Сучасні вірші, проза, твори Літературні твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя
Корзина: +0

 [Логін]
 [Пароль]
03.07.2018 09:56Роман
 
Огненная чаша
Рейтинг: 5 | 1 гол.
Без обмежень
© Анатолій Валевський

Огненная чаша

Часть №42
Анатолій Валевський
Опубліковано 03.07.2018 / 46556

Уже прошла целая неделя с тех пор, как отряд Аргнара расположился в горловине ущелья, насквозь прорезающего окраинную цепь Поклонных гор, ответвлявшуюся далеко на восток от основного горного массива. По всем расчетам здесь было самое лучшее место для засады. Наверняка отряд черных жрецов пойдет именно этим путем, поскольку через ущелье можно напрямик выйти на северную оконечность Поклонных гор, откуда к Горячим ключам была прямая дорога.

- Холодрыга-то какая нынче! - недовольно проворчал Одноглазый, передергивая плечами. - Прямо до самых костей пробирает... Сидим тут сиднем и даже не знаем, чего высиживаем...

Он испытующе скосил глаз на Странника, в ожидании ответа. Но тот молчал, словно не слыша, и только задумчиво смотрел на ленивые струйки полупрозрачного дыма от едва тлеющего костра, что смешивались с космами холодного тумана и медленно сползали по осыпи вниз.

- Ладно бы хоть где-нибудь в другом, более уютном месте устроились, так нет же - угораздило прямиком на окраину Северной пустыни... – снова завел свое Одноглазый, пытаясь вытянуть из друга хоть слово. - Да еще и неизвестно, может, зря мы здесь высиживаем...

Так и не получив ответа, Одноглазый шумно засопел, плотнее запахивая отяжелевший от сырости плащ и недовольно повернулся на другой бок. Он полулежал в неглубоком рву с осыпавшимися краями, который проходил как раз по верхней кромке каменистой осыпи. Напротив него возле полуугасшего костра в задумчивости сидел Аргнар. За его спиной, опустив голову на передние лапы, лежал Рип. Казалось, что волк дремлет, но из-под его полуприкрытых век нет-нет да поблескивали внимательные глаза, а чуткие настороженные уши ловили малейшие звуки, долетающие из ущелья.

Еще дальше расположились воины Филгора. У каждого оружие было наготове – луки с натянутыми тетивами и взведенные арбалеты. Альфарцы о чем-то беззвучно беседовали между собой, но об этом Одноглазый догадывался лишь по их шевелящимся губам, хотя не слышал ни слова. Следопыты умели разговаривать, читая слова по губам.

Мучаясь от томительного вынужденного безделья, Одноглазый зевнул так сильно, что едва не вывернул себе челюсть и, теряя терпение, сердито ударил кулаком по земле.

- А ты точно уверен, что чау-гарские жрецы должны пройти именно здесь? И вообще, почему ты, Странник, решил, что они не опередили нас? Они могли уйти к Горячим ключам другим путем...

- Каким? – наконец-то откликнулся Аргнар.

- Ну-у… не знаю… - Одноглазый растерянно пожал плечами. – Только вот так сидеть сиднем тоже не дело. Ты-то сам уверен в том, что эти чернокнижники пройдут здесь?

- Филгор посылал Асмунда на разведку. За дальней цепью холмов он видел вдалеке отряд, который ехал в нашем направлении. Здесь можно пройти только по этому ущелью, в обход уйдет дней шесть…

- Ну и что? – упрямо не сдавался Одноглазый. – А если это кто-то другой? Ну, допустим, охотники или еще кто?

Аргнар только криво усмехнулся, взглянув на старого товарища по оружию, и кратко ответил:

- Уверен, это они. Жди...

Понимая, что разговор окончен, Одноглазый шумно вздохнул и разочарованно отвернулся, всем своим видом выражая возмущение, Аргнар же снова погрузился в невеселые размышления.

Прошедший год не только ничего не прояснил для него, а наоборот - еще больше запутал в жизненных лабиринтах. Свобода выбора, о которой ему со всех сторон твердили многие, оказалась на самом деле обманчивой иллюзией – этой свободы просто не существовало на самом деле. Как выяснилось, человеческая судьба, по крайней мере, лично его, была предопределена заранее, и свернуть с намеченного пути не было никакой возможности.

"Ольма... Ольма... где же ты сейчас? Вспоминаешь ли обо мне хоть иногда или уже позабыла совсем?" - мысленно обратился Аргнар к молодой травнице, пытаясь внутренним взором дотянуться до хутора Гестама. Перед глазами встала фигура молодой женщины, вглядывающаяся в даль из-под ладони козырьком. Она стояла у высоченного частокола из толстых бревен, а чуть дальше в стороне стоял Ратон, с нежной любовью глядящий на травницу. В глазах же Ольмы была озабоченность и какой-то невысказанный упрек... или это только померещилось ему? Она опустила руку и шагнула в сторону, неожиданно открывая взору Аргнара другую молодую женщину с младенцем на руках.

Накатила теплая волна и одновременно с ней ударила под сердце острая игла. Там, у частокола стояла Вальдида, и она держала на руках сына. Его сына! Эх, если б не та безумная ночь в Лесном уделе, когда смешались воедино отчаяние, усталость, гордость и тоска одиночества... Может быть, все сложилось бы иначе...

- Эх, Вальдида-егоза… - не сдержавшись, пробормотал Аргнар и скрипнул зубами.

В этот момент едва слышно глухо заворчал Рип, и сразу все изменилось. Посторонние мысли мгновенно улетучились - осталось лишь волнующее предощущение схватки. Аргнар, словно кошка, пружинисто и бесшумно вскочил на ноги. С угрожающим шипением вылетел из ножен его верный меч и матово блеснул в туманной дымке.

Воины Филгора уже тоже были на ногах все как один, и только увалень Одноглазый слегка замешкался, запутавшись в складках своего необъятного плаща, когда затаптывал последние угли дотлевающего костра. Но вот и он присоединился к остальным, замершим в напряженном ожидании.

- Кажись, идут... - хрипло выдохнул он, наваливаясь широченной грудью на край рва и старательно пытаясь разглядеть в густом тумане приближающегося неприятеля.

Вязкая зловещая тишина заполняла все неглубокое ущелье от края до края. Ничто не шевелилось, и только густая молочная пелена зыбкого тумана медленно-медленно плыла понизу, слегка подгоняемая почти неощутимым холодным дыханием Северной пустыни.

В томительном ожидании прошло еще несколько минут, прежде чем слух людей различил первые звуки приближающегося вражеского отряда. Вот глуховато стукнуло о камень конское копыто, тихо звякнула звеньями кольчуга, скрипнуло седло. В тумане один за другим начали проступать колеблющиеся темные силуэты всадников в черных плащах. Один, два, три, четыре... Они, как черные призраки, казалось, выныривали из ниоткуда и выстраивались в колонну.

- Десятка два будет... а то и три… - одними губами прошептал Одноглазый, хищно раздувая ноздри – Кажись, все здесь. Ну, держись, сейчас начнется потеха…

Аргнар молча кивнул, не отрывая пристального взгляда от силуэтов неприятеля. Они неотвратимо приближались.

Первые чау-гарские всадники уже миновали Аргнара и Одноглазого, поравнявшись с отрядом альфарцев Филгора. Они ехали молча, словно призраки, и, судя по всему, даже не подозревали о возможной засаде. На бесстрастных лицах под широкими капюшонами читалась полная уверенность в своих силах.

Дальше все произошло очень быстро. С низким хриплым рыком, в котором прозвучала лютая ненависть, Рип стремительной серой тенью взметнулся над краем осыпи и рухнул на спину последнего всадника. Могучие клыки с хрустом сомкнулись на шейных позвонках чау-гарца, и одним врагом стало меньше.

Дружно и слитно пропели погребальную песню белооперенные стрелы альфарцев, выбивая из седел опешивших от неожиданности жрецов и их воинов-охранников. А следом за стрелами на головы прислужников тьмы обрушились холодно сверкающие мечи.

Аргнар и Одноглазый дружно врубились в самую гущу отряда неприятелей, сея вокруг себя смерть и панику. Все было заранее оговорено: они прекрасно понимали, что успех нападения зависел от внезапности и стремительности. Нельзя было дать жрецам ни одной минуты, чтобы опомниться и принять ответные меры, иначе все могло пропасть – тягаться с ними в колдовстве было бесполезно. И поэтому Странник вертелся смертоносным волчком, полностью доверившись интуиции и мечу.

По опыту зная, на что способен его товарищ в смертельной битве, Одноглазый еще в самом начале боя предусмотрительно отпрыгнул на несколько шагов в сторону, чтобы случайно не попасть под сверкающую сталь аргнарова клинка.

Альфарцы-следопыты по два, по три окружили уцелевших после первого залпа воинов Ордена и, стаскивая с лошадей, безжалостно добивали на земле. Рип был тут же, в самой гуще свалки мелькая серым беспощадным призраком отмщения.

Но, не смотря на стремительность нападения и все старания альфарцев, один из старших жрецов чау-гарцев за краткий миг все же успел сотворить какой-то грозный магический знак. Из его воздетой вверх костлявой руки быстро выплеснулась тугая струя темного липкого вещества и ударила в лицо одного из воинов Филгора.

С диким воплем бедняга рухнул на землю и покатился в сторону, корчась в страшных муках и пытаясь руками отодрать колдовскую липучку, которая расползалась по лицу, намертво впиваясь в него и превращаясь в уродливую маску.

Аргнар извернулся ужом и молнией прыгнул к жрецу. С яростным просверком дважды свистнул меч - срубленная рука чернокнижника с еще шевелящимися скрюченными пальцами отлетела в сторону, а следом за ней и лысая голова мага, так и не успевшего толком понять, что же произошло с отрядом, и кто на них напал.

Скоротечная схватка внезапно закончилась. Еще несколько мгновений назад раздавались отчаянные крики, рычание, злобно звенела сталь, и сыпались искры от яростно скрещивающихся клинков. И вот на место битвы в ущелье упала тишина.

Альфарцы тяжело дышали, сжимая побелевшими от напряжения пальцами оружие, но сражаться уже больше не было с кем. Отряд чау-гарцев был полностью уничтожен - ни один из них не ушел и не остался в живых.

У нападавших пострадал только один воин, на которого пало черное заклятье убитого Аргнаром жреца. Он отчаянно извивался на земле и корчился, словно на раскаленной жаровне. Выпученные глаза альфарца бешено вращались, казалось, они вот-вот выскочат из орбит, а из его горла вырывался клокочущий хрип. На какое-то короткое мгновение мутный взгляд несчастного воина стал осмысленным. Он протянул трясущуюся руку к соотечественникам и мучительно простонал:

- Помогите... убейте меня...

Товарищи сочувственно окружили его плотным кольцом, пытаясь оказать первую помощь, но Филгор остановил их резким окриком:

- Не приближайтесь!

Все в недоумении уставились на него.

- Ты чего это, белены объелся, что ли?! - возмутился разгоряченный боем Одноглазый. - Помочь надобно человеку!

- Остановись!

В твердом голосе Филгора прозвучало что-то такое грозное, что заставило всех мгновенно замереть на месте. Альфарцы изумленно глядели на своего предводителя, не понимая, чем вызван его приказ.

- Вглядитесь внимательнее, - печально молвил Филгор, опуская голову. - Он уже не человек...

И в самом деле, с мучительно извивающимся на земле воином происходило что-то совершенно невероятное и ужасное. Его тело сотрясали жуткие конвульсии, под кожей быстро вздувались и опадали бугры, словно там извивались клубки разъяренных змей. Изо рта несчастного пошла бурая пузырящаяся пена. Он стонал и хрипел, и хрип его постепенно преображался в низкое утробное рычание. Скрюченные пальцы, судорожно загребающие землю, начали быстро вытягиваться, утолщаясь в суставах и покрываясь мелкой коричневатой чешуей. Из-под полуприкрытых век злобно сверкнули желтизной глаза рептилии с узкими вертикальными зрачками.

Альфарцы в ужасе отшатнулись и неуверенно попятились в разные стороны, оставив свободное пространство вокруг оборотня. Словно незримая полоса отчуждения враз пролегла между ними и недавним соратником. Один лишь Филгор остался непоколебимо стоять на том же месте. Его руки, словно безвольные плети, свисали вниз, сжимая лук.

- Это необратимое проклятье метаморфозы из арсенала черной магии, - опустошенно произнес он, горестно качая головой. - Ему уже ничем невозможно помочь... разве что...

Филгор с окаменевшим от горя лицом медленно поднял тисовый лук, растянул тугую тетиву до самого уха, тщательно прицелился. Сухо и коротко хлопнула тетива, и стрела навылет пробила сердце несчастного, подводя безжалостный итог его жизни. Тело последний раз дернулось и застыло без движения, не успев еще до конца превратиться в ужасного монстра.

Аргнар, сдвинув брови, с горечью смотрел на распростертого альфарца, который уже никогда не вернется к родному очагу. Его изувеченное тело, вызывало в сердце какую-то тупую ноющую боль, которая, как казалось воину, уже никогда не оставит его, став извечной спутницей до конца жизненного пути.

- Похороним тело здесь... - с трудом выдавил он из себя.

- Так ведь это уже не наш товарищ, как сказал Филгор, а неведомое чудище чау-гарских колдунов, - попытался возразить Одноглазый. – Зачем же в таком случае нам его хоронить?

Аргнар медленно перевел на него тяжелый взгляд.

- Тело, может быть, и преобразилось, а душа-то осталась человечья... Не успела еще тьма одолеть ее...

Альфарцы молча кивнули, соглашаясь с Аргнаром.

Неподалеку от места схватки отыскали небольшую впадину под обрывистым каменистым склоном и осторожно перенесли в нее тело несчастного. Обложили сверху плоскими камнями и насыпали земляной холмик, воткнув у изголовья меч погибшего крестовиной вверх. После этого Филгор пропел над могилой походную погребальную песнь следопытов Дальнего леса.

Отдав погибшему товарищу последний долг и постояв несколько минут в скорбном молчании, воины вернулись к разгромленному отряду чау-гарцев и принялись внимательно исследовать содержимое их поклажи. При этом не забывали проверять запястья на предмет магических браслетов, а также взрезали воротники и проверяли амулеты на груди.

- Ищите тщательно, но будьте осторожны! – предупредил Филгор. – Амулеты черных жрецов могут быть отравлены или заряжены колдовской магией, способной погубить непосвященных. Самое важное – отыскать главный амулет, который должен открыть проход к Огненной чаше…

Альфарцы высыпали содержимое дорожных мешков и сундуков прямо на землю и палками разгребали вещи, тщательно выискивая то, что могло оказаться колдовскими амулетами жрецов. Драгоценные украшения и оружие собирали в отдельную кучу.

Одноглазый и себе пристроился возле одной такой кучи и, с любопытством склонившись над ней и что-то беззвучно бормоча, обломком какой-то ветки распихивал в стороны всякую всячину, выискивая что-нибудь необычное.

- Эй, Странник, глянь-ка, что я тут нашел! – внезапно окликнул он товарища. – Такую диковину я первый раз в жизни вижу…

Аргнар быстро подошел к нему и склонился над простой, без украшений раскрытой шкатулкой, внутри которой в углублении на лиловой бархатной подстилке покоился абсолютно черный цветок с сомкнутыми лепестками тонкой работы.

- Представляешь, этот цветок металлический! – удивленно пробормотал Одноглазый. – Ну, если б он был хотя бы из серебра или золота да еще с драгоценными каменьями, тогда понятно, а то ведь из самой обычной стали… зачем бы его так хранили, как драгоценность? Гляди…

Одноглазый осторожно ткнул в цветок своим мечом – в ответ раздался тихий металлический звон.

- Ты все же будь поосторожней, - предостерег его Аргнар. – Это наверняка какая-нибудь чародейская пакость! Надобно Филгора позвать, он в таких вещах лучше нас с тобой разбирается.

Но звать предводителя альфарцев не пришлось. Привлеченный удивленным возгласом Одноглазого, он сам подошел и присел возле шкатулки на корточки. Внимательно вглядевшись в стальной цветок, Филгор закрыл глаза и несколько раз медленно провел над ним ладонью, словно пытаясь уловить какие-то невидимые волны. Его тонкие губы скривились в гримасе отвращения.

- Это один из магических амулетов, но, к сожалению, не самый главный. Сейчас он не действует… Очевидно заключенная в нем колдовская энергия спит до поры до времени, дожидаясь своего часа. – альфарец быстро захлопнул крышку шкатулки и закрыл ее на крючок. - Но прикасаться к нему руками не стоит – я чувствую наложенное на него охранное заклятие. Если непосвященный прикоснется к этому цветку, то я не берусь предсказать, что с ним может произойти…

Филгор осторожно поднял шкатулку и отнес ее к другим, таким же непонятным и странным артефактам, что были обнаружены в поклаже чау-гарцев и на их телах.

- Но где же в таком случае самый главный амулет? – задумчиво пробормотал Аргнар. – Не может того быть, чтобы жрецы отправились в путь без него… Нужно все обыскать еще раз…

Все по второму кругу принялись за поиски, заново выворачивая дорожные мешки едва ли не наизнанку. Один лишь Рип безучастно лежал в стороне, зализывая неглубокую рану на левой лапе, нанесенную мечом одного из чау-гарцев.

Филгор внимательным взглядом обвел тела мертвых жрецов и воинов Ордена. Все они были почти раздеты, но ворот одного из них, как ни странно, был наглухо застегнут. Это было тело того самого жреца, который превратил одного из альфарцев в ужасного монстра.

Подойдя ближе и склонившись над телом поверженного врага, Филгор неожиданно ощутил легкое покалывание в кончиках пальцев руки, которой он провел над грудью жреца.

- Эй, Странник, поди-ка сюда! – позвал он. – Кажется, я нашел что-то весьма необычное. Во всяком случае, отсюда исходит мощное магическое излучение, гораздо большее, чем от других амулетов!

Когда Аргнар подошел ближе, Филгор кончиком кинжала осторожно поддел одежду жреца и разрезал ее до самого ворота. Глазам воинов предстало совершенно невероятное зрелище: обезглавленное тело жреца с отрубленной рукой еще было живо! Его грудь едва заметно подымалась и опускалась, словно тело продолжало спокойно дышать

- Этого просто не может быть! – потрясенно воскликнул Филгор.

Он ткнул острием кинжала в грудь, и по телу пробежала мелкая судорога, как будто оно могло еще чувствовать боль.

- Может быть, все дело в этом? – спросил Аргнар, указывая на восьмилучевую звезду, усеянную мелкими черными камнями, которая покоилась на груди обезглавленного жреца. – Сдается мне почему-то, что это как раз и есть тот самый амулет, который мы ищем…

Неожиданно он быстро нагнулся и, разорвав серебряную цепь, поднял звезду на вытянутой руке, внимательно разглядывая ее.

- Стой! – запоздало крикнул Филгор и в ужасе поперхнулся.

Амулет окутался полупрозрачной зеленоватой дымкой, и Аргнар ощутил в руке какое-то неприятное жжение. Ему почудилось, что из амулета выдвинулись незримые отвратительные щупальца, которые попытались тонкими отростками впиться в кожу руки, чтобы проникнуть в тело, а затем уже и в сердце. Очевидно, черная магия звезды начала стремительно действовать, пытаясь овладеть телом и душой воина, подчинить его себе, а значит, Повелителю тьмы.

- Врешь! – прохрипел Аргнар, с ненавистью стискивая в кулаке амулет чау-гарского жреца. – Не возьмешь!

Столько ярости и воли было в этих словах, столько ненависти и силы в могучем сжатии, что колдовская звезда не выдержала противоборства и трусливо втянула в себя невидимые щупальца вместе с зеленоватой дымкой.

Аргнар разжал побелевшие от невероятного напряжения пальцы – на ладони лежала усмиренная восьмилучевая звезда, почти ничем не отличающаяся от обычных украшений, если не считать необычной формы. С презрением швырнув амулет на истоптанную ногами и копытами землю, Аргнар наклонился и, сорвав пучок жесткой сухой травы, старательно вытер им ладонь, в которой только что лежала коварная колдовская звезда.

03.07.2018 Проза / Роман
Огненная чаша (Часть №43) / Роман | Анатолій Валевський
Попередня публікація: 03.07.2018 Проза / Роман
Огненная чаша (Часть №41) / Роман | Анатолій Валевський
НадрукуватиПортфоліо автора
*Збереження публ. для прочитання пізніше
Чудово Добре Посередньо
Найновіше
11.07.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
Гуньков
14.06.2018 © Лора Вчерашнюк / Миниатюра
Притча о Дружбе
11.06.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
ЖИТИЕ ГАРНИЗОННОЕ...:)))
15.05.2018 © КАЛЛИСТРАТ / Рассказ
DIE ARBEIT, ПРОСТИ ГОСПОДИ:)))
14.05.2018 © Лора Вчерашнюк / Сказка
Сказка о Ёжике и его Любви
Огненная чаша (роман фэнтези)
29.05.2018
Огненная чаша (Часть №1)
02.07.2018
Огненная чаша (Часть №40)
03.07.2018
Огненная чаша (Часть №42)
04.07.2018
Огненная чаша (Часть №44)
Сподобалось? Підтримай Автора, поділись посиланням:
Рейтинг: 5 (МАКС. 5) Голосів: 1
Переглядів: 7  Коментарів:
Тематика: Проза, Роман
ОБГОВОРЕННЯ
Мене звати: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора
БЛОГ "ВІЛЬНІ ТЕМИ"
16.07.2018 © Суворий
Німецька загроза продовжує нависати над Чехословаччиною (липень 1938)
15.07.2018 © Суворий
Ватикан: папа Римський таврує расизм (липень 1938)
14.07.2018 © Суворий
Історичний переліт Говарда Гюза довкола світу (липень 1938)
13.07.2018 © Суворий
Польський похід на українські дитячі садки (липень 1938)
12.07.2018 © Суворий
Ревіндикація православних церков римо-католицькою церквою в Польщі (липень 1938)
ВИБІР ЧИТАЧІВ
17.12.2014 © Микола Васильович СНАГОВСЬКИЙ
03.04.2010 © SASHA ROSSI
24.05.2013 © Озерова Альона
25.04.2018 © Саня Малаш
12.07.2018 © Каранда Галина
17.09.2014 © Софія
Літературне інтернет-видання "Проба пера" ставить за мету сприяти розвитку української культури та мови. У нас можна відшукати твори українською та російською мовами сучасних авторів України. Всі доробки віршів, прози, публіцистики друкують завжди самі автори або редактори за їх особистою згодою. На літературному порталі тільки вірші та проза сучасників.
© "Проба Пера" | 2008 - 2018
admin@probapera.org

Редакція сайту не завжди поділяє погляди та політичні вподобання дописувачів, тому відповідальність за зміст творів несуть самі автори ©  Авторські права на твори застережені і належать їх авторам
© Передрук матеріалів в електронних ЗМІ та на веб-сайтах дозволений тільки за наявності гіперпосилання на probapera.org
© Право на передрук творів у паперових ЗМІ та іншій поліграфічній продукції (а також відтворення у будь-який спосіб в аудіо чи відео форматах) належить авторам і дозволений лише за їх письмової згоди