08.08.2023 11:59
18+
63
    
  1 | 1  
 © Лора Вчерашнюк

Танец жизни - дамы выбирают

Аня не любила себя, вернее, не любила своё тело. А себя просто ненавидела. Семейная жизнь сложилась не так, как она это рисовала в своих юных фантазиях. Наивная девушка раннего постсоветского периода, мечтательная и обласканная родителями, уверенная, что так будет всегда – уткнулась носом в бетонную стену под названием «облом». А ведь выбрала сама! Один – одногодка, скромный, обаятельный, с преданными глазами. Второй – чуть постарше, балагур, юморист, нахальный, настойчивый. Имя первого Аня и не вспомнит уже, а второго – звали Валентин, Валька. «Татьяна» уже давно проснулась в ее 18-летней душе - она горела, она бурлила, как молодое вино. Первый казался ей пресным, а второй - Валька- с горячим дыханием над ухом и блеском в глазах, заставлял не спать по ночам и блуждать где ни попадя в мечтах на лекциях. О близких отношениях до свадьбы речи не шло, она доверилась и – согласилась.


Свадьба прошла успешно, медовый месяц – удачно - в Ялте. Но, ах и ох, Валька при ежедневном общении оказался совсем другим – не уступчивым, любителем «мальчишников», поздних приходов домой с обаятельной наглой улыбкой на лице – Малыш, ну я же пришел! Быстрый, жаркий интим как бы примирял ее с этим. Но обиды накапливались и в скором времени превратились в один скользкий ком – стену непонимания, раздражения, злости, желания сбежать, спрятаться, но куда же? Свекровь, с которой они жили в одной квартире, учила терпеть, принимать ее развеселого сына таким, как он есть. А мама, к которой Аня приходила после работы выговориться, слушала, охала и кормила разными разносолами. Ну чем плох Валька? Работа хорошая, деньги приносит, жену покупками балует, а то, что любит веселиться, так что уж тут? Кто без недостатков? Терпи, привыкни – слышала и здесь. Сама же выбрала!.. Аня давилась мамиными борщами и сластями, толстела, читала литературу по психологии семейной жизни и самосовершенствованию - информации куча, но в отношениях с мужем ничего не менялось. Ком обид перекрывал легкие – она часто болела чем-то вирусным, а груды ненужной информации по чудодейственным советам всем и каждому - вызвали в конце концов обратную реакцию. Мозг отключился ради самоспасения и Аня записалась в группу восточных танцев.


У нее здорово получалось! Подвижная, гибкая, грациозная! Так она видела себя сквозь пятнадцать лишних кг на бедрах и талии! Да и кто видел восточных красавиц – худышек?!! Но, танец действительно завораживал, отвлекал от неразрешимых семейных проблем. Может, в прошлой жизни она тоже была длиннокосой темноглазой смуглянкой, и в генах сейчас проснулось это волшебство танцевальной, нездешней «тайнописи»? Женщина-тренер хвалила Аню и ставила в пример другим.


Ни «синим чулком», ни «монашкой» Аня не была. Когда муж предупреждал об очередном «мальчишнике», Аня обзванивала своих подружек – и – устраивались шумные «девичьи посиделки». Не потому что так уж хотелось, а чтобы заглушить очередную «Деву-обиду». Не видя выхода из лабиринтов своих семейных неудач, Аня активно участвовала в «спасении» шатких любовных кораблей-отношений своих подружек. За эту сердобольность ее любили и уважали. Но, оставаясь наедине сама с собой, Аня понимала – что чужое – не свое и всё больше погружалась в массу-маску серой отрешенности – искусственная улыбка для гостей и пустота – для себя.


Так и жили – Валька по-своему, она – по-своему, встреча – на кухне за завтраком, в выходные – супружеские игры, когда свекровь уезжала на дачу. Выть хотелось.


Почувствовав себя «профи» в восточных танцах, Аня решила, что сможет устроится куда-нибудь танцовщицей. Она уже сама могла создавать танцевальные «узоры» на сцене, творить музыкальные «истории», как она это называла. На одном из просмотров в не самом известном развлекательном заведении, закончив показательный танец, она с еще громкостучащим, выпрыгивающим сердцем, посмотрела на лысого бомондного вида мужчину-оценщика танцДив – ну как?.. Он, не стараясь приглушить голос, скосил глаза на сидевшую рядом с ним яркозадрапированную девушку, вздохнул и сказал – Ты посмотри, толстая, а на сцену тоже лезет, настроение портит.


Аня не была самой толстой среди живущих в городе. Но что-то именно сейчас сдвинулось в ее сознании. Она сошла с этой холодом мерцающей сцены, переоделась, вернулась домой и ночь пролежала с открытыми глазами. Она приняла решение. Пройдя «Крым, Рим и медные трубы», тотальную чистку всего организма, за месяц она вернула свою девичью фигуру, заодно избавившись от всяких присосавшихся к ней хронических болячек.


Валька, наблюдая за домашними «манипуляциями» жены, ухмылялся и подначивал. Но Аня стойко переносила его шуточки и продолжала свою «войну». С собой. Прошлой, наивно-детской, ищушей «плеча» и «родственной» заботы. Какая –то кинжальная стальная внутренняя упругость и цельность светилась в ее глазах. Когда результаты превзошли все ее ожидания, у Вальки в глазах проявилась необычная трезвость мысли.


– Ты меня хочешь бросить? – спросил он однажды с тревогой в голосе.


– Захочу и брошу! – с вызовом ответила Аня, собирая что-то в спортивную сумку.


Валька занервничал и ушел на кухню искать пиво.


Аня вышла из дома и направилась в ближайшую школу – там она вела группу по восточным танцам со школьницами – младших и средних классов. Это было здорово! Учить детей, которые смотрят на тебя с такой признательностью, верой и благодарностью!


Вопрос о детях за двенадцать лет семейной жизни Ира подымала не раз, но ответ Вальки всегда был – нет! Какие дети, заботы, когда жизнь бьет ключом! Мол, не навеселился еще!


Вернувшись домой, Аня застала мужа с неожиданным странным предложением – взять отпуск за свой счет и махнуть куда-то к тёплому морю. Внутренне Аня подпрыгнула от радости, но внешне разыграла раздумье. – Пусть помучится, стервенок! И ведь я его такого люблю!


Они съездили к морю, что-то радикально поменялось в их отношениях. Валька заговорил о детях, об отдельной от родителей квартире.

Аня поверила в себя.


2017г.

Візьміть участь в обговоренні

+++ +++
  • Зберегти, як скаргу
Не знайдено або поки відсутні!