18.06.2019 08:27
Без обмежень
11 views
Rating 0 | 0 users
 © Лита Семицветова

Кто-то ещё...

Настойчивый вой полицейской сирены разорвал тишину, пронёсся рядом, и Алекс Логан очнулся. Он обнаружил, что сидит на скамейке в парке и, вероятно, размяк на солнце и задремал. Вдоль аллеи разметалась опавшая листва: отсвечивает лёгким золотом, вспархивает, потревоженная нервным ветерком. Ярко-синее небо собирает пухлое одеяло из облаков. Неторопливо гуляют редкие прохожие. Осень.

Раньше он не замечал её красоту и умиротворённость. А когда было замечать? Это сейчас, после тяжёлого ранения в перестрелке, пока он ещё не вернулся в ряды полиции, появилось время для прогулки. И даже можно вот так присесть на лавочку, вздремнуть, не заботясь о времени.

Сегодня он чувствовал себя гораздо лучше: раздирающая боль ушла, исчезла тяжесть в теле. Досаждала только необратимость. Он сглупил и подставился как мальчишка. С его-то опытом! Чего геройствовать, когда тебе до пенсии осталось всего ничего? У этих скотов, которых он выследил, за плечами числилось не одно убийство, и терять им было нечего. А он высунулся из укрытия. Вот и поймал пулю в бедро, а вторая влетела под ключицу и застряла где-то в груди. Хорошо хоть выкарабкался. Но полностью восстановиться в его возрасте вряд ли удастся и, скорее всего, придётся уйти на заслуженный отдых раньше положенного срока.

Логан встал и пошёл по аллее к выходу из парка. Побродить что ли по городу, зайти в бар, опрокинуть стаканчик?.. С дерева спрыгнула пятнистая кошка. Замерла, недовольно глянув на Логана, ощетинила хвост и зашипела.

— Эй, ты чего? — он притопнул, и кошка метнулась в противоположные кусты, перебежав дорогу.

«Ну, слава богу, не чёрная, — подумал Логан». И, на всякий случай, свернул на другую тропинку.


Люди на улице спешили по своим делам, не замечали ни Логана, ни друг друга. Автомобили толпились на светофорах, возмущенно урча моторами. Обычный суетный ритм города сейчас немного утомлял. Но в помещение кафе заходить не хотелось, и Логан расположился за столиком на открытой площадке. Щёлкнул пальцами, подзывая официанта. Тот принимал заказ у двух говорливых дам, которые то и дело перебивали друг друга, и не увидел призывного жеста со стороны нового посетителя. Логан не стал торопить — можно и подождать, не на службе.

У входа остановился человек, лицо которого показалось знакомым. Он тоже уставился на Логана. Вдруг просиял какой-то странной, полной сарказма улыбкой, подошёл и подсел к столику.

— Неужели детектив Логан собственной персоной? — спросил он и стал покусывать нижнюю губу.

И хотя время сильно потрепало это лицо, ещё больше измяв его, усилив желтизну и одутловатость — дань многолетней привычке прикладываться к бутылке, в памяти Логана всплыло дело шестилетней давности. Он не забыл как главный подозреваемый нервно покусывал губы, вспомнил даже имя — Джо Куинси. Его осудили за убийство собственной жены. Распалённый ревностью и алкоголем, он зарезал её кухонным ножом и потом свалился в беспамятстве. Когда пришёл в себя, то сам вызвал полицию. Но всё отрицал, так и не признал своей вины. Все обстоятельства дела указывали на Куинси, и суд приговорил его к пожизненному.

— Если не ошибаюсь, Джо Куинси, срок твоего заключения ещё не истёк, — спокойно произнёс Логан. — Ты сбежал или тебя выпустили за примерное поведение?

— Значит, вспомнили меня. Значит, не отпускают нас долги наши.

— Какие ещё долги?

— Вина за невинно осуждённых.

— Что ты мне тут каламбуры лепишь, Куинси?!.. Твою вину признал суд. И это твой долг перед обществом — понести наказание за преступление.

— Которого я не совершал?!.. — Куинси подался вперёд, на лице застыла злоба. Логана даже пробрало, настолько окаменевшим оно сейчас казалось.

— Чего ты хочешь? Сбежал из тюряги и собираешься припугнуть меня? Думаешь, если Алекс Логан сейчас не в форме, то не сможет с тобой справиться?!.

Куинси откинулся на спинку стула и затрясся от судорожного икающего смеха.

— Я ниоткуда не сбегал. Я свободен! Джо Куинси отмотал свой срок.

— Что-то рановато…

— Во-во. Мне тоже так показалось… Но я гляжу, что и твой срок уже вышел, Логан. Отправился на покой раньше времени? — он снова зашёлся от смеха.

— Брось. Я скоро вернусь в строй.

— Ты серьёзно?!.. Назад дороги нет. Тебя списали со счетов!

— Никто меня со счетов не списывал! И не спишет, пока я сам себя не спишу!

— Ага. Как же. Что же ты тогда со мной здесь сидишь и болтаешь, а?

— Вот встретил и говорю.

— Встретил… Хрен бы ты меня встретил, если б не подох! Так же, как и я.

— Что ты несёшь?!.. — Логан обернулся на посетителей, но, похоже, что никто из них не услышал Куинси и, вообще, не обращал внимания на их разговор.

— А ты до сих пор не понял?

— Понял. Понял, что у тебя крышу сдвинуло.

Куинси криво усмехнулся:

— Вот что, Логан. Шансов вернуться в строй у тебя столько же, сколько у той бутылки пива за стойкой добраться сюда самой, а у телеграфного столба — выпустить ветки. Ты умер!

— Что за чушь?!.. — Логан снова огляделся по сторонам. — Мы же среди живых, на улице! Ты точно умом тронулся, Куинси!

— А ты проверь. Попробуй, подзови официанта, закажи что-нибудь, — Куинси довольно ухмылялся. — Я-то уже проверил. Но вдруг у тебя получится.

— Ещё как получится.

Он встал, вплотную подошёл к официанту и со словами: «Послушай, дружище», — тронул парня за плечо. Официант не реагировал и продолжал вытирать столик. Логан попытался потрясти его, но не смог вцепиться и толкнуть — рука будто соскальзывала, обходила препятствие. Тогда взбудораженный Логан, что есть силы стукнул кулаком по столу. Но ладонь просто отскочила от деревянной панели, а поверхность стола даже не пошатнулась.

— Вы что здесь охренели все?!.. — закричал он и двинул по столу обеими руками. Но никто из посетителей и персонала не посмотрел в его сторону.

— Можешь орать сколько влезет и даже биться головой о стену — они тебя не услышат. Я пытался — бесполезно.

Пораженный и растерянный Логан вернулся и медленно опустился на стул. Куинси закивал, глядя на него:

— Я тоже был в шоке, когда проснулся не на тюремной койке, а прямо на траве в парке. Но потом догадался что к чему.

— Какой-то бред… Почему мы тогда не в могилах, почему шатаемся по городу и видим людей?.. Это глюки, Куинси? Нас накачали лекарствами? Мы подхватили какой-то вирус?..

— Какой вирус? Говорю тебе, что…

— Нет! Я не верю! Если я умер, значит, у меня есть могила. И я знаю, где она должна быть…

Логан сорвался с места и двинулся в сторону городского кладбища. Куинси лениво поплёлся за ним.


Кошмарный сон или навязчивый, захвативший воображение бред не имели к этому никакого отношения. Понимание, что всё происходит на самом деле, неопровержимо утвердилось в голове Логана сразу, как только он прочёл: «Алекс Фредерик Логан», четко выведенное на временном надгробии. Странно было лицезреть собственную могилу и не испытывать ни страха, ни горести, ни отчаяния. Но Логан прислушивался к себе и ничего не чувствовал.

«Уронить бы слезу, что ли… Чёрт бы побрал хладнокровие полицейского, закалённое годами службы!..»

Он ощущал себя сторонним наблюдателем, хотя в том, кто именно лежит здесь, присыпанный свежими комьями земли, уже не сомневался. Это он — Алекс Логан — уважаемый работник полиции, надёжный товарищ, пусть бывший, но муж и отец, который погиб при исполнении служебного долга. Его тело предано земле — это ясно всем. А что же случилось с неприкаянным духом? Почему не упокоился?..

— Ну что, убедился? — Куинси стоял неподалёку.

Логан окинул его взглядом.

— Не смотри так. Моей могилы здесь нет, — продолжил Куинси.

— Конечно нет, если ты умер в тюрьме и у тебя нет родственников.

— Тюремная камера, знаешь ли, здоровья не прибавляет. Не получается жить в ней долго и счастливо. Из родственников у меня — только Карла, но она давно уже здесь. Давай-ка навестим её.

Куинси побрёл среди могил, Логан потянулся следом. Они немного попетляли и вышли к дальнему краю кладбища. Куинси осмотрелся и подошёл к одному из надгробий.

— Вот: «Карла Мария Куинси». Она ведь по рождению наполовину испанка. Красивая. Моложе меня на пятнадцать лет. Когда мы познакомились, Карла служила домработницей, а я тогда уже был коммивояжёром, продавал щётки и средства для уборки. Она открыла мне дверь, и я понял, что влюбился. Да, прямо сходу, без затей. Кто бы мог подумать, что потом у нас всё разладится.

— Она, кажется, работала секретаршей где-то… в муниципалитете? — припомнил Логан.

— Да, позже. Чертовски радовалась, когда её взяли на ту работу. Я пропадал в разъездах. Зарабатывал не так уж и много. А ещё стал выпивать, иногда развлекался с подружками… Карла вечно жаловалась, что не может позволить себе приличное платье для офиса. А я догадывался, что и сама она крутила романы на стороне. Мы часто ругались, но как-то прожили десять лет. Наверное, надо было разойтись и враз покончить с такой семейной жизнью. Но иногда нам казалось — любовь вернулась, а потом всё скатывалось по новой. Ждали, что кто-то сделает первый шаг, вот и дождались… В тот день я крепко надрался и завалился спать. А когда проснулся — нашёл её в кухне мертвой…

Логан наблюдал, как часто Куинси прикусывал губу, слышал, как дрожит его голос, и ощущения, которые вяло шевелились шесть лет назад сейчас нахлынули с новой силой. Что-то было не так в деле Куинси, что-то не давало ему покоя ещё тогда… На первый взгляд, ситуация представлялась ясной: жена не была образцом супружеской верности, муж без конца напивался до чёртиков, соседи слышали скандал накануне. Куинси признался, что за пару дней до убийства видел жену с любовником, наводя подозрения на него, но тот оказался чист, с крепким алиби. Отработка версии «друзья-подруги» ничего не дала. Случайный грабитель, прежде всего, снял бы с жертвы украшения, но всё ценное осталось на месте. И, честно признаться, в поисках виновного Логан не стал рыть носом землю. Убитая Карла Куинси работала в госструктуре. Посыпались звонки сверху, начальство давило, торопило завершить дело. А все доказательства лежали на поверхности. Да и личные дела самого Логана не располагали проявлять излишнее рвение в работе.

— Я как раз разводился с женой, когда вёл расследование. Хреновые были деньки. Она уехала к матери и забрала сына. Мало кто сможет выдержать мужа-полицейского. Мы — одиночки.

— Старые, поношенные коммивояжёры тоже никому не нужны, — обреченно изрёк Куинси и вдруг засмеялся: — Теперь мы не одиночки, мы — партнёры, Логан, или как у вас говорят: «напарники»?!.. Ведь за каким-то дьяволом мы оказались вдвоём в этом… а хрен его знает, где мы теперь оказались?..

Логан хмыкнул.

— Будем считать, что в другом измерении.

— Ну-ну… Знаешь, моя Карла увлекалась всякими книжицами о жизни после смерти. Она считала, что если у человека остались незавершённые дела, то он не сможет перейти из этого мира в тот, пока не закончит их.

— Похоже на то…

— Я думаю, что нам придётся найти настоящего убийцу Карлы, иначе не упокоятся наши души.

Логан какое-то время молчал.

— Черт возьми, Логан! Неужели ты до сих пор думаешь, что это я убил Карлу?!.. — вспылил Куинси.

— Нужны доказательства, что там был кто-то еще. Пока у меня их нет.

— Так давай найдём их!

Логан посмотрел на Куинси долгим взглядом, кивнул и с иронией прибавил:

— Тогда мне придется звать тебя Джо, напарник. И, чёрт с тобой, можешь звать меня Эл.

— Обмыть бы ещё!

— На это можешь не рассчитывать!

Оба засмеялись и двинулись по кладбищенской тропке. Логан осматривался по сторонам. Трава упрямо проступала между каменной кладкой, отчего дорога казалась взъерошенной. Солнце садилось, сгущались сумерки. Унылая, однообразная картина тускнела, затягивалась сизым туманом.

— Неужели, Джо, мы здесь одни, и почему не видим таких же как мы?

— А ты думаешь, что все тут будут шастать? Если и есть такие как мы, то у них свои заботы и до нас им нет никакого дела. Давай-ка лучше поскорей выберемся отсюда. Мне как-то не по себе… Не здесь же нам в конце концов искать доказательства… — Куинси запнулся, увидев, что Логан отстал и остановился у могильной насыпи без плиты.

— Смотри: тоже новоиспечённый, — Логан указал свежую могилу.

— Ну и что?

— А кто его знает, может, встретимся ещё с одним неприкаянным, соберём компанию лузеров: Алекс Логан, Джо Куинси и кто тут?.. «Бенедикт Эванс»… Эванс?.. Эванс… Что-то знакомое…

— Кто-кто?!.. — Куинси приблизился. — Дик Эванс? Тот самый, у которого был роман с Карлой?!.

— Надо же. Никогда не знаешь, куда заведёт тебя нюх полицейского, — ухмыльнулся Логан. — Припоминаю… Молодой смазливый блондин. Ты говорил, что как-то видел их вместе, но у него на момент убийства оказалось железное алиби.

— Всё так… Я вернулся из командировки за три дня до убийства. У нас с Карлой немного наладились отношения, и я решил сделать сюрприз — прийти к ней на работу и вместе пообедать. Но увидел её в кафе с этим блондином. Она держала его за руку, и оба ворковали как голубки. Я сразу обо всём догадался и не стал подходить. А вечером дома мы в хлам разругались, и я ушёл в беспробудный запой.

— Когда мы разыскали этого Дика Эванса, то он сказал, что с Карлой они расстались несколько месяцев назад, встретились случайно и говорили как друзья.

— Да, у него был ушлый адвокат, и появились свидетели, которые на момент убийства видели Эванса на заправке в тридцати милях от места преступления.

— Постой, Джо… Это имя мелькало где-то ещё… Точно! Ты вовремя упомянул о заправке! Около месяца назад, в связи с крупной аварией с участием патрульной машины, решено было усилить меры безопасности. Всех нас тормошили, забрасывали сводками ДТП по городу. Этот Бенедикт Эванс разбился в лепёшку на своём авто. Я запомнил его, потому что он только выехал из города и тут же на полной скорости влетел в столб.

— Ни с того, ни с сего — в столб?

— Гнал как ошалелый, вот и вынесло на обочину.

— И ты веришь в такие совпадения?

— Странно, согласен…

Тучи совсем заволокли небо, поднялся ветер, и в полной темноте по каменным плитам забарабанил дождь.

— Пойдём отсюда, Эл. Не выношу сырости. Может, я и умер, но привычка прятаться от дождя во мне ещё жива. Найдём местечко поуютней.


Они вышли за ограду и, миновав небольшой лесной массив, очутились на шоссе. Неподалёку светилось огнями придорожное кафе. Туда и свернули. Единственный посетитель, пожёвывая зубочистку, вышел им навстречу, и зал опустел. Владелец скучал за стойкой. От нечего делать терзал пульт, переключая каналы телеэфира. Логан и Куинси устроились за дальним столиком в углу.

— Эх, всё бы отдал за стаканчик виски, — с тоской проговорил Куинси.

— И я бы не прочь, — поддержал Логан. — Но нам с тобой не нальют, да и виски тут наверняка дерьмовый. А дома у меня оставалась бутылочка…

— Пригласишь? — усмехнулся Куинси.

Логан помрачнел.

— Я завещал дом сыну и не хотел бы превращать это жильё в пристанище духов.

— Понятное дело. Хорошо, что мы с Карлой не додумались завести детей. Вот бы наследство кому-то досталось: один родитель сел за убийство другого…

— Не будем впадать в тоску, Джо. Давай лучше подумаем, что нам известно об этом Эвансе.

— Ну что… Бесталанный актёришка. По словам сотрудников, Карла появилась с ним на одной из вечеринок, кажется, посвященной дню рождения шефа. Представила Эванса как своего племянника, который очень способный и ищет работу. Но никто, конечно, не поверил в их родство. Способности Дика Эванса слишком явно отражались на его лице.

— Я помню, что на допросах он показался мне простоватым и даже застенчивым.

— Да? Изображал «человека щёток Фуллера»?

— В смысле?.. Объясни…

— Я ж продавец, Эл. Меня когда-то обучали этому делу. По одной из теорий, продающий не должен быть агрессивным. Лучше изобразить застенчивого парня, который при встрече с покупателем делает «шаг назад» — играет в робость и смущение. И этим располагает к себе. Люди стараются поддержать такого — и покупают товар. Я думаю, что он и Карлу так зацепил. Может, она вспомнила, что я когда-то был таким…

— Хм… Да ты прямо психолог, — Логан скривил улыбку.

— Иди к чёрту! — Куинси напустил на себя обиженный вид. — Там, где я был, выбор невелик: либо ты псих, либо психолог! — он демонстративно отвернулся.

— Ладно, Джо, не злись, — примиряющим тоном сказал Логан. — Давай дальше… По словам тех же сотрудников, Карла устроила встречу Эванса со своим шефом.

— Да, Гордоном Макбрайтом, одним из муниципальных чинуш, который возглавлял комитет по культуре.

— Макбрайт, точно. Он и сейчас работает в муниципалитете. Я встречался с ним. Такой солидный, внимательный. Не похоже было, что смерть секретарши его сильно расстроила. Однако он обещал любое содействие, лишь бы поскорей закончить с этим делом. Но знаешь… как будто хотел отмыть руки.

— Конечно хотел. Карьерист, — пренебрежительно фыркнул Куинси. — Все они там снобы и карьеристы.

— Он подтвердил, что Карла просила трудоустроить её племянника, но сказал, что их встреча закончилась ничем. Он не смог помочь молодому человеку… Слушай, Джо, а Карлу с шефом ничего не связывало кроме работы? Ну, ты понял…

— Вряд ли… Она слишком ценила своё место…

— Тем более…

— Не думаю, Эл. Карлу, конечно, нельзя назвать ангелом, но и шлюхой она не была. Умела отделить службу от развлечений.

— А на кой тогда показывать сотрудникам Эванса?

— Не знаю… Я, наверное, задержался в командировке. А по протоколу все должны были прийти парами… Хотя это ж не выпускной бал…

Они замолчали. Куинси покусывал губу. Логан, скорчив гримасу скептика, почёсывал затылок.

«… один из кандидатов заявил о том, что идёт на предстоящие выборы в конгресс с уникальной программой, отвечающей всем сторонам социальной сферы…», — разнеслось в тишине кафе. Это пожилой хозяин заведения, нечаянно вздремнув за стойкой, придавил локтем кнопку на пульте. Испуганно засуетившись, он выключил громкость, и теперь на экране беззвучно открывало рот лицо «одного из кандидатов в конгресс».

— Нужно искать мотив, Джо. Раз Эванса нет среди живых, давай-ка начнём с места работы Карлы и навестим завтра этого Макбрайта. Других зацепок я пока не вижу, — подытожил Логан.



Рабочий день в здании муниципального совета набирал обороты. По длинным коридорам озабоченно сновали деловитые секретарши, сосредоточенные клерки, чиновники в строгих костюмах, работники всяческих рангов и степеней важности. Мраморный пол разносил эхо их шагов, наполняя здание характерным гулом, а частота и плотность передвижений дополняли картину и делали муниципалитет похожим на улей.

Логан и Куинси переходили с этажа на этаж в поисках нужного им объекта. Пока, наконец, не увидели надпись: «Гордон Макбрайт — вице-мэр по финансовым вопросам».

— А вот это уже интересней, — улыбнулся Логан.

Из приёмной вышел человек, оставив дверь полуоткрытой, и они проникли внутрь. В окружении нескольких фикусов, сидела секретарша: строгая, седовласая дама в очках, с плотно поджатыми губами без признаков косметики.

— Ну и секретарша! — изумился Куинси. — У тюремных надзирателей выражения лиц и то поприветливей будут! Такую ничем не прошибёшь!

Дама поднялась, одёрнула узкий жакет, взяла блокнот и прошла к шефу. Кабинет Гордона Макбрайта выглядел довольно аскетично: типовая мебель, скромные жалюзи на окнах, государственный флаг в углу. Чиновник говорил по телефону. За шесть лет он изменился немного. Пожалуй, приобрел некоторую гладкость в лице, осанистость. Более высокая должность всегда добавляет важности, но Гордон Макбрайт вполне соответствовал своему статусу служащего — одет в меру скромно, причесан аккуратно — никакой роскоши, никаких излишеств.

Закончив разговор, он обсудил с секретаршей порядок встреч, подписал бумаги и отправился на совещание. Логан глянул в документы на рабочем столе — ничего интересного: письма с запросами, письма с ответами, выдержки из законодательства, отчёты. В компьютере открыта деловая переписка.

— Нда… — протянул он, — если и можно нарыть что-то на этого Макбрайта, то явно не в его кабинете.

— А что мы ищем?

— Не знаю… Но в уравнении «Карла плюс Дик Эванс равно — трудоустройство племянника» где-то затерялась неизвестная по имени Гордон Макбрайт.

— Хм… Тогда надо установить за ним слежку, — предложил Куинси.

В течении рабочего дня Логан и Куинси неотступно следовали за Макбрайтом. Они посетили короткую «летучку», долгое совещание глав отделов, торжественное открытие школьной выставки «Мой город», деловой ланч, плановый приём граждан по личным вопросам, форум с участием представителей спонсорских организаций. Везде Макбрайт был вежлив, подчёркнуто деловит, собран, улыбчив. Произносил недолгие спичи, всем видом выражал профессионализм и заинтересованность.

Так продолжалось до вечера. Затем он сел за руль черного «Шевроле» и прибыл домой. Милая жена, двое детишек, уютная, но не фешенебельная квартира, тёплый семейный ужин — подводили итоги дня и делали образ Гордона Макбрайта непроницаемым с точки зрения причастия к какому-либо криминалу. Ухватиться было не за что. Логану и Куинси оставалось только молчать и разочарованно пожимать плечами.

После ужина Макбрайт переоделся в спортивный костюм и вышел на улицу.

— Если он собирается на пробежку, то я — пас, — устало сказал Куинси.

Но Макбрайт прошёл в гараж и вывел на дорогу тёмно-серый «Форд-пикап». Логан и Куинси расположились на заднем сидении и наблюдали, как проносятся огни вдоль трассы, что стремительно уводила автомобиль из города. Логан молчал, думал о том, что день прошёл впустую, и завтра нужно искать зацепки среди друзей Карлы. Кунси вертел головой по сторонам, силясь распознать местность.

Спустя примерно полтора часа Макбрайт свернул на просёлочную дорогу, идущую через редколесье и, проехав по ней добрую милю, остановился. Открыл увитые плющом ворота и подкатил к дому, который терялся среди плотных зарослей ельника.

Охотничье бунгало, неказистое снаружи, оказалось просторным внутри. Интерьер в мексиканских традициях, с тщательно подобранным цветом текстиля и стен, кожаным диваном, ротанговыми креслами, деревянными потолочными балками и камином, выложенным пёстрыми изразцами — говорил об отличном вкусе и очень неплохих доходах хозяина дома. Повсюду красовались охотничьи трофеи: голова лося и дикого кабана, чучело золотохвостого фазана, шкура рыси у камина. В стенном шкафу под стеклом висели ружья и ножи.

— А неплохой домишко отгрохал себе бюджетно-финансовый вице-мэр! Значит, в этом логове он проводит холостяцкие выходные, — констатировал Логан.

— Ага. Только смертью здесь пахнет больше, чем на кладбище, — произнес Куинси, рассматривая чучела зверей и оружейную витрину.

Гордон Макбрайт достал из коробки дорогую сигару, закурил. Налил себе виски из мини-бара, бросил несколько кубиков льда в стакан. Откинувшись в кресле, он открыл ноутбук и ввёл пароль. Система запросила подтверждение, и Макбрайт ввёл пароль повторно.

— Может, увидим, в каких оффшорах он прячет свои денежки? — Логан с любопытством уставился на экран.

Но главная страница сайта призывала отпустить все проблемы и окунуться в мир наслаждений. Это был портал знакомств. Специфических знакомств: Макбрайт перелистывал фото симпатичных парней.

— Вот это номер, — изумился Логан. — Так он — гей?..

— Хм… Ну и что? Подумаешь, диковина… Что тут такого криминального?

— Джо, ты не понял, смотри!

Словно в подтверждение слов Логана, Макбрайт остановился на фото парня-блондина, чем-то похожего на Дика Эванса. Посмотрел недолго, а потом резко закрыл окно сайта и захлопнул ноутбук.

«Хватит с тебя одного шантажиста, Гордон!» — произнёс он вслух.

После чего подошёл к шкафу и достал оттуда небольшой охотничий нож. Немного повертел его в ладони, как бы размышляя и, ловко замахнувшись, метнул в противоположную стену. Куинси едва успел отскочить.

— Не бойся, тебя не заденет, — улыбнулся Логан.

Нож вонзился в самый центр мишени, где, прикреплённый к деревянной доске, красовался портрет того самого «одного из кандидатов в конгресс», вещавшего свою программу по телевидению.

Гордон Макбрайт залпом допил виски, затушил сигару, открыл окно, чтобы выветрить дым и вышел из гостиной.


— Теперь ты понял, Джо?!.

— Да, он лихо обращается с ножом…

— И со смазливыми блондинами тоже, — Логан присел на подоконник. — Перед нами не тот Гордон Макбрайт, за которым мы наблюдали днём — примерный семьянин и безупречный служащий, а настоящий — без масок. Я допускаю, что этот способен на большее, чем деловые завтраки и заученные спитчи на форумах.

— Ну… если он имеет отношение к убийству Карлы, то какое?

— Думаю, у него была связь с Диком Эвансом, после которой Дик шантажировал его. Ты слышал, что он сказал?.. Я не уверен в классическом шантаже, но Эванс наверняка потребовал у Макбрайта кругленькую сумму за неразглашение интимной тайны.

— Но причём здесь Карла? — недоумевал Куинси.

— Скорей всего, Дик использовал Карлу для того, чтобы подобраться к Гордону Макбрайту. В этом и состоял его план. Дик — типичный охотник за деньгами. Карла ничего не могла ему дать. Он каким-то образом узнал о склонностях Макбрайта и решил не упускать шанс.

— Интересно, как Дик узнал?

— Ну, мало ли… Кто-то из дружков проболтался по пьянке или сам заподозрил — интуиция. Макбрайт скрывал свои наклонности как мог, но…

— Я понял. Дик уговаривает Карлу взять его на вечеринку, крутится там перед глазами Макбрайта, тот расслабляется и даёт себе волю.

— Да! Конечно, это не преступление, но Гордон Макбрайт — не кинозвезда. Если он собирается сделать политическую карьеру, то обнародовать сей факт биографии ему совершенно ни к чему — шансов на выборах не прибавит. А Дик шантажирует его при помощи фото или видео, например. Думаю, твоя жена догадалась о шантаже. Не забывай, у них с Диком была связь. Карлу оскорбило, что её бессовестно использовали, и она решила потребовать у Эванса часть денег. Ты ведь сам говорил: она жаловалась на нехватку платьев.

— Значит, Эванс убил её?

— Надо подумать… Чем бы Карла могла ему навредить? Ну не стал бы Эванс делиться, что дальше?

— Ну да…

— А вот если бы она рассказала обо всём Макбрайту? Предположим, что после неудачной попытки договориться с Диком — кстати, очень возможно, ты наблюдал тот самый разговор — Карла, набравшись наглости, идёт напрямую к Макбрайту. Она предлагает шефу повысить ей зарплату и «толсто» намекает, что ей известно про «тонкие обстоятельства». Как бы отреагировал Макбрайт?

— Скорчил бы хорошую мину при плохой игре. Сказал бы, что подумает над прибавкой, а сам бы кумекал, как заставить её умолкнуть раз и навсегда?

— Конечно, мы можем только предполагать. Но, согласись, Джо, вряд ли бы он стал терпеть, чтобы собственная секретарша диктовала ему условия. Хватит с него Дика.

— То есть, они сговорились — Макбрайт и Эванс?

— И что? Макбрайт попросил Эванса убить Карлу? Заплатив ещё и за это? Не знаю…

— Значит, он сам это сделал? Гордон Макбрайт убил мою жену и подставил меня?

— Вполне мог. Выследил, уличил момент, когда ты надрался, и Карла оставалась дома. Её убили на кухне, а незаметно пробраться через заднюю дверь не составляет труда. Тогда, на следствии, ему нечего было предъявить. На рукоятке ножа полустёртые отпечатки — твои и Карлы. Убийца мог быть в перчатках и не оставил никаких следов, никаких свидетелей. А мы не разгадали его мотивов.

— И всё-таки, Эл, мне сдаётся, что они были в сговоре с Эвансом. Не стал бы Макбрайт сам мараться. Он мог посулить кругленькую сумму за нейтрализацию Карлы. Мог нанять адвоката, подкупить свидетелей для обеспечения алиби. Малыш-Дик чертовски падок на деньги. Допустим, Макбрайт ему сказал: «Мне надо, чтобы она замолчала. Я плачу тебе кучу денег, ты убиваешь и сваливаешь. Алиби будет обеспечено». Эванс понимал, что Макбрайт сделает всё, дабы он не угодил за решётку. Ведь тогда бы Дик с чистой душой разболтал в полиции о своей связи с госчиновником. Если Гордон Макбрайт располагал достаточно внушительной суммой, то сделка была бы выгодна им обоим.

— Не думаю, Джо… Есть одна деталь, на которую я ещё тогда обратил внимание: как чётко и сильно был нанесён удар. Скорей всего, убийца находился сзади: одной рукой обхватил жертву за шею, а другой вонзил нож снизу вверх, под рёбра в область сердца. Я подумал, что у пьяного вдрызг парня это вряд ли вышло бы с первого раза, да и у трезвого тоже, если бы он не обладал определёнными навыками. Но потом убедил себя, что раз в год и палка стреляет.

— Выходит, Эванс ни при чём… Но как объяснить автокатастрофу через шесть лет? У малыша-Дика закончились деньги, и он решил напомнить о себе своему кредитору?

— Возможно. Тем более, что кредитор метит в конгресс!

— Ножом метит, Эл! — засмеялся Куинси и подошёл поближе к портрету кандидата на стене. — Прямо в яблочко!.. Так ты думаешь, Макбрайт причастен к гибели Эванса? Или это была обычная авария?

— Может и так… Давай попробуем расставить всё по местам, Джо. Итак, Карла догадалась о шантаже и решила: поскольку она помогла Эвансу подобраться к шефу, то имеет право на часть денег. Эванс, естественно, против. Он не собирается делиться с Карлой. Тогда наивная Карла идёт напрямую к Макбрайту и требует повысить ей зарплату. Не исключено, что за время службы она успела узнать и о других сомнительных делишках шефа. Её намёки весьма прозрачны и приправлены лёгкой угрозой разглашения. Карла блефует, но Макбрайт слишком серьёзный игрок. Он участливо кивает, говорит, что за прилежную работу ей давно пора дать прибавку, а сам планирует её убийство. Пару вечеров под видом пробежки он следит за вашим домом, и когда ты в стельку напиваешься, пользуется моментом и убивает твою жену. Но следствие неожиданно выходит на Дика Эванса. Макбрайту не выгодно, чтобы Дика теребила полиция, и он болтался на допросах, и чиновник предлагает Эвансу ещё денег, дабы тот сам организовал себе надёжное алиби со свидетелями и убрался ко всем чертям. Что Дик и делает. Но спустя шесть лет он поиздержался и решил напомнить о себе. У Макбрайта перед носом маячат выборы в конгресс, ему сейчас совсем не нужно, чтобы Эванс вертелся под ногами. И чиновник снова вынужден платить. И тут — о, удача! — автомобильная авария! Макбрайт свободен от старых грехов! Фортуна теперь на его стороне! Бедняга-Эванс умолк навек, и теперь никто и ничто не помешает Гордону Макбрайту строить планы на будущее.

— Разве что Эл и Джо, которые не досчитались на кладбище ещё одного покойника!.. — хлопнул в ладоши Куинси.

— Как же нам привлечь к ответу этого Макбрайта?

— В нашем положении трудновато… А если мы ошиблись? Один раз такое уже случилось, Эл… Какая-то сомнительная связь с блондином не повод для убийства. Всё это наши с тобой измышления и догадки.

— Согласен, мотив для убийства слабоват. С точки зрения нормального человека. Но если речь идёт об отъявленном негодяе, который оплачивает свои и чужие расходы из бюджетных средств и при этом собирается в большую политику — тогда без вариантов.

— Думаешь?..

— А ты сомневаешься? По-моему, ответ очевиден. Или, может, ты сам убил свою жену?

Куинси вскочил и заметался по комнате.

— Если бы я это сделал, то давно горел бы в аду! А ты, Эл, бил бы баклуши в раю! И мы бы не ползали за этим чёртовым Макбрайтом и не глазели на свои и чужие могилы!..

— Успокойся, Джо, — Логан тоже встал. — Вот что: если мы не ошиблись в выводах, если Макбрайт виновен и должен за это заплатить, то у нас всё получится, а если нет… то начнём заново или бродить нам неприкаянными духами до скончания веков.

— Но что мы сделаем? Кто мы теперь? Духи, которые даже не могут двигать предметы. Наверное, подобные нам блуждали десятки лет, пока научились влиять из этого мира на тот. Убийца на свободе, и я не хочу столько ждать!.. Ты погиб от пули, Эл, как и полагается полицейскому. А я прожил никчёмную жизнь и теперь надеялся, что хоть смерть поможет исправить ошибки. Но видно не судьба…

— Должен быть какой-то способ, Джо… Должен…

— Эх… Надо признать, что Макбрайт нас обставил, как бы паршиво это не звучало. Мы с тобой облажались и умерли раньше, чем нужно, — обреченно произнёс Куинси. — Знаешь, Эл, давит на меня этот охотничий склеп. Давай-ка отсюда на воздух.

Они вышли в рощицу. В ночном небе висела серповидная луна. Казалась такой низкой, будто можно достать её, ухватить покрепче и начать скашивать звезды. Но попробуй, протяни руку — ничего не поймаешь.

«Гадко чувствовать свою беспомощность, когда видишь преступника и не можешь действовать, — размышлял Логан. — Что же придумать?.. Вдвоём нам, пожалуй, не справиться, нужен кто-то ещё...»

Куинси шёл молча. Опустив голову, нервно теребил нижнюю губу. Вдруг из-за кустов выскочила юркая тень. Замерла перед ними, сверкнув зелёными искрами глаз. Куинси остановился. Впереди раздалось злобное кошачье шипение.

— Откуда здесь коты? — Куинси сделал шаг навстречу и, подражая четвероногому, тоже зашипел.

Кот утробно заурчал и попятился. Тогда Куинси, изобразив пронзительный кошачий крик, бросился в его сторону. Кот истерично мяукнул и кинулся в кусты.


Куинси и Логан переглянулись.


Утром понедельника Гордон Макбрайт, свежий и отдохнувший за уик-энд, ехал на службу привычным маршрутом. Неожиданно на дорогу прямо под колёса выскочил кот. Макбрайт вильнул рулем и вдавил тормоз, но сзади его «Шевроле» задел внедорожник, водитель которого не успел среагировать. Машину Макбрайта занесло на встречную полосу, где на всех парах летела фура. Столкновением «Шевроле» развернуло и понесло прямо в столб. Удар пришёлся на левый бок, стекло со стороны водителя разлетелось, и голова Макбрайта безвольно свесилась из окна.

Куинси и Логан подошли поближе: Гордон Макбрайт был мёртв. Перепуганный кот выглядывал из-за кустов на противоположной стороне улицы.

— Тебе это ничего не напоминает, Эл? — спросил Куинси.

— Дик Эванс тоже въехал в столб.

— Возможно, кто-то ещё приманил кота?..

Куинси оглянулся. На мгновение ему почудилось, что он слышит смех Карлы.

— Возможно, кто-то ещё…

Херсон ноябрь 2018




Рекомендуємо також:

Обговорення

Візьміть участь в обговоренні

Ваше ім`я, псевдо або @: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора

Публікації автора Лита Семицветова

Літературні авторські твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя тощо