділяє погляди та політичні вподобання дописувачів, тому відповідальність за зміст творів несуть самі автори ©  Авторські права на твори застережені і належать їх авторам
© Передрук матеріалів в електронних ЗМІ та на веб-сайтах дозволений тільки за наявності гіперпосилання на probapera.org
© Право на передрук творів у паперових ЗМІ та іншій поліграфічній продукції (а також відтворення у будь-який спосіб в аудіо чи відео форматах) належить авторам і дозволений лише за їх письмової згоди