13.07.2023 18:49
для всіх
54
    
  1 | 1  
 © April

Пробуждение

Пробуждение Часть 4-я

- Любимый, что с тобой?! Пожалуйста, очнись, открой глаза... ну же! «Скорая» уже едет, потерпи... Как помочь?! – взывала ко мне сидя у края дивана заплаканная жена.

Увидев, что мои глаза открылись, она, уже не дожидаясь ответа хотя бы на один из вопросов, на радостях резко обняла меня.

- Ты очень долго не приходил в себя! Такого еще не было! – начала она.

- Все хватит – немедленно в больницу! Я же говорила тебе, не шути, это все очень серьезно...

В дверь позвонили и жена, вспомнив про вызов неотложки, поспешила открыть.

Узнав, что я "вернулся" и мне уже лучше, бригада уже спокойно, без суеты перешла к своему стандартному протоколу обследования. На удивление у этой смены даже оказался кардиограф, и показывая «образчики современной медицины» они уже через несколько минут огласили вердикт прибора.

- В этот раз все намного серьёзнее, — проговорила врач, показав мне какие-то кривые на распечатанном графике и настоятельно порекомендовала ехать с ними в стационар.

Но услышав от меня неожиданный отказ, и подняв от удивления высоко свои брови, она заставила меня где-то расписаться и начала безмятежно собираться. Пока мы с женой тихо выясняли отношения по вопросу моего отказа от госпитализации, врач, дописав на бланке рекомендации и пожелав на прощание формальное "скорейшего выздоровления" пошла на выход.

Подобные неуправляемые прыжки давления на фоне сильной аритмии беспокоило меня уже давно. Пару раз жена, обеспокоенная этим, без моего ведома даже вызывала "скорую". Я, конечно же, не злился, пытаясь представить, как бы вёл себя сам окажись на её месте.

В отличие от предыдущих этот приступ длился дольше и доставил мне гораздо больше хлопот. Мое состояние даже сейчас, когда кризис практически миновал, было куда хуже предыдущих случаев.

Меня начали одолевать нехорошие предчувствия, подталкиваемые видимо проснувшейся интуицией, и которые быстро переросли в новую, более ощутимую угрозу жизни.

Кроме навалившейся проблемы, связанной с этим кризисом, передо мной стоял еще один важный вопрос, возникший после моего «возвращения» — делиться ли с женой событиями сна или оградить ее от этой не простой информации?

Жена, все еще переживая за мой отказ от больницы, насупившись ушла на кухню оставив меня на время один на один со своей «мысле-мешалкой».

Несмотря на обиду я пока не стал в качестве оправдания рассказывать ей про ночные «сюжеты», и сосредоточился на восстановлении деталей сна. Кроме важности произошедшего в нем, у меня были предположения, что он как-то связан с моим очередным приступом, и поэтому я хотел нащупать эту взаимосвязь.

На удивление моя ночная память в этот раз не сбоила, и я вспомнил странный сон до мелочей. Было ощущение, что я оставался связанным с ним какой-то не зримой нитью и мог прокручивать его события так медленно, как мне хотело бы.

Я погрузился настолько глубоко в процесс, что даже не заметил, как жена, вернувшись с кухни, села рядом и смотрит на меня с открытым ртом.

- Тебе что снова плохо?! – начала она.

- Я не злюсь, ты не думай... я просто переживаю за тебя, вот и ушла на кухню. А когда зашла... – она задумалась, как бы подбирая слова. - У тебя был такой взгляд, какого я никогда еще не видела. Ты был и здесь, и как бы где-то еще очень далеко...

И продолжала:

- Ты даже не заметил, как я зашла и села рядом! – почему-то тихо, почти заговорщически (чтобы не слышал чужой), добавила она.

- Может ты что-то скрываешь, у тебя проблемы?! – слезы снова начали капать из её прекрасных глаз.

Придерживаясь выбранной тактики, я что-то быстро пробормотал в ответ. Но сделал это очень мягко, проявляя при этом максимум сострадания к ее чувствам. Дескать сам не понимаю, что со мной; возможно последствия приступа; но что точно проблем у меня никаких (кроме как со здоровьем) сейчас нет. И добавил, что мне бы хорошо сейчас часик поспать.

- Конечно – конечно, поспи! А я пока схожу в дежурную аптеку, куплю лекарства...

- Может хочешь покушать? Или чая с мятой, как ты любишь?

- Нет, не волнуйся, спасибо! Мне пока вполне хватит этого стакана воды.

- Все будет хорошо вот увидишь. Мне и так уже на много легче – добавил я, пытаясь успокоить ее еще больше.

Потом я услышал, как мягко закрылась входная дверь и я снова смог погрузиться в свои мысли...

Из многообразия событий сна я в итоге сконцентрировался на нескольких моментах.

Кто бы ни был старик, он знает гораздо больше, чем может знать обычный человек. Если рассуждать с точки зрения эзотерики, это вполне возможно. Но тогда кем является эта сущность в его теле на самом деле? Кто она, говоря эзотерическим языком, на тонком плане, в той моей не материальной реальности? Каков ее замысел и чего мне ждать от её проекции во сне — старца?!

Далее... Его пассы рукой на самом деле помогали мне в процессе диалога, и возможно, даже оттягивали начало приступа. Значит – он, скорее всего, знал и про мои проблемы с сердцем!

И самый тонкий момент, который я пока никак не мог прокомментировать — это его слова «у нас мало времени» ... Почему «мало»? – неужели разгадка этой фразы связана с моей запущенной болезнью? И что тогда??

Мой утомленный мозг, все еще продолжал цепочку логических рассуждений, пытаясь ответить на поставленные им же вопросы. Но в какой-то момент мое сознание стало путаться, утрачивая ясность и наконец сдалось на милость Морфею...

Правда капитуляцией это назвать было трудно - еще до входа во владения Бога сна я понял, что сам стремлюсь к новой встрече со своим мудрецом. В диалоге с ним я очень надеялся найти ответы на возникшие у меня вопросы. Представив это как своё четкое намерение, я шагнул на территорию сна...

- Как же сильно я изменился с прошлой ночи!..



Киев, июнь 2023

Візьміть участь в обговоренні

+++ +++
  • Зберегти, як скаргу
Не знайдено або поки відсутні!