04.01.2024 00:06
для всіх
19
    
  - | -  
 © April

Виктория или Словами ребенка...

Виктория или Словами ребенка...

Где-то в селе под Киевом

- Виктория, ты где, иди домой, уже поздно. — Это кричит моя мама.

Мне скоро шесть и меня зовут Виктория. Папа с мамой говорят, что я «смышленая и быстро развиваюсь» ... Сейчас мы за городом в своём маленьком доме, куда приехали, как говорит папа, «немного отдохнуть от городской шумиха и успокоить нервы». На самом деле мы второй день сидим в гостях по соседству, где наши с Вовкой родители, выпив, снова обсуждают «и наших, и ваших». Нам же наливают сок или свой мятный (прямо с грядки) чай и балуют всякими, как мы любим, сладостями.

... Вовке восемь, и он мой друг. Он уже разбирается в карте и показывал мне: где наши, а где враги, и где на земном шаре те, что нас поддерживают, и те, что «ни рыба ни мясо». Он лучше знает, что такое война и говорит о ней понятно, а не как папа: недовольно вздохнув, - как будто я ему мешаю, - и непонятными словами. Вовка, он знает кто и как напал, сколько было их и сколько наших, где мы отступали, и где им «давали прикурить».

Он «толковый», как говорит его дедушка, который живет здесь в конце улицы. Правда Вовкины родители не очень хотят его звать, потому как, если выпьет, начинает матюгаться на всех, включая наших пап, за то, что только и делают, что обсуждают кого-то, а сами «не на что не способны». А они потом начинают оправдываться и говорить, что все вемя «донатят армии», и что «пойдут сами, если будет надо» ... Мы с Вовкой, хоть и не понимаем его до конца, но чувствуем, что он прав и поддерживаем. И еще мне кажется, что, став стареньким, он теперь думает, как люди в детстве и поэтому перестает понимать наших родителей, как порой и мы.

Мы долго не выдерживаем их разговоры о том, кто прав и что надо делать и часто выходим прогуляться. Что толку от этих разговоров? Ну вот идёт война, второй год уже идёт, а взрослые все говорят и говорят, а война все не кончается... В мире тоже все про нее говорят, правда, по-разному: в основном за нас, конечно (на нас же напали!), но есть и такие, кто не понимает и говорит против. Ну, как можно так путаться в простых вопросах?!

Я не очень разбираюсь в войне, но знаю (все об этом говорят), что каждый день из-за неё погибает много людей. И в чем тогда смысл этих разговоров? Почему просто не прекратить войну...

­

Где-то в Пентагоне (США)

- ... Да, все окей, Гленн... - как обещали, весь список получите через... три, максимум четыре дня. Да, все верно... сначала ракеты "земля-воздух" и снаряды. Самолёты уже предоставили, решаем на счет грузовиков для перевозки...

Дверь закрылась сильнее обычного. На пороге стоял взъерошенный и нервный начальник.

- Подожди, прервись..., пусть повисит на телефоне… – сказал полковник и друг Стива. И уже совсем тихо на ухо: – Отключи микрофон...

- А в чем дело... снова проблемы? – ответил тот, предварительно отключив звук.

- Был на закрытом совещании..., приказали "не спешить"...

- Что значит... "не спешить"? Во-первых, мы обещали..., а во-вторых — там люди гибнут, Майкл! Снова пусть ждут... как так можно?! Какого… чего они этим добиваются?

- У меня тоже есть вопросы, поверь... Но, таких, как мы, умников сразу изолируют: переводят с понижением или в тыл... считать картошку... или трусы... Нет... будет гораздо лучше, если здесь останемся именно мы, чтобы делать максимум для этих парней из Украины. - И уже совсем тихо:

- ... Тем более, Стив, у нас уже есть опыт как обходить идиотские приказы засранцев наверху – подмигнул Майкл.

- Ладно... с этим согласен... Надо обсудить... скажем сегодня вечером за пивом... – уже спокойнее сказал Стив. И продолжил:

- Но... что придумать в этот раз? Какой очередной бред?.. Ладно... отправляю на почту.


Где-то на базе НАТО в Европе (через пять минут)

Департамент контроля за поставками оружия в Украину был создан с начала войны, но несмотря на его важное значение и раскрученную официозность, состоял всего из двух офицеров, которым выделили сравнительно маленькое, не удобное помещение.

- ... Они там охренели что ли...?!

- Спокойно..., Гленн... ты о чем? – спросил сидящий напротив «босс».

- Да, вот... общаюсь со Стивом из Пентагона – он показал на экран монитора, — ... Отправка снова переносится! Нашли какие-то проблемы... в пусковых механизмах ракет... и всю(!) партию, — включая, какого-то хрена, снаряды к гаубицам… которые тут, ну... вообще не причем, — оставляют на складах... Что теперь говорить этим парням из Украины?

- Так... всё... Они достали..., иду к генералу! Я боевой офицер и для меня эти их штабные игры, как кость в горле. Как по мне, то лучше послать их всех... и поехать самому... туда ... на передовую..., — он секунду подумал, – ...ну... или хотя бы куда-то к ним в штаб.

- А ты помнишь, как неделю назад, на совещании... вдруг поднялся Ричард и.… им высказал всё, что думает про департамент поставок в Пентагоне?

- Да..., он смело поступил, и я даже аплодировал ему...

- Да, я помню... а также, как на тебя после этого зыркнул генерал... Но я не об этом... Ричарда задвинули: перевели с понижением...

- Что ты хочешь этим сказать?

- Думаю, ты и сам... понимаешь, что нас ждёт, если поведем себя также?.. И вообще... недавно общался со знакомой из комплектования... - мы с тобой здесь уже пятые за полтора года... Тебе это о чем-то говорит?

- Да, вполне..., увы, — задумчиво произнес тот, — Но с меня хватит, Гленн ... Пусть катятся ко всем чертям!..


Где-то в Министерстве обороны Китая

- Донг зайди, — если генерал подошёл и лично позвал — это говорило о многом...

Полковник тут же поднялся и, упрятав все документы в сейф, поспешил в кабинет начальника.

- ... Разрешите?.. - обратился он с порога, но генерал уже ждал в дверях и, молча указав рукой направление, вышел. Идя друг от друга на некотором расстоянии, они дошли до паркинга и, сев в машину генерала, поехали...

Генерал в особых случаях выносил разговоры со своим замом за официальные стены в проверенное место, где мог спокойно говорить на интересующие его темы.

- Устал я.. – выдохнул он, садясь в кресло. - ... Устал от неопределённости. Война с Украиной идёт уже более полутора лет, а мы, все еще надеясь на обещания Кремля вот-вот закончить войну победой, ни на шаг не продвинулись в решении нашего главного вопроса — по Тайваню. Прав был Лао Дзы: «Кто много обещает, тот не заслуживает доверия», — он посмотрел куда вдаль, как будто намереваясь еще глубже понять смысл этих слов...

- ... У нас связаны руки. Вторжение на остров после неудачной попытки Москвы навязать свою волю Киеву, мир не одобрит. А слабая, из-за войны, Россия нам сейчас не помощник... Что думаешь? - только здесь он решил поставить свой вопрос.

- Уважаемый генерал, из предыдущего разговора я извлек, что мы не должны спешить с принятием решения, не дождавшись победы Москвы. Но раз вы начали этот разговор, видимо пришло время взглянуть на проблему под другим углом. – Генерал снова порадовался, что не ошибся в назначении Донга свои замом. – А учитывая, что с тех пор прошло немало времени, смею предположить, что эта война затянется или вообще закончится поражением Кремля. И пришло время пересмотра нашей официальной доктрины, чтобы сделать ставку на более сильного. Я имею в виду «дядю Сэма», — иронично добавил он...

- Если бы ты это сказал на открытом совещании, тебя бы, как минимум, арестовали..., а меня передали в руки внутренней безопасности... Но я тебе доверяю, — как надеюсь и ты мне, — и поэтому благодарю за искренность.

Донг, сделав очередной глоток дорогого чая «Да Хун Пао», уважительно склонил голову в ответ. Он слушал внимательно, не перебивая несмотря на то, что с разрешения генерала, имел на это право: Донг на самом деле думал так же.

- Не надо также забывать про возможные закулисные переговоры Москвы с Вашингтоном, – продолжал генерал. – Загнанный в угол Кремль для выживания будет готов пойти на жертву и не дай бог, если этой жертвой будут наши с ним договоренности. И тогда уж точно будет поздно жертвовать Кремлем в угоду Белому дому для решения наших задач... Затягивать никак нельзя...

Он на мгновение задумался и уже напоследок вновь процитировал любимого философа: «Лишь тот, кто имеет силу, может давать ее другим» ...

Теперь он был полностью готов к завтрашнему докладу высшему руководству страны.


Где-то на даче под Москвой

- ... Этот ... идеалист-маразматик, который жив лишь благодаря шаманам этого... «оленевода» ... Кужугетовича, никак не откажется от своего сценария возрождения Союза, который ведет к полному развалу экономики и потере нами своих миллиардов. - Говоривший уверенным голосом тучный человек, давно начинал эти встречи, подчеркивая свое превосходство над остальными. Сделав солидный, соответствующий его массе глоток виски и дымя сигаретой он продолжил:

- Кроме этого, мне стало известно, что назревает возмущение. Людишки, — ему нравились уменьшительно-презрительные слова о людях, — вот-вот не выдержат и возьмутся за оружие, которое все больше оседает у тех, кто пришел из окопов. – Он потел, непроизвольно брызгал слюной и часто тянулся за салфетки.

- ... Вопрос его замены на надежного человечка назрел давно, и мы говорили уже об этом... – он сделал паузу и, вытерев салфеткой пухлые, влажные губы, продолжил. - Но надо понимать, что наш вариант смены власти кое-кому не понравиться: Вашингтон все делает исходя исключительно из своих интересов. Поэтому для того, чтобы привести к власти того, кто нужен НАМ, и не получить этого... карлика-пьяницу, важно избежать утечки информации.

Пока он подливал себе виски, возникшей паузой решил воспользоваться высокий и стройный представитель разведки.

— Это все верно... Но до его устранения, нам надо решить проблему с заготовленным на нас компроматом. А для этого надо разгадать уравнение из нескольких неизвестных: найти основные фигуры в его «страховочной схеме» и определить ключевую. Говоря языком шахмат, кроме нейтрализации в этой схеме «ладей», «слонов» и «коней», — которых мы почти нашли, — предстоит отыскать и «ферзя»; которым может оказаться... и его друг детства, и дочь, и любовница, ... и даже внебрачный взрослый ребенок... И поэтому, я считаю... – здесь он, приподнял подбородок, желая показать значимость следующих слов, но был оборван тучным председательствующим:

- Да-да, все верно, читаете мои мысли... – нашелся он - ... Нам нужны толковые люди, — и лучше те, на кого уже есть компромат у НАС. Нужны люди из силовых структур и правительства, которые будут на нас работать, используя ресурсы этих же ведомств. Главной задачей для них, как уже было сказано, будет найти болевые точки этого увядающего «шахматного короля» ... – и не давая никому вставить своё мнение, сразу продолжил:

- Но нельзя забывать, что против нас играют ЦРУ, МИ-6 и Моссад, которые по важным вопросам объединяют усилия. Поэтому, придётся работать, я бы сказал, ювелирно... И здесь я очень рассчитываю на ваш опыт, – он слегка улыбнулся в адрес недавно прерванного им «разведчика».

Улыбнувшись и даже кивнув ему в ответ, тот злорадно подумал: «Ничего-ничего... недолго тебе, старый боров, осталось тут сидеть...».


Где-то на яхте в Атлантике

- ... Мы обсудили все важные вопросы, господа, но... вот что мне еще пришло сейчас в голову. – Подтянутый, холеный с Аскотом желтого цвета на шее мужчина, дымя сигарой дал понять, что деловая часть еще не закончена.

Никто из собравшихся не знал наверняка, как ему досталось право доминировать над ними и собирать, — как сейчас, - в любом месте земного шара лишь по звонку. Все они были очень богами и влиятельными людьми, рядом с которыми даже президенты не могли открыть рот без разрешения. Но перед этим человеком все они ощущали какую-то неполноценность и, порой, даже страх.

- ... Уж как-то слишком долго у нас все спокойно на Ближнем Востоке. Израиль даже пытается помогать Украине... Так может пришло время оживить там немного ситуацию? – и, обернувшись к мужчине восточной наружности, облаченного в традиционный белый дишдаш и куфию, проговорил:

- Чем там сейчас занимается ХАМАС? Если все ещё... спит, то надо будить и напомнить, что Израиль... их все также ненавидит, жаждет мести... что-то в этом роде... Ну... там сами решите... Заодно, после того как... они проснуться..., ну, потом уже... Тель-Авив, надеюсь, одумается и вернётся на путь истинный - на его лице возникла широкая и безумная улыбка.

- Как раз хотел об этом сказать, — нашелся мужчина, напоминавший шейха, — не зря мы создавали в 1947-м это надуманное государство Израиль, и до сих пор не даем Палестине иметь своё. Тишина в этом регионе нам никак не на помощь...

P.S. Через неделю, 7 октября 2023, на Израиль с территории сектора Газа, -контролируемого боевиками ХАМАС, - полетело сразу 2200 ракет, неся смерти сотням людей. Замороженный на несколько лет конфликт разгорелся с новой силой...


Где-то в Министерстве обороны Украины

- Твою мать!.. Гленн, с их базы в Европе, передал, что отправку ракет и снарядов снова отложили... - якобы проблема в каком-то механизме... Только по одной этой партии — уже третий перенос!.. Что думаешь?

– Думаю то же, что и ты... Но этим парням, Гленну и еще Майклу из Пентагона, я доверяю — общался не раз на заседаниях в Рамштайн. Лично они, уверен, делают, что могут...

– Слушай, но что делать нам? Министр и Президент уже давно знают ... так как мы отправляем постоянные доклады...

- Наша с тобой задача – работать на максимуме возможностей, представляя перед глазами парней, которые сейчас в окопах... Думаю, Министр обороны и Президент рассуждают примерно также... А от нашего Президента, к сожалению, тоже мало что зависит. И добавил:

- С начала войны мы уже столько повидали, через столько прошли, — включая обман и продажность отдельных партнеров, — что теперь способны уже выдержать почти всё. Без нормальных поставок вооружения нам очень тяжело, но парни научились воевать тем, что есть под рукой... часто «одалживая» технику у врага... И если кто-то думает, что мы вот-вот остановимся и тупо сядем за стол переговоров, то сильно ошибаются... У нас нет альтернативы: мы обязательно выстоим и рано или поздно победим.


Где-то на передовой в Украине

- Скоро снова пойдут, — глядя в бинокль сказал молодой капитан.

- Эй, Фрэнк... ты «спикаешь», что я говорю? - капитан широко улыбнулся, обнажив сломанный в прямом контакте с врагом зуб.

- What is «speakayesh»? - спросил тот намекая, что не понял.

- Я хотел сказать, — он перешел на ломаный английский, — ...что они скоро полезут снова и надо приготовиться. Передай легионерам.

И потом уже своим: «Командиров взводов – ко мне!».


- ... Подтверждено пять танков и несколько БМП..., поэтому будет горячо! – начал он когда взводные вошли в блиндаж и присели кто где. - У нас для них почти не осталось «подарков»: только семь зарядов для старых гранатомётов и... штук двадцать снарядов для пушек и минометов... Гранаты беречь на крайний случай!..

Затянувшись, продолжил:

- От роты из сотни бойцов у нас - тридцать восемь... вместе с ранеными. У них, — если верить аэроразведке, – ...около девяноста морд. Причем второй день там ротация и, судя по экипировке, все прибывшие – опытные... сволочи.

- Короче... В атаку не ходить... беречь патроны. Для пулеметов... каждые пять минут смена позиции... И маскировка-маскировка, мать вашу! – сколько говорить?.. - теряем ребят из-за этого!.. – прокричал он в сердцах, но, быстро успокоившись, продолжил:

- И учтите, «Петле» будет тяжелее всех: во-первых, командует только с утра — после гибели взводного, и, во-вторых, он — по центру. А значит что?.. - правильно – все ему помогаем!.. Вопросы есть? – и тут же, – вопросов нет... Да...и еще... вывезти раненых, сами видите, пока не можем — поле под прицелом гранатометов и снайперов... Ну... теперь, вроде всё — по местам! - И посадив на место, вскочившего «Петлю», добавил - А ты пока на месте...

Закуривая вторую сигарету, капитан продолжил:

- ... Реально страховать тебя они не смогут, им фланги надо держать. Это только в кино или книжках все так просто... Чем смогу, помогу лично... Вперед, и удачи тебе, взводный...

Проводив взглядом «Петлю», капитан включил рацию и, как бы продолжая совещание, проговорил:

- ... Знаю, что у тебя жопа со снарядами, но будь готов, сейчас начнётся. Поставь к прицелам свои лучшие «глаза» ... Продержись... - к утру обещали подвезти сотен пять для гаубиц. Надо значит..., — он глянул на часы, – ...часов пять продержаться...

- Какие пять сотен?!, — сразу резко начал командир батареи, — мне их хватит только на два часа! Они там что ох...ели?! Ты то хоть ... дай им там... просраться... да так, чтобы быстрее дошло!!

- Я-то дам..., знаешь, как я могу... даже с полковником... - мне нечего терять!.. Но, если бы это помогало..., – вздохнул он. - Ладно – будь... Уже полезли... Встречай!..


И снова где-то в селе под Киевом

Мама говорит, что «войны нужны богатым и влиятельным людям, чтобы было легче управлять остальными». Так они смогут заработать ещё больше своих денег и покупать новое золото и там... бриллианты всякие. Не пойму только зачем им столько? Ведь когда людей хоронят, им в гроб ведь ничего не кладут..., ну...туда, с собой...

Все богатые говорят, что заботятся так о своих детях и внуках, а те, вырастая, говорят также. Но мне вот, например, — да и Вовке, думаю, — нам не нужны деньги или там золото родителей или бабушек с дедушками. Нам лучше играть в интересные игры, рисовать красивыми красками, смотреть всякие мультики... Еще - кормить маленьких кошек и собак, купаться, ходить в лес по грибы... А они все собирают и собирают эти свои деньги — они что глупые или может больные? Но тогда почему их не лечат? – вон сколько есть разных врачей... А может они, став взрослыми, просто забыли чего хотели в детстве?

... А может надо помолиться? Мама говорила, что «искреннее обращение к богу всегда помогает». Но церковь, как она считает, «не лучшее место для общения с богом», и что «вера должна быть в сердце и в душе» ... Я даже пробовала молиться дома, в тишине, когда никто не мешает... ну, пробовала поговорить с богом. И мне даже показалось, что он был рядом, слышал и понял меня: я слышала его грустный вздох и теплое, чистое дыхание. Но потом, уже утром, - когда проснулась, - я поняла, что ничего не изменилось... И тогда я подумала: «А если ему, как и я, молятся и дети тех, кто воюет против нас?» - ведь бог любит ВСЕХ детей, — они же невиноваты, что взрослые убивают друг друга ...

Так что же тогда еще делать?.. Значит снова пойду к Вовке... - он должен знать... Но даже если нет, я и сама уже понимаю, что победа совсем рядом. А ошибаться я не могу, ведь я – Виктория, а это значит - «Победа» ...



Киев, 31.10.2023

Візьміть участь в обговоренні

+++ +++
  • Зберегти, як скаргу
Не знайдено або поки відсутні!