14.09.2023 13:17
для всіх
44
    
  - | -  
 © Лора Вчерашнюк

Деревня Шуйки и барон Альдозелло

История эта началась и закончилась, естественно, в фантазии мальчика Пети, который случайно разлил сок виноградный на клавиатуру своего компьютера, пытался хаотично вытереть пролитое, попадая салфеткой то на одни, то на другие клавиши, комбинацию эту запомнить конечно же не мог, и вот – когда вновь загорелся монитор – мальчик Петя увидел невообразимое – игра «Империи» неожиданно вышла на незаявленный в инструкции уровень, перемешав все времена и пространства – «империя» сицилийской мафии Альдозелло наложилась на «империю» деревни «Шуйки» прихватив заодно куски других стран и тысячелетий - и мальчику только оставалось сидеть с разинутым ртом и наблюдать за происходящим, ибо эти виртуальные события развивались уже сами, без участия автора, заданных правил и условностей.


«»»


Мафиозный барон Альдозелло, словно от подземного толчка, недовольно зарычал и открыл сонные, с тяжелыми веками, глаза. Почему барон? Почему не дон? Не будем забывать – что все перемешалось, времена, нравы, культуры, словно фрагменты информационных кодов в сознании мальчика Пети, и они спешили, рождались, умирали, кричали, взывали, а потом неожиданно растворялись в поле компьютерной информационной гиперинфляции. В чем виноват мальчик Петя? Надеемся, что благожелательное пространство скоро этот хаос приведет к ладу.


Итак, сицилийский мафиозый барон Альдозелло открыл глаза. Первое, что увидел мафиозо – это был удивительно не приятный его мафиозному глазу¸ но приятный для глаза души славянских жителей средней полосы Евразии природный ландшафт – широкое колосящееся поле с поспевающей пшеницей, дальше – зеленые холмы с веселыми группками березок и кленов, темноизумрудные пятна ельника совсем далеко, крылатая мельница и мирно пасущееся стадо пятнистых коров.


Барон протер глаза, отгоняя наваждение. Но видение не исчезло. Более того – в поле его зрения вплыло другое фантастическое явление - огромные золотые врата в небе, из множества сияющих завитков-ручейков и речушек, островков, птиц и зверушек, о которых на виртуальной Сицилии и слухом не слыхивали и видом не видывали. Сквозь прозрачные пространства-озера между золотыми завитками-стеблями и листьями мощно лились потоки бело-бриллиантового света, раздражавшие черное нутро барона невообразимо. Как это не походило на такие привычные виды мрачной старушки - пучеглазой Этны, из многочисленных дыр которой периодически выплескивалась смертоносная лава, вырывался в небо ядовитый дым, нависая мрачными кольцами над сжавшимся, как сухой кулак в пароксизме страха и боли, виртуальным островом. Иного неба, кроме дымного, над островом не было Мафиозо льстил себя надеждой, что именно он управляет этой адовой диссимфонией! Барон кашлянул – в груди заклокотало недовольно, словно Этна в преддверии гневного крика…пытаясь растерзать, наказать… Но кого?...Барон дернул себя за ухо, потом за другое, недовольно поерзал в кресле, прищурился – любопытная пятнистая корова заглянула в открытое окно кабинета и дружелюбно помычала. Ни высоких каменных, бастионных стен за окном, ни охраны –дюжих молодцев титанической наружности мафиозной, ни пыльных виноградников, ни низкорослых пальм, ни Этны-великанши на горизонте.


- Мафия вечна, и - как и Этна – опасна, безпощадна и коварна! Мы – одно! Исчезнет Этна – исчезну и я – барон Альдозелло и мой род, а это – невозможно! – обычно горделиво заявлял барон своим многочисленным мафиозным родственникам. Как и принято в этих компьютерных играх – плодились они молниеносно, согласно желанию Играющего.


Барон был крепким орешком, никогда не паниковал - по роду своей деятельности, естественно. Выдержка, сами понимаете, для мафиозо важнее всего.


- Надо выйти наружу, - подумал барон Альдозелло, - может, это кто-то страх передо мной потерял, спрятал кинопроектор и фильм на стену проектирует.


Барон в черном смокинге и лакированных туфлях и с саблей времен гражданской войны на боку ( мальчик Петя смотрел много разных фильмов, как отечественных, так и зарубежных!), смело открыл дверь в коридор и – оказался на крыльце деревянной славянской избы с резными ставнями и витым крылечком. Куры разбежались врассыпную. Жучка на тонкой цепи залаяла громко. Девицы в сарафанах ярких и с длинными косами, которые до этого кружились в каком-то веселом танце, да так самозабвенно, что подолы их верхних широчайших юбок с разноцветными полосами-узорами по краю, поднялись, напоминая шапочки дивных грибов, мерно колыхшущимися в ритм движения то вверх, то вниз – остановились и юбочки их цветастые опали мягко вниз.


«Почему они не работают? Кто разрешил им бездельничать среди белого дня? » - пронеслось в голове барона и он закричал громко по–мафиозному с сильным сицилийским акцентом (мы-то знаем, что все мафии мира говорят на одном языке, разница – в диалектах!)). Девицы в ответ зашумели, словно потревоженный порывом ветра лес, что-то по-своему, по-шуйковски, – призывно, звонко и слышно на всю округу. Деревня Шуйки враз пробудилась, ожила, крепкие мужчины появились, будто из воздуха – и грозно уставились на неизвестного и на странное убранство домика, которое являла им открытая дверь. Домик этот давно пустовал, иногда там хранили что-то из общественной утвари все шуйковцы, если избыток какой в хозяйстве приключился – но чтобы мебель такая, да вазы, да картины с невиданными им узорами и вот этот человек темной наружности – и по волосам и по наряду – это точно чертовщина какая-то.


Глаза барона еще больше выпучились, когда он увидел, что рядом с каждым мужчиной и девушкой стоят деревца за спиной – не настолько явные, но обладали плотностью и силой. У того за спиной – дуб, у того – клен, у того – береза. И связаны они были друг с дружкой – человек и дерево - золотыми, сияющими нитями. Куда человек повернется – туда и дерево. Барону стало не очень по себе – потому что как устрашать людей, он знал, а вот как запугивать ходячие деревья – нет. У него впервые неприятно засосало под ложечкой и холодок пошел по спине. Сабля на боку зазвенела, и барон несколько секунд с удивлением ее рассматривал. Возникла неловкая пауза.


- Эх, ему бы еще буденовку! – подумал мальчик Петя, вдруг вспомнив про мальчиша-Кибальчиша, но барон его опередил и одел на голову соломенный брыль, который висел на гвоздике стене дома. У него еще была надежда, что это просто солнечный перегрев. Потом он достал из кармана сигару, спички и пепельницу, сбросил брезгливо с перил крыльца тонкой фаянсовой работы вазочку с ромашками и васильками и самодовольно посыпал пеплом. Люди-деревья зашумели недовольно и небо с голубыми колодцами стало еще ярче, еще раздражительнее для глаз Альдозелло.


Мальчик Петя тоже был ошарашен такой неожиданной функцией в зоне империи «деревня Шуйки» и продолжал смотреть на самопроявления такие во все глаза.


Что интересно, говоря на разных языках, персонажи этой истории абсолютно понимали друг друга, как и коты, и собаки, и птицы, которые слетелись поглазеть на необычное. В деревне редко случалось необычное, все плавно да гладко, да размеренно. А тут – такое!


Мальчик Петя опять случайно нажал на какую-то клавишу, и возле головы пришельца появилось облачко со словами – качества выбранного объекта, а ниже более мелким шрифтом – базовые качества человека стерты: без совести, без чести, без души, без любви, чипирован злобой, человеконенавистничеством, тиранством, деспотизмом, обжорством. Мозг сердцем не просветлен.


Мальчик Петя присвистнул и потер руки от удовольствия – вот это интересно! Вот бы так и в жизни! Нажал на кнопочку – и становится сразу понятным, кто перед тобой, злой или добрый человек!


Возле голов шуйковцев и шуйковок тоже образовались облачка, где мигали золотым цветом слова – изначально, базово – есть совесть, честь, достоинство, сострадание, любовь, миролюбие, беззлобие, мозг просветлен сердцем.


Мальчик Петя потер чело – надо же, и такое бывает. А я и не знал, что это – базово, думал, этому учиться надо, деньги там платить как-то, вобщем, приобретать, искать…


Барон все-таки взял себя в руки, облака сигары привели его в привычный для него режим бытия и – он уверенно выпрямился, решил принять информацию, как есть, что очень здраво!, сошел уверенно, прямо с крыльца и прищурясь уставился на шуйковцев с их деревьями, которые совсем без страха - ах, как это противно было для мафиозо!, - смотрели на гостя.


- Заблудился, милок? Есть хочешь? – выступила одна из молодок, поклонилась приветливо и сорвала со своего грушевого дерева несколько плодов и протянула незнакомцу. Может, человек проголодался, или перегрелся, потому и злой такой.


Барон нахмурился, спрятал руки за спину, он очень не любил фамильярностей - «Фу, глупые церемонии и ненужные жесты» - и, поджав толстые губы, высокомерно спросил, проигнорировав молодку:


- Кто над вами тут старший?


- Над нами? Старший? – удивились молодцы и громко засмеялись. Деревья, стоящие за их спинами, качнули густыми, кудрявыми кронами .У Альдозелло опять неприятно засосало, он еще раз посмотрел по сторонам, может, все-таки старушка Этна хоть тенью здесь проявиться, хоть тенью тени – они у нее длинные, у матушки-старушки черной. А он уж заплюет тут все злобой и смрадом. Но Этна, как и ее тени, молчали (не всесильная! – вздохнул барон) – деревня Шуйки вольготно жила и процветала под золотым светом своей виртуальной жизни в своем пространстве и времени.


- Так не бывает, - топнул ногой мафиозо. – Всегда должен быть старший. Этна – порядок правильной жизни. Ой, оговорился, что ли, – запнулся Альдозелло, вспомнив темные, безжизненные поля вокруг Этны, но потом повторил уверенней . - Да, Этна – порядок жизни.


- А мы и не против порядка. Только порядок у нас другой. У нас тоже есть старшие – но не над нами, а для нас.


Деревья зашумели, закивали кронами.


- Ну, ладно, - нахмурился барон. – Ерунду говорите какую-то. Не хотите открываться, ваше дело, может, уехал ваш главный куда. Склады оружия есть?


- А что это? – добродушно поинтересовалась подошедшая от колодца с длинноклювым журавлем!!! (да-да, настоящим журавлем, который весело помогал людям доставать воду из глубины) зеленоглазая красавица с ведрами, полными живительной влаги. За ней ровнехонько стояла ель – зеленая, изумрудно-золотая с многочисленными шишками на вершине..


- Ну, пистолет, автомат, инструменты подавления воли другого человека, - и барон Альдозелло достал из-за пояса свой пистолет, проигнорировав непонятный для него элемент - саблю.


Все внимательно посмотрели на неизвестный черный предмет и покачали головами:


- Нет, такого сроду не видывали. А на что оно? Зачем подавлять волю другого, если можно договориться всегда?


- Дураки! – прошипел под нос мафиозо, все-таки здравый смысл не совсем оставил его, понимал, что силы не равны. – А защищаться? А оборона?


- От кого? – спросил сероглазый мужчина среднего возраста, выше гостя на целую голову, и с окладистой золотистой бородой – за ним стоял многоглазый Дуб и высотой до облаков.


- Да хоть бы и от меня! А вдруг у меня намерения злые и я вам что-то дурное помыслить задумал? – сказал барон, при этом понимая, что блефует, потому что кроме своего кабинета внутри этой избушки, ему больше не на что и не на кого было опереться.


- А на этот случай у нас коза Марья есть, - рассудительно, не торопясь проговорил сероглазый. – Марья, иди-ка, родимая сюда!


Откуда-то из зарослей крыжовника и смородины появилась белая с шелковой шерстью коза и постучала весело копытцем.


- Родимая, посмотри, что там такое в руке у гостя нашего?


Коза кивнула головой с золотистыми рожками, подошла к барону, заглянула ему в узкие зрачки – те затрепетали, забегали, разширились, пистолет выпал из руки, а сам баром грузно опустился на землю, ненужная ему сабля тихо звякнула, отвязалась и откатиласьт в сторону.


Коза Марья обнюхала неизвестный предмет и – съела его.


- Ничего особенного, - сказала, - еда как еда. Но травка вкуснее!


И тут же из ее вымени засочилось белое ароматное молоко. Девица зеленоглазая с деревцем-рябиной за спиной подбежала, подставила ведерко. И когда ведерко было наполнено доверху, она зачерпнула из него большой чашкой козьего молочка и поднесла эту чашу с неподдельным состраданием гостю, как тяжелобольному.


- Нате, гостюшка, сами попробуйте и нашего угощеньица.


Барон сделал глоток, потом второй – и исчез вместе со своим кабинетом. Только сабля почему-то осталась на траве в пепле, но потом провалилась в щель и тоже исчезла.


Мальчик Петя разочарованно откинулся на спинку стула – как быстро закончилась игра! Но вдруг почувствовал что-то крепкое, теплое и могучее за спиной. Ему стало спокойно и радостно – игра будет продолжаться! И мальчик Петя положил голову на стол и уснул.


А жители Шуйков – шуйковцы и шуйковки - принялись дальше за свои дела – а отдых от работы, тоже дело!, перешучивались и смеялись – нет у них врагов и никогда не было. А защита была, есть и будет, своя, крепкая, благостная, как деревья у каждого за спиной -добрые, родные, корень от корня родной земли и неба!


Сам барон Альдозелло очнулся у себя в родовом «гнезде», протер глаза, увидел горшки с ромашками на подоконнике, которые полностью перекрывали ему вид на пучеглазую Этну (пыхтела она сейчас через свои дыры, или нет, он уже не видел), улыбнулся, позвал сыновей, попросил ведро и пошел в хлев доить корову. Он не увидел, что на вершине притихшей Этны стояла Коза Марья и поедала их дымно, «сицилийское» небо. = Там появлядись звезды и где-то – первые лучики розовой утренней зари. А по бокам Этны текли потоки молока из вымени и земля вокруг начинала пробуждаться, цвести, колосится. Наступило блаженное время Козы.


«»»»


Мальчик Петя тоже проснулся, отключил игру «Империи» и открыл сайт «Вокруг света», а не найдя там, что искал (удивился очень, что не все знания мира присутствуют в интернете!), и попросил отца найти ему старые печатные номера этого журнала, которые он как-то обнаружил на полках книжного шкафа. И долго горела лампа по вечерам в комнате мальчика, и родители этому были очень рады, потому что Петя, их сын, рос, и рос в правильном, добром направлении.


2023г.

Візьміть участь в обговоренні

+++ +++
  • Зберегти, як скаргу
Не знайдено або поки відсутні!