09.05.2019 08:25
Без обмежень
29 views
Rating 5 | 1 users
 © Каллистрат

РЕПАРАЦИИ


 

Стояла в Германии после Второй мировой войны советская воинская часть, а в ней на котловом довольствии стояли солдаты. И вот, чтобы бойцы были крепки и здоровы, завскладом продовольствия старшине Лейкину поручалось ездить к германским камрадам на хладокомбинат за говяжьими тушами. И получать их он должен был ровно три штуки. ТРИ. По такому случаю, старшина выучил даже три немецких слова, вернее – одно, но в трёх экземплярах.

Ранним германским утром старшина приезжал на хладокомбинат. Заходил в цех с тушами и, идя по проходу, выбирал самые мясистые. Тыкал в них пальцем и небрежно, через плечо, бросал семенившему за ним с листком наряда худосочному немцу:

- Diese, diese und diese!*

Далее размашисто и с удовольствием расписывался в накладной и, небрежно-вальяжной походкой отправлялся к своему автомобилю. Загрузившись, они с достоинством победителей, выезжали с территории комбината.

 

Мордастый, упитанный по нормам будущего коммунизма старшина дорожил своим местом и старался его не терять.

Но вот однажды утром всё пошло наперекосяк.

Только это значит, старшина поднял свой указующий перст, чтоб произнести вельможное «DIESE», как из-за его спины выступил наперёд худосочный немец и, приняв позу имперского орла, на чистейшем русском языке сказал старшине:

- На х…..!

От такой неслыханной дерзости старшина онемел, весь сжался внутри и, даже вспотел от волнения.

Немец же повел себя страннее странного, он резко бросил старшине:

- Herlauf hinter mir….** – развернулся на пятках и хозяйским шагом направился в дальний конец цеха. Оглушенный невозможным, теперь уже старшина засеменил ему вслед.

Подойдя к самым мосластым тушам, немец повелительным пальцем, тыкая в каждую из них, раздельно произнес:

- Diese, diese und diese! – и сунул под нос старшине накладную. Тот быстренько поставил в ней свою закорючку и, повернувшись на рысях, помчался к своей машине. В голове старшины билась всего лишь одна истерическая мысль: «Б…., война!».

Дождавшись загрузки, когда туши с грохотом упали на дно деревянного кузова, старшина приказал водителю:

- Жми в часть и, как можно быстрее!

- Да в чём дело, старшина? – на водителя неприятно действовало паническое поведение командира.

- Выезжай живее, потом расскажу! – торопил его старшина.

Как только они выехали за пределы комбината, старшина откинулся на спинку сидения и ещё раз поторопил водителя:

- Дави до полика и быстрее, быстрее в часть!

- Да что случилось? – водитель тоже начал беспокоится.

- Что случилось? А ты не знаешь? Война, брат случилась, вот что случилось….

- Да когда? – изумился водитель – С утра ведь всё было тихо.

- С утра, с утра - раздражался старшина – только что, понял?

- Да как это может быть… без объявления… - сомневался водитель.

- Без объявления, говоришь – уже ярился старшина – Да меня только что немец «на х….» послал, а ты всё «когда, да когда» вот только что и началась, понял. Ты пойми, ведь ни один немец без разрешения сверху ничего подобного никогда не сделает, а этот взял да и послал меня. Так ведь ещё же гад и на русском языке, ну не обидно ли а? Пусть бы там на своем что-то себе лопотал, а то взял и на моём родном меня же и обматерил. Не иначе как война уже началась – убеждённо произнёс старшина.

Но беспокойный монолог старшины наоборот привел водителя в прекрасное расположение духа. Он искоса посматривал на старшину и думал: «Да тебя давно уже пора послать, и не один раз только вот некому было. Ай да немец, ай да молодца! Ну, что за нация!». От удовольствия своей души он даже замурлыкал песенку «А путь - дорожка, фронтовая, не страшна нам бомбёжка любая….»

- Да что ты поёшь, что ты поёшь, гони, давай! – потел от волнения старшина.

 

Полуторка, ревя мотором и хлопая крыльями капота, неслась по автобану.

 

Притормозили уже только перед воротами своего гарнизона. Заспанный сержант лениво открывал створки ворот, а старшина, в это время, оглядев зорким глазом, спящую мирным сном родную часть, спросил у дежурного:

- Ну что, братишка, вам войну ещё не объявляли?

Когда полуторка проехала на территорию гарнизона и показала свой зад, братишка-сержант вслед ей покрутил пальцем у виска, а закрыв ворота, подумал «Вот ведь у людей служба какая, а! Ни свет тебе, ни заря, а он уже «готов» под самую завязку! Д-а-а…..»

 

Оставив машину возле склада, старшина бросился к себе в отдел. Там уже работали люди. Влетев в помещение, старшина с надеждой в голосе спросил:

- Так войну сегодня объявляли или нет?

- Какую войну – равнодушно поинтересовались сотрудники.

- Да как какую? – старшина был в растерянности – Меня час назад, на складе немец «на х…!» послал, а вы ещё спрашиваете какую?

- Может он этим просто отметил факт твоего существования – по-газетному правильно откомментировал казус старший повар.

Старшина с неприязнью зыркнул на своего недруга: «Молчал бы уж гнусный поваришка! Умник нашёлся. И так все знают, что для своей Берточки, ты готов из солдатского котла всю закладку вынести». И быть бы конфликту, да из дальнего угла вмешался начальник отдела, готовивший с самого утра документацию для проверки.

- Вы просто не следите за событиями старшина! – сказал он усталым голосом – Сегодня рано утром по радио было передано сообщение партии и правительства о прекращении с нашей стороны всяких репараций на всей территории Восточной Германии. Так, что война вряд ли поэтому возможна.

Да, конечно, партия и правительство – это серьёзно, но вот что делать с этим нахальным немцем, а? Ведь не им же ездить к нему за тушами, а старшине Лейкину и что – всё это терпеть?

- Так, что же теперь, товарищ майор – обратился к начальнику Лейкин – Они нам «за так» уже ничего и давать не будут?

- Нет, старшина, теперь всё только через оплату, всё за наши деньги – твёрдо отвечал ему майор.

- Вон оно что - старшине было обидно до глубины души, его тут недавно ни за что, ни про что взяли и обматерили, а этим никакого дела до этого нет и, главное, что даже войны не предвидится, ну разве это жизнь и разве ж это справедливо? С досады он закурил папироску, а отойдя немного душой и телом, подумал: «Да, ладно, чего уж там - немцев не переделать….. Упрямая нация». И вздохнул.

 

* Diese (нем.) – это.

** Herlauf hinter mir (нем.) – иди за мной.

 

 

 




г. Киев 9 декабря 2012 г.




Рекомендуємо також:

Обговорення

Візьміть участь в обговоренні

Ваше ім`я, псевдо або @: 
Закріплений коментар
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора
 09.05.2019 09:08  Каранда Галина => © 

Нда... конкретний приклад того, як велика політика відображається на простих смертних))

Публікації автора Каллистрат

Літературні авторські твори, вірші, проза на теми: кохання, любов, життя тощо

Сторінка: 1 з 12 | Знайдено: 72
Автор: КАЛЛИСТРАТ
АВТОРСЬКІ ЗБІРКИ: рассказы;
Сортування за: Дата/час опублікування з спад.;