24.04.2019 10:30
Без обмежень
38 views
Rating 5 | 2 users
 © Каллистрат

САРКОФАГ


Заметка к беспокойству профессора А. К. о чернобыльском Саркофаге.

 

 

Жара на дворе стояла такая, что в ушах плавилась сера. Из-под мышек воняло, а по спине ручьями стекал солёный пот. В знойном воздухе дня плавал запах дезодорантов.

В это жаркое лето японцы направили к Венере космический парусник «Икар» и он, расправив тончайшее полотнище своего золотого паруса, поплыл к Утренней звезде, звезде Люцифера.

В Зоне же, вокруг Саркофага, бегал человек в роговых очках и охрипшим от натуги голосом вопил в безлюдное пространство - «Ala-а-а-аrm!!! Ala-а-а-аrm!!!»

 

На взбитых, как перина облаках, на расстеленном рядне сидел, крепкий, словно морёный дуб, старец. В штопанном чистом хитоне, соломенном бриле, сидел он, зажав в кулак свою седую бороду.

Чуть далее от него, по правую руку, стоял небесной красоты отрок с белоснежными крыльями за спиной, по левую же руку, росла райская яблоня с мудрым Змием на разложистых ветвях. На нижнем суку той яблони висел нимб, а внизу, в тени ветвей, стояли амфоры с нектаром, амброзией и добрая сулея казацкой медовухи.

Старец смотрел себе под ноги и хмурил брови. С раннего утра он был не в духе. Что ж это творится, что деется на этом свете!

 

Наконец-то послышался лёгкий свист, хлопанье крыльев и перед старцем предстал молодец косая сажень в плечах и с рожей разбойника. Из-под нахмуренных, как и у старца бровей, смотрели внимательные глаза в глубине которых, корчился бес несогласия.

- Прибыл? – выпуская бороду из рук, спросил старец.

- Прибыл, Отче – отвечал ему молодец, оправляя крылья.

Старец снял с головы соломенный бриль и отложил его в сторону. Поискал рукой под полосатым рядном, нащупал там посох, и, сняв острым концом кия с яблони, нимб накрыл им свою пушисто-розовую проплешину. 

- Ну? – принимая позу Вседержителя, спросил старец – Алармист, твоя работа?

- Моя, Отче – отвечал ему молодец.

- Ну, и зачем ты его туда послал? Послал зачем?! – накалялся Господь.

- Людей предупредить - хмуро сдвигал в ответ брови молодец.

- Людей? О чём? О чём их предупреждать?!

- Так рванёт же, Господи!

- Что рванёт, что рванёт?!

- Саркофаг рванёт… - упрямо твердил разбойник.

- Саркофаг? Саркофаг??– старец крепко сжал в руках кий - Тебе что, ведомы замыслы Бога? А?!

- Ну, ведомы, не ведомы… - нахмурился молодец, - а физики говорят…

- Физики! – взвился Господь – Да твои физики в первую голову должны знать, что ни один атом не сдвинется с места без моей воли, ни один! – и Вседержитель помахал перед лицом ангела узловатым пальцем – Взяли в привычку пукать на Господа! Я им покажу – пукать на Бога!

- Они дело говорят – упрямился ангел – Людей спасать надо.

- Дело?– тут старец заёрзал задницей по рядну – Дело?! Да Саркофаг, же и по делам их! И нет им прощения! Нет! Люди! Что люди? Греховны! И нет им искупления! Нет! 

- Ну, есть или нет, Тебе решать, Господи. Только вот грехи их начинаются ровно там, где у Тебя мозги кончаются …- и бес несогласия кувыркнулся в глубине зениц разбойника.

«Пcя крев!» - взорвался Вседержитель – «Пcя крев!!»

- Ах, ты, cукин сын! – и Господь перетянул промеж лопаток Люцифера кием – Ах, ты cукин сын! Прочь от глаз моих!

Тот, крякнув от удара, отскочил в сторону, упрямо посмотрел на Бога и, подобрав в руки одёжку, на заднице съехал вниз на землю.

 

А на земле в это время было тихо и мирно.

Кто найдёт те слова, которые расскажут о последнем шедевре Господа? Да и есть ли они в этом мире, того никто не знает. 

Всё в этой земле было соразмерно, правильной высоты горы, прозрачной глубины реки и озёра, тысячелетние дубравы и ковыльные степи за горизонт.

Народ жил там добрый.

Послал им Господь одну Реку на всех, да такую, что ни одна птица так и не смогла долететь до её середины. И в этой-то Реке и хранилась вся суть блаженного народа.

Сидели они по её берегам, опустив свои длинные, как у сомов усы и думали одну Думу на всех, без конца и начала.  

По Реке же, красуясь полными боками и радуясь жизни, плыли вареники, удивляя собою молодых карасей и всех прочих иностранцев.

 

Так вот, этим жарким летом и до великой Реки долетел тот гвалт от Саркофага.

Сидевший на берегу Реки человек поднял голову и спросил у соседа:

- Кум, а кум как вы думаете, что это такое оно там кричит? 

- Та-а… что-то уже да кричит…. Это они умеют…

- А как вы думаете, кум, рванет эта хoлера или не рванет…

- Та, может и рванет…, а, может и не рванет…. Как-то оно уж да будет…

- Истинно ваша правда кум, истинно…. Как-то оно уж да будет… - и сидящий на берегу, закусив вареником, снова окунулся в общую бесконечную думу.

 

Прогнав от себя Люцифера, Господь расстроился. На душе было муторно, сердце болело.

«Ну что ж это такое, а? Что за мир такой? И в кого оно такое уродилось? Когда же настанет то время, что не будет ни дураков ни умных». 

Маялся Господь.

Люцифера было жалко, дураки - раздражали. Ещё и эти физики. Не уважают старика и в грош не ставят. Ему-то, по древности его, могли бы, и простить, как - никак всем отец, так нет же. Может, где и не досмотрел, а, может, какой атом и от рук отбился, так что ж его сразу хватать и в дело пускать? Да ты хоть спроси сначала: что есть атом? А потом уже и приспосабливай. Нет же, себя возомнили. Вот вам и по делам вашим!

Богу стало совсем скверно, хоть и стервецы они все, но ведь свои, же дети, кровинушки.

С досадой снял с головы нимб, метнул его обратно на сук и тот закачался на нём золотым бубликом. Сунув под рядно жезл громовержца, попросил ангела:

- А ну, подай-ка мне братец сулейку медовухи!

Отрок метнулся к дереву и поставил перед Господом сулею. Вытер рушником серебряную чашу и наполнил её до краёв золотистым напитком. Господь выровнял усы в линию и принял в себя казацкий мёд. Крякнул от удовольствия и зажмурился.

Сердце немного отпустило, глаза просветлели, а мысли выстроились в подобающий для бога ряд. 

- Налей-ка мне ещё, юначе! – попросил Господь.

Приняв вторую чашу, Господь подсунул себе под бок подушку, облокотился на неё и задумался. 

Всё-таки что ни говори, и как бы оно там ни было, а дела вроде, как и неплохо идут, могло же быть и хуже. Люцифер всё правду ищет, о людях беспокоится, альтруист хренов, да ведь они же пoдлецы иногда такое заворачивают, что даже у него, всё могущего и всё знающего ум за разум заходит. Ишь ты, с Саркофагом маются, а кто вас просил нос в атом совать? Атом, видишь ли, они, постигли. Да он и сам не знает, что такое атом и как всё это получилось, рвануло однажды наудачу, а присмотрелся – мир возник. Ну и пусть будет, кому от этого плохо, им что ли? Нет, им – хорошо, это ему докука. И это надо понимать товарищи учёные…. 

Бог немного успокоился, сердце его ожило, затрепетало, а потом и взыграло. Захотелось ему взять в руки бандуру, ударить по струнам, да и врезать на ней «Галю молодую…». Но «Галя» была ему не по чину, а вырос он стеснительным. Поэтому попросил ещё одну чашу медовухи.

После третьей чаши, Господь Бог, откинув в сторону подушку, раскинулся на рядне как чумак под своей телегой и дал такого храпу, что тот громом покатился по бескрайнему небу.

А люди на прекрасной земле поднимали глаза к чистому небосводу, слушали раскаты грома, молились и думали: «Эк, чюдны дела твои, Господи!»

Дождя - то ведь не было.

 

P.S. Дочитав до конца этот рассказ, упрямый читатель может сказать: «Ну и горазды же врать эти самописцы, какую только хрень для тебя не придумают! » 

На что мы ответим: «Может оно конечно и хрень, ну, а вдруг возьмёт да и рванет?!»

 

Примечание: Люцифера просим принимать в его древнеримской ипостаси, а не после пребывания в ЧеКа инквизиции.

 

 

 





г. Киев 20 августа 2010г.




Рекомендуємо також:

Обговорення

Візьміть участь в обговоренні

Ваше ім`я, псевдо або @: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора

Публікації автора Каллистрат

Літературні авторські твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя тощо

Сторінка: 1 з 14 | Знайдено: 80
Автор: КАЛЛИСТРАТ
АВТОРСЬКІ ЗБІРКИ: рассказы;
Сортування за: Дата/час опублікування з спад.;