08.08.2018 21:11
Без обмежень
45 views
Rating 0 | 0 users
 © КАЛЛИСТРАТ

ОСЕВАЯ ЛИНИЯ

слава труду, называется...


 

Коля Махоркин был молод, хорош собой, не пил, не курил и вообще парень что надо. А ещё он хорошо танцевал, и всякий свободный вечер пропадал в клубе на танцах.

 

Работал Коля на заводе штамповщиком. И пресс у него был и не большой и не маленький, а похожий на доброго слонёнка. В конце каждой рабочей недели Коля брал в руки ветошку и с удовольствием вытирал своему железному другу бока от трудового пота. Пресс это очень уважал и никогда Колю не подводил. Так они и работали в общее удовольствие.

 

Смена шла к концу и Коля в азарте доштамповывал детали. 

 

Всё! Десять тысяч. Коля широко улыбнулся, распрямил свою согнутую спину и с удовольствием потянулся. Ну вот – есть рекорд. Это же надо было столько вырубить деталей за смену! Глядишь так и до «Доски почёта» дотянешься. А там к юбилею, может и орден дадут.

Выйдя из родного цеха, Коля пошёл вместе со всеми к проходной завода.

Махоркин из года в год, изо дня в день ходил к своему цеху по одной и той же центральной аллее. По ней же и домой возвращался.

 

Аллея была ухоженной. Проезжая часть её была разделена белой осевой линией, а вдоль по бокам лежали широкие истоптанные тротуары. За тротуарами росли аккуратно подстриженные кустики, дальше – фруктовые деревья, и уж возле самых стен корпусов стояли мощные серебристые тополя. Хорошо всё было сделано. Заботливо.

 

Трудовой народ каждый божий день ходил по этой аллее и всякий раз по правой её стороне, никогда не пересекая ОСЕВУЮ ЛИНИЮ. Привыкли так за много лет.

 

Как всегда незаметно подошла осень с её мелкими дождями, жёлтыми листьями, красными знамёнами и пьяными праздниками.

 

Коля, закончив смену, уже закрывал свой инструментальный шкаф, когда к нему на рысях подбежал мастер с участка:

- Махоркин, ты шкаф уже закрыл? Ну, слава богу, слышь, Николай, тут такое дело, комсоргу надо помочь. Они там какую-то хрень железную соорудили, так её надо к празднику установить. Я троих уже подобрал, а ты вот будешь четвёртым, помогите строителям. Лады?

- Да не вопрос, я только куртку одену. Где они?

 

Группка весело смеющихся людей стояла возле рабочей раздевалки. Тройка ребят в замасленных тёплых куртках и улыбающийся во всю ширь своего молодёжного лица комсорг завода в хорошо отглаженном костюме.

 

Композиция была обычной. Серп и молот. Серп вытягивался за улетающей в космос ракетой, молот же был скорее похож на наковальню, на которой враскорячку стояла красная от сурика звезда.

Вот её-то и надо было установить, залив бетоном основание.

 

Вокруг лежащей на земле композиции топталось трое угрюмых мужиков. Старший из них был в кирзовых сапогах с загнутыми кверху носами и отвёрнутыми наружу на три пальца голенищами.

Подведя ребят к строителям, комсорг спросил у них:

- Ну как, с такими вот гвардейцами установите звезду?

- Установим – буркнул в ответ старший в сапогах.

- Ну, тогда и добре. Не буду вам мешать товарищи – комсомолец на прощанье всем широко улыбнулся и направился к управлению завода.

 

- Так бойцы – обратился старший к ребятам – сейчас вяжем стропы, затем поднимаем эту херовину, ставим её в яму, растяжкой строп выравниваем железяку чётко по глазомеру и вы удерживаете вертикаль, пока мы не зальем бетоном основание. Поняли?

- Так точно! – отвечали бодро ребята.

 

Краснея от натуги и матерясь, подняли с земли и опустили в яму железный символ коммунизма. Выровняв конструкцию «на глазок», стали быстренько мешать раствор и заливать его в основание монумента.

 

Через какое-то время, закончив свой ежедневный труд, мимо ребят потянулся к заводской проходной, уставший за смену народ.

Шли мужики с обвислыми вниз плечами, бабы, на крепких ногах рассекая круглыми животами пространство и, всё это текло широкой и серой суконной лентой.

 

Коля, наверное, впервые увидел со стороны столько трудового люда в одном месте и в одной колонне. Недосуг ему было раньше обращать внимание на этот поток, уходя ежедневно с работы. А тут вот пришлось увидеть и что-то неосознанно смутное и тревожное возникло в его сознании.

 

Назавтра, заняв своё место в колонне уходящих с работы товарищей, Коля почувствовал вдруг неуютное и робкое желание обособиться.

 

Дня три ходил вместе со всеми, поглядывая на окружающий его народ. Ну, люди, как люди обречены на вечный труд, а куда ты тут денешься, работать надо.

 

А на четвёртый день Махоркин вышел к левому краю колонны и как зачарованный всё смотрел и смотрел на ОСЕВУЮ ЛИНИЮ. Под конец не выдержал и, уже возле самой проходной завода торпедой ввинтился в уплотняющуюся толпу. Почувствовав знакомый запах сырого сукна, табака и водочного перегара Коля глубоко вздохнул и успокоился.

 

Ещё через два дня Коля Махоркин взял да и вышел на ОСЕВУЮ ЛИНИЮ.

 

Шёл по ней под удивлённо – недоумённые взгляды товарищей, чувствуя своими лопатками и хребтом волну недоброжелательной враждебности.

 

Дальше – больше. Возвращаясь с работы, Коля пересёк осевую линию, перелез через кустики и, обдирая начищенные туфли, полез на дерево.

 

Забравшись повыше и, усевшись в развилке ветвей, прислонился спиной к стволу тополя и стал смотреть на проходившую внизу колонну.

Холодок под сердцем прошёл, пульс успокоился, глаза были ясные и спокойные, а в мыслях… да бог его знает, что там было в его мыслях, может, что-то и было, кто скажет?

 

В колонне проходивших внизу людей сначала удивленно посматривали наверх, потом кто-то закричал: «Эй, парень! Ты не на то дерево залез! Яблоня растёт рядом!». В толпе заржали. Но так длилось недолго.

 

На проходную завода уже успели донести, и оттуда прибежала тётка в шинели и с револьвером на боку. Не подходя близко и оттопыривая зад, она закричала:

- А ну, слазь с дерева! Ты зачем туда залез! Слезай, тебе говорят!

Но Махоркин заворожено смотрел на проходившую внизу колонну и не отвечал.

Тётка с револьвером развернулась и, пыхтя, по-утиному побежала назад. А народ всё шёл и шёл.

 

Вскоре на аллее показалась группа людей. Они шли по чистой стороне проезжей части, навстречу колонне. Впереди всех шёл начальник охраны, за ним три дружинника и Саня, дружок Коли Махоркина.

Подойдя к дереву, начальник, молча, посмотрел наверх, а Саня, стоявший рядом с ним, закричал:

- Колян, Колян! Слезай с дерева! Разговор есть!

Махоркин молча, посмотрел вниз, в последний раз глянул на колонну, и стал спускаться.

Начальник протянул руку и коротко сказал: «Пропуск!»

Саня поддакнул: «Колян! Пропуск давай»

Махоркин протянул начальнику свой пропуск. Все повернулись и молча, пошли к проходной завода. Впереди начальник с пропуском Николая, за ним Махоркин, три дружинника сзади, а дальше всех, шмыгая носом, суетился Саня.

Зашли на проходную завода. Начальник открыл дверь кабинки и подал охраннице Колин пропуск. Та с опаской покосилась на Махоркина, нажала на педаль вертушки и, выпуская Колю за пределы завода буркнула ему в спину: «Ишь ты, чёрт патлатый доходился таки по ОСЕВОЙ».

 

Махоркин в тот вечер так никуда и не пошёл. Он просто взял да и напился вдрызг.

 

 

 



г. Киев 2 октября 2008г.



Близькі за тематикою матеріали читати в розділі Оповідання, Про життя

Пропонуємо ознайомитися з наступною публікацією автора «Солдатская мемория / Рассказ | КАЛЛИСТРАТ». Якщо Ви пропустили, до Вашої уваги попередня публікація «Армагеддон / Стихотворение | КАЛЛИСТРАТ». Ще більше Ви зможете прочитати на персональній сторінці автора КАЛЛИСТРАТ.


Сподобалось? Чудово? Класно? Корисно? Нецікаво та посередньо?



Можливо Вас зацікавить:

Обговорення

Візьміть участь в обговоренні твору

Мене звати: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора
 08.08.2018 21:44  Каранда Галина => © 

:)))
ЧЕТКО ПО ГЛАЗОМЕРУ))))
-Може, це і є головною причиною? Поки на око все відміряєш, то вже про осьові лінії не думаєш? 

Публікації автора КАЛЛИСТРАТ

Літературні авторські твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя тощо

Сторінка: 1 з 7 | Знайдено: 40
Автор: КАЛЛИСТРАТ
АВТОРСЬКІ ЗБІРКИ: рассказы;
Сортування за: Дата/час опублікування з спад.;