21.11.2022 12:14
for all
14 views
    
rating - | no usr.
 © Лора Вчерашнюк

Сказка о Горинке-Небесной Богатырке

Сказка о Горинке-Небесной Богатырке

А вот и сестрица Аленки-богатырки подросла –

Свежа и юна, как вешняя роса.

А росла она-спрятана была Силаном-царем

Там, где Белой царицы Лунной дом, 

Где от каждой семилунной Госпожи

Получала она поцелуи Любви да Доброты.

Семь Дев Чистых Небесных ее ласкали, 

Нежной песней пестовали, обнимали, 

От зла от земного спасали –

Не знала она ничего ни о битвах злых, ни о подлой войне –

Знала только о Радости да о Весне.

Сердце ее полнилось счастьем, изливалось весной, 

Любовалась в звездных мерцаньях чистых миров красотой, 

Не ведая искаженья, 

Не зная боли-мученья.


Но вот пришла пора –

Раскрыли Семь Чистых Дев Лунные Ворота –

Вышла Горинка – Небесная богатырка, 

В пояс им, Матушкам названным, поклонилась, 

Старшая наклонилась –

Да в лоб чистый-высокий девицу поцеловала –

Память о Светлых Лунных Мирах-городах забрала, 

Чтоб не тосковала, 

Чтоб сердце не рвала

Шипами сожаления, 

Остриями томления -

- Иди по дорожечке ровно, без оглядки, - сказала, 

И Врата за Горинкой Младшая закрывала.


«»»»


Дин-дон, утренний малиновый звон, 

Звон пробуждения, 

Чудес новых явления!

Вышла из дикого леса Горинка –

Небесная богатырка, 

Рядом – Олень златорогий выступает, 

Изумрудное сердце его весь мир радует, озаряет.

А меж Рогов ветвистых –серебристочистых

Чаша Золотая Огнем Белым полыхает, 

Мудрость свою обережную щедро изливает.

Но даже Горинка ее не видит пока, озирается, 

К Городу царя Силана несмело приближается, 

Олень быстроногий, быстрее любой стрелы, 

Рядом ступает-защищает - опасности ей не страшны –

Ни от яда какого, ни от оружия страшного, 

Ни от злого огня, ни от безумной воды

Не ждать ей, Небесной Богатырке, беды.


И все ей здесь странно, горячо, 

Покрылось росой солнечной Горинки лицо, 

Звоны лесные, шумы полевые, 

Жаворонки да сверчки, 

Журчащие в камушках мед-ручейки, 

Все ново для нее, но и знакомо -

Она вошла в царство своего родного дома.


«»»»


Подошла Горинка с Оленем Чашерогим к Стольному городу, 

К его высоким Солнечным Вратам, 

И тут же раздался веселый тарарам –

Сами собой колокола все на башенках-звонницах зазвенели, 

И запели на стенах музыкантов придворних сами собою гусли-свирели.


Охнул, проснулся Царь Силан, всполошился, 

Серебряной водичкой быстро умылся, 

В шелка праздничные принарядился –

Бежит, спешит, объятия раскрывает, 

Дочку свою другую счастливо-приветливо встречает!

Узнала Горинка своего родного отца, 

Узнала и своды своего родного Дворца, 

Где родилась, играла, 

Да вдруг надолго пропала –

И вот не вспомнить ей никак, пустота, 

Где так долго была –

Не спрашивает ни отец, ни люд-толпа, 

Что вышли Горинку-

Небесную Богатырку - встречать, 

Чтоб счастья земного новоприбывшей жарко пожелать.


А тут и братья-Богатыри пришли-прибежали, 

Горинку, радуясь, обнимали, 

Только старшая сестра -

Аленка-богатырка сама

В сторонке стоит, не подходит, 

Хмурым глазом туда-сюда водит –

Жало змеи ревностью из семечка злого проросло, 

Исказило Алёнки чисто чело.

Подошла к сестре – не жарко поцеловала, 

Горинку-юницу морозом удивляла.

Олень Златочаший копытом о земь ударяет, 

Пыльцой золотой Горинку покрывает, 

Завеса-хмурь с Аленки глаз сошла, пропала, 

И Солнечная Богатырка Сердечной Радостью вновь задышала, 

И обняла уж светло-горячо свою любимую сестрицу –

И счастливы у обеих чистые лица.


А Горинка, Небесная Богатырка, 

На ласку приветную отвечает, 

Каждого подарочком награждает, 

Широкие ее рукава, 

Как полная всеми благами лунная река –

Всех одарила, никого не пропустила, 

И братьев, и отца, и сестру и люд, что собрался у крыльца –

У каждого в руке теперь – перо волшебницы-Жар-птицы, 

Пусть каждый повеселиться –

Все добрые желанья враз исполняются, 

Все добрые помыслы враз утверждаются!


Царь Силан богатый стол накрывает, 

Кубки-перламутр блажен-вином наполняет, 

Солнечным – ум не отнимает, 

А наоборот – разум-премудрость возвращает!


После веселья-угощенья, 

Позвал царь Силан сестер: - Разделенью

Великому час пришел завершится, 

И тайны царства вековые должны открыться.

Служайте, дочери, не удивляйтесь, 

Да очами сердечними принять все пытайтесь.


Вы обе – две половинки одного яйца, 

Что Лебедь Белокрылая нам принесла.

Обе – по силе равны, 

Обе – по сердцу чисты.


- А где же наша мать, скажи нам, отец, 

Стольким загадкам положи сей час конец –

Дочери отца воспрошали, 

И каждому слову всей душою внимали.


- Матушка Ваша – Светлая Царица, 

Любовь моя-жемчужинка, Росная Медяница.

Родила она двенадцать богатырей, 

Каждый – царь среди царей, 

Добрые воины, славне щиты –

Наше царство с тех пор не знало войны.

И захотела Царица дочерей родить, 

Чтобы светом-любовью наши земли залить, 

Чтобы смелость и доблесть

С нежностью повенчались, 

Чтобы Верность да Любовь со Славою сочетались.


И пошла Роса-Медяница, 

Ваша матушка, Светлая Царица, 

На высокую башню, 

Где колокола

Трезвонят песни

Неспящого Всекороля.

Ударила она в колокольчик – и пропала, 

А через год с небольшим Лебедь белая прилетала

И Яйцо дивное оставляла.

И узрел я в этом яйце –

Словно звездочки в алмазном венце, 

Весть Росы Медяницы, 

Словно затрепетали ее звездные очи-ресницы, 

Словно дыхание ее пронеслось по волосам –

Словно горячие поцелуи ее зажглись по моим щекам –

И радость моя снова вернулась, 

Кручина из сердца пропала, 

Жива она, царица моя! –

Душа запела-заликовала.


И принял я от Лебеди Белой чудо-яйцо, 

На бархат ложил, удивлялся, 

И стражи стояли рядом, 

И люд волновался, 

Сомнения умы колихали –

Видано ли дело, 

Чтобы люди из яиц вырастали?

Не чародейство ли злое, не обман?

Разумен ли наш царь Силан?


Тяжко мне было тогда веру сохранить, 

Сердце свое слушать, умом не забродить.

И ровно в час назначенный шевельнулось яйцо, 

Покатилось, 

И возле царициного трона золотого прямо остановилось, 

И треснуло на пополам –

И затих весь шум внешний и гам –

Нижняя скорлупа яйца – в море превратилось, 

Верхняя скорлупа яйца – небом осинилось.

На волнах моря, среди пены золотой, 

Цветок раскрылся голубой, 

А в нем, ты Аленушка –дитятко сидела, 

И песню нехитрую, детскую пела –

По году – совсем мала, 

Но уже по-царски одета была!

Рядом с ней меч и щит огневой, 

И шлем белокрылый уже над детской головой!


А на Небесной стороне, 

Улыбаясь морской сестре, 

Алый раскрылся цветок, 

Явив Горинку-дитя, лепесток

Один ее пушинкою укрывал, 

Второй, словно ветерок ласкал, 

Резвилась Горинка, колечками сомоцветными играла, 

Меня увидала – одно колечко, улыбаясь, мне и передала.


Только в руку принял – явилась Роса Медяница, 

Жена моя любимая, нашого царства Царица, 

Так же молода, 

Так же хороша, 

Обнялись мы, расцеловались, 

На дочек своих глядели-умилялись!

- Это – плод нашей с тобой Верной любви, 

Когда обещания наши чисты!

Настанет срок, и я вернусь навсегда, 

А покуда Горинка- дитя

Будет в Лунной обители жить-расти, 

Чтобы тень разделения да царства вражды

На ее чело не упало, 

Чтобы око ее доброе зло не искажало.

Аленушка-солнышко – сама себя защитит, 

А Горинка- Небылинка явит в свой срок свой Невидимый щит.


Так и сделали, как порешили, 

Дочек любовью своей благословили –

И на время недолгое разделили.

И снова я остался сам, но не один –

Матушка ваша всегда в радостных помыслах моих.

Верю в счастливую нашу судьбу, 

Надежду радостью питаю, 

И счастием этим горю, 

И вас к тому же, детей, призываю.


И разделилось тогда царство мое –

Одна половина чуду этому возликовала, 

А другая – убоялась, в тень укрывалась, 

Говорили: Царь наш – маг и хитрец, 

Обманный он вдовец, 

Царицу, мол, извел, 

Со дворца увел, 

Балаганами удивляет, 

Хитростями повелевает.


Но сыновья-богатыри

Быстро закрыли Царские Врата на замки, 

Веривших в чудо больше оказалось, сплотились, 

А неверившие ушли в пещеры хмурые дальние, там укрылись, 

Вольное наше царство – без принужденья, 

Хотят жить в тени – что ж, на то и закон вольного отделенья.


Освоилась Горинка-Небылинка в родном доме земном, 

Привольно и хорошо девице в нем, 

Да только не праздны дни ее, не ленивы, 

Не привлекают ее нежные сном долгим перины, 

По Силана-царя благословенью, 

По братьев да сестрицы позволению

Стала хозяйничать на Кухне дворца –

И начали твориться в царстве том чудеса.

В полях да лесах травы находит небывалые, 

Яства да напитки готовит неедалые!

От печек – жар золотой да свечение, 

С труб печных – аромат-благозвон-завихрения!

Тучки ароматные по всему царству бегут, щедрым дождем землицу поливают, 

Все царство небесными травами во всю ширь да глубь прорастает, 

Стали жители-труженики, воины, мужи да девы звездами светиться, 

Стали старицы да старики разом молодиться, 

Реки не иссякают, ветры не остужают, 

Снега зимой – мягки да нежны, 

Урожаи-плоды – изобильны-щедры.

Смерть худая за Врата ушла, 

Радость поселилась в царстве навсегда.


Но стучит в барабан грозно беда.

Вот братья-богатыри к царю Силану заходят –

Тревожную речь заводят -

- Посланец к тебе от Пещер, царь-отец, 

Слово важное хочет сказать, 

Что делать, скажи? Открывать ли Врата, пускать?


Царь Силан никого в своем доме не боится, 

- Или я подданных своих должен сторониться?

Не нашого они племени-роду, пришли к нам, когда зло-беда, 

Огнь-пожарище разрушил их в Заречных землях дома.

Часть их скоро ушла на родные места, воротились, 

А другие – здесь, в нашем царстве прижились, 

И права равные во всем заимели, 

Да вот поверить в чудо не захотели, 

Не их то вина – вера – не от ума, 

Вера – в сердце-оке всезнанья, 

Всепониманья, 

Наш род верою от начала владеет, 

От нее питается, 

Их род – от ума двуветвистого загорается.

Пусть войдут, свою правду говорят! -

И одел Царь свой Мудрости наряд.


- Что скажеш, посланец, 

Дальних Пещер люда гонец?

- Ушли мы в дальние Пещеры, знаешь, возмущены, 

Что деется нехороше в царстве нашем, мы –

Хотим убедиться, что дева пришлая – дочь родная твоя, 

А не чужинка злая, обманувшая тебя, 

Закон в нашем племени был от века, 

Надобно испытать человека.


- Посланник, наш род, наш сердечный народ

В испытаниях не видит прок, 

Сердце у каждого вещает, 

Сердце каждого правду провозглашает.

Ум же хочет все увидеть сперва, 

Подтвержать чудо-слова.

И я, Царь, распрей в царстве не хочу, 

Потому дочь свою царскую Горинку позову, 

Пусть на все ваши хитромудрые вопросы сама отвечает, 

Пусть все ваши задачи она сама и порешает.


Вошла по зову Силана-царя Горинка –

Небесная богатырка., 

С нею Олень Чашеносный -Золотые Рога

Чутко ступает, 

Горинку оберегает.

Вдруг, из тени посланца еще один гонец появился, 

Царь Силан на то очень удивился, 

Но рукой махнул – говори, разрешаю…

- Вот я в книге своего племени читаю –

Кто хочет свое родство с кем доказать, 

Должен каплю крови Последнюю отдать, 

И сличить, истинна или обман, 

Если истинна – правь и дальше цар Силан, 

А нет – зачем нам обманутый царь, 

Уходи со дворца и в другом месте правь.



Гневно поднялся царь Силан, 

Грознее тучи стоголовой темной стал, 

Заволновались двенадцать богатырей, 

Храбрых Царских сыновей, 

Но Горинка-Небылинка только улыбнулась светло, 

Подошла к посланцу легко, 

Олень рога Чашеносные наклонил, 

Чаша зазвенела, 

И звонкая капелька на ладонь ее упала-села:


- Прими же, гонец, 

Многоумный посланец, 

Первая и Последняя капля крови моей, руку давай, 

И к своей капле добавляй – проверяй.


Охнул тут посланец, завертелся, закрутился, 

Побежал по дворцовым палатам зайцем, под. лавкой, думал, скрылся, 

Но капля Первая и Последняя крови Горинки

Уже в его кровь проникает, 

И злобы и яды все в ней растворяются-исчезают, 

Кричит Гонец, спасти свое хочет. Не получается, 

Да лик его на глазах у всех меняется, преображается –

Статен стал и прям, что заоблачная сосна, 

Светел глазом и мудр, что Солнца с Луной любви пыльца.


Первый посланец замер, немота

Покрыла все язвы его языка, 

С места не сдвинется, 

Еле живой, 

Чудо витает над его головой, 

Мотается его голова, 

На грудь хилую упала – и вот, ожила!

Узрели чудо глаза, 

Пещер дальних люда посланца.


Наряды на гонцах золотом засверкали, 

Шапки да сапоги серебром засияли.

- Прости, царь, не вини, что веры не являли, 

Слепы были, глупы, - так они, склонившись, сказали.

Правь нашим царством, мы – верно будем служить, 

И тебе, и сыновьям, и дочкам-лебедушкам- сердцем всех будем любить.

Благодарим за чудо, за урок, за волшебство –

Время и нам прозреть, полюбить пришло!


И только это они сказали –

Огоньки вокруг звездные заполыхали –

И Царица, 

Росная Медяница

Пред ними предстала, 

Всех удивляла –

Статна да высока, 

Бела да чиста, 

Нежна да добра.


- Вот теперь пришло время и мне возвратиться, 

К каждому серцем прислониться, 

Каждого в сердце поцеловать, 

И другом своим навек назвать.


Ахнула Горинка-Небесная богатырка!

Спала с чела ее печать забвения, 

Печать памяти заточения!

И стали рядом Семь Лунных сестриц, 

Семь матушок ее названных, сем Небесных лиц!

И выросли Земного Дворца Купола

До самого до Небесного Чертога Беззла!

Беззлобие сердце свое в Царстве явило, 

Море свое безкрайнее в Стольном Граде пролило –

И так стало всем хорошо!

И так стало всем на душе тепло!

И мечи опустились, 

И щиты зазеленились

Виноградной лозой, 

Счастливой судьбой!


Так пусть все пророчества добрые сбываются, 

Пусть Жизнь течет-продолжается

Да все вверх, до Горы Макушки, 

Где обитают Счастья погремушки –

Радости и Чистоты, 

Беззлобия Светлые Дни!


2022г.


(Рисунок Авторессы)

Обговорення

Візьміть участь в обговоренні

  • Поскаржитись