12.11.2022 11:27
for all
28 views
    
rating - | no usr.
 © Лора Вчерашнюк

Сказка о том, как Посмех Весну в деревню вернул

В одну очень древнюю, как ночь, деревню пришел некто Посмех. Он всегда приходил без приглашения – просто потому, что время ему пришло прийти. Поселился он прямо посреди пустынного поля – на двенадцати ветрах-сквозняках, на холодных дождях и тоскливых песнях диких животных неприласканных.


Сама деревня – несколько десятков потемневших от снега, дождя и ветра домиков – ютилась под такими же темными холмами-горами – лысыми, ветряными, пугающими гранитным эхом – ночными невнятными криками-стонами. Вековые деревья когда-то цветущих садов и говорящих лесов спрятали свою красоту, укрывшись серо-туманистыми плащами – единственные здесь существа, что свято верили в приход сияющего дня и хранили свою чистоту в глубинах сердцевин.


Жители деревни были также очень древними, дети давно не рождались, что такое перемены - они давно забыли, и привычка стала их Законом. Время для них остановилось – словно дыра-котловина образовалась среди пространств и полноводных течений космических. Сухо, неприглядно, монотонно, жутко от самого себя – застывшего, безрадостного. И еще тоскливей от того, что и другие отражают тебя многократно. Мысль завязла в этом клубке серого повторения одинаковости – ни одного луча свежести и ясности, ни одного проблеска надежды за века…


А Посмех и был назван так, потому что очень любил смеяться, смех был его сутью, и для смеха он был рожден. И развил он посреди поля пустынного, каменистого бурную деятельность – соорудил дом, посадил цветочки, арбузы, яблоньки, сливы, груши, и для улея с пчелками тоже место нашел. Его смех долетал до гулких гор и сотрясал их от подножий до вершин, штукатурка старых домов слетала ошметками вместе с мохом и грязью, вызывая неудовольствие жителей – их привычный мир рушился. Смех разгонял туманы, затхлость и желание защищать то, что так долго строилось и хранилось в страхе перед новым, перед переменами.


И тогда жители этой древней деревни начали к Посмеху ходоков посылать – уговорить или запугать, вобщем, сделать так, чтобы он или уходил или принял их закон - жить по их обычаям. Его смех вызывал у них чесотку, а вид нового дома и цветущих деревьев – оскомину. Но сама эта замороженная часть земли охраняла Посмеха, потому что она любила смех, потому что ей нравилось взращивать семена, нравились поцелуи жаркого солнца (как она мечтала-вспоминала о них!), от которых вся она раскрывалась, разливалась реками бескрайними, распахивала в полную ширь свои голубые глаза-озера, отражая всю красоту ясных ночных звезд- небесных жителей.


Ходоки были мрачными, как сморщенная, высохшая и безжизненная кожура когда-то сочного фрукта – никому не интересные, не питательные, и совсем не смешные, не радостные. Земля-мечтательница окружила дом Посмеха теплым, белым, словно парное молоко, облаком, поглощающее своей белизной чистой все острые стрелы их гнева, неприятия и вражды.


Они пришли воевать, но Посмех их встретил яблоками, медом и чистой прозрачной водой, усадил за стол веселый с самоваром большим – и не смогли они отказаться от угощения, так как были очень и очень давно-давно голодными. Стесняясь друг перед другом, они брали вкусности со стола, отъедались медом и хлебом, обпивались родниковой водой. Их сухость, костлявость и сморщенность таяли на глазах – сытость наполнила их своей влагой, добротой – и, так и не сказав, зачем приходили к нему, ушли.


На другой день – опять ходоки с деревни идут, еще непригляднее и мрачнее прежних. Парное облако стало еще больше, насыщеннее, словно миллиарды хрустальных капелек собрались вокруг дома Посмеха, отражая жгучие жала недовольства. Посмех смехом и поклоном встретил новых гостей, за стол усадил, где фрукты, виноград, мед, чай душистый с лепешками сладкими. Мрачные гости наелись, напились – да и петь начали, а потом и танцевать – тысячи лет не танцевали, а вот и вспомнили, что такое праздник да веселье! А вечером, когда звезды рассыпались, словно глаза небесные, над головами, они и ушли назад, так и не сказав, для чего приходили.


Вот и в третий раз ходоки идут – старухи древние-предревние, не видящие, не слышащие. Подошли к облаку белому, что столбом до самого неба среди поля стало, дом и Посмеха оберегая, обошли его, ощупали, пока в слепоте своей и не оказались внутри, где Посмех их смехом своим встречал. За стол усадил – яблоки, мед, вода чистая, цветы под открытыми окнами ароматами голову кружат. Не смогли старухи от такого угощения отказаться – и вот уже девицы молодые сидят за столом, зрячие, всеслышащие. Глаза открылись, чтобы на разноцветье смотреть, уши отворились, чтобы многозвучье птиц слушать. Отвернулись когда-то от всего этого, закрыли себя сами от перемены времен и миров, испугались они вод глубоких новых, и ветров сильных дальних. Захотели свой мирок сохранить навечно, спрятаться от потоков светлых и бурлящих молодостью да смехом.


И вспомнили девицы те о весне, глазки озорно блистают, посохи в руках веточками цветущими преобразились, колокольчики на подолах зазвенели, васильки и ромашки по плечам раскинулись вольготно, золотые узоры по косам лентами вплелись. Звери лохматые, что с ними пришли, собачонками у стола затанцевали – барышни вышли в круг и хороводы начали водить. А Посмеху – радость и смех от всех этих утех. Для этого и был рожден, чтобы древний закон застывший был побежден. Чтобы зима весне в сердце дорогу уступила – новое платье земле сшила, новые фасоны да цвета – все это умеет красавица-весна!


И у Посмеха веселье шло до самого утра! Эхо его гуляло среди холмов сумрачных, и никто в ту ночь в деревне не смог заснуть! Ночь была удивительно светлой, ясной, все жители выходили под чистое небо, смотрели на звезды, и их неспящие сердца освещали ущелья глубокие, провалы, вершины в тенях невидимые, ясность являла дали загорные, чудные, не имеющие названия, и хотелось туда пойти, узнать их, прикоснуться, услышать, увидеть, поймать их аромат, уловить вкус на губах – ах, молодость! Молодость звала, бурлила в телах, ноги дрожали от нетерпения, а руки вспоминали, как строить корабли водные, корабли воздушные. И чудо-действо творилось той ночью в обновленной деревне – молодцы крепкие рубили, стругали, клепали – строили, возводили – смех поднимался к звездам и выше, хор многоголосый и радостный.


Земля отвечала смехом, подрагивала-звенела счастливо каждая ее травинка. Деревья пробуждались, родники наполнялись, горы расступились, открывая простор фантазии и взору изголодавшемуся! И Утро пришло в этот раз, потому что его ждали и хотели его! Молодые сердца жаждали этого алого явления - пробуждения всего и вся, чтобы отправиться в путь вместе со светом и эхом звучным их сердец на кораблях крепких по водам шумящим.


И вместе с зарей вернулись девушки – красивые, как спелые ягоды, и пробудилась любовь, и зазвенели венчальные звоны-перезвоны – жизнь продолжалась! Юность вступила в свои законные права, где пустыня и немота господствовала долго!


Посмеха приглашали на свадьбы и празднества, но он уже был далеко от них. Зерна вечности пробудил, отпраздновал вместе с Зарей это чудо пробуждения весны – и тихо ушел, сделав свое дело, радуясь и смеясь вместе с ручейками, облаками пушистыми, солнечными зайчиками на голубых полотнах рек! И мы посмеемся, и мы порадуемся новому Дню, Новому Солнцу, друг другу, детским сказкам, сладкому меду, спелым яблокам, чистой воде, небу звездному – такому близкому и светлому, юности и весне бесконечной в сердце своем поющем!


25.03.2013г.

Обговорення

Візьміть участь в обговоренні

  • Поскаржитись