01.09.2023 03:03
для всіх
43
    
  1 | 1  
 © April

Испытание

Испытание Повесть, Часть 2-я
Люди, которые... признают войну не только неизбежной, но и полезной и потому желательной, — эти люди страшны, ужасны своей нравственной извращенностью.
Л. Н. Толстой. Война и мир

«Пуля» и «Кмитлывый» услышали шум движения вражеской техники, когда проползли в направлении леса метров тридцать-сорок, что с учетом сковывающих движение маскхалатов и закоченевших конечностей было хорошим темпом... Раздавшиеся сразу за этим разрывы от наших снарядов и мин, уничтожающих технику и пехоту врага, придали им, несомненно, дополнительное ускорение — попасть под обстрел своих было бы слишком! Но до опушки, где их ждали «братишки», с учетом происходящего, было не так близко — еще метров сто двадцать.

Группа, ожидавшая на опушке, отлично видела перемещение своих и противника, но огонь не открывала, чтобы не раскрыть позицию. И лишь когда напарники уже были рядом, а враг приблизился на столько, что были слышны крики их командиров, старший с позывным «Пиксель» (29-летний сержант, коренастый, до войны программист) дал «добро» бойцам на открытие избирательного огня.

Первые залпы практически совпали с возвращением «Пули» и «Кмытлывого», которым до вступления в бой надо было хоть немного отдышаться, а старшему «Пуле» — еще и скорректировать плана возвращения.

Плотная вечерняя мгла уже опустилась на местами заснеженное поле и скрывала даже островки снега, которые теперь можно было различить лишь в моменты пуска осветительных ракет. Вести прицельный огонь в этих условиях было крайне неэффективно и каждый, даже без указаний старшего, понимал, что с этого момента открывать огонь можно будет только при визуальном контакте с врагом... Ощутив на себе неожиданный, встречный огонь, пехота врага приостановил свой бег и быстро припала к мерзлой земле, пытаясь разобраться в ситуации. В отличи от пехоты, их бронетехника на удивление быстро перестроилась, и пару единиц ее даже успели сделать пристрелочные выстрелы по позиции отряда...

До расположения взвода было минут пятнадцать-двадцать движения с перебежками, но после вынужденного раскрытия позиции и ожидаемой переброски в направлении отряда дополнительных сил врага, их быстрый отход стал проблематичным. Сообразуясь с обстановкой, «Пуля», соответствуя своему позывному, как всегда, быстро принял решение и довел до каждого «его манёвр». Затем, активировав рацию передал:

— Мы объединились. Нас преследует примерно взвод пехоты и БМП. Готовим отход, прошу прикрыть. Сигнал — зеленая ракета. Прием.

Координаты врага для целеуказания были переданы еще по прибытию на опушку леса; и командиру взвода оставалось просто передать указание минометчикам роты для их прикрытия. Или, как запасной вариант, — о чем знал только их старший «Пуля», — им на встречу, в помощь могли выслать БМП или БТР, переданные взводу как усиление.


... Такими были мысли простых бойцов спецотряда и их командира, которые оценивали ситуацию исходя из личной осведомленности, не имея представления о непростой ситуации, которая сложилась сейчас в боевых порядках взвода и всего батальона... Периодически огрызаясь на выстрелы уже поднявшегося в атаку врага, они, давно приученные к дисциплине, терпеливо ждали пуска своей ракеты и верили в то, что «братишки» и «соседи» не подведут их и в этот раз.

Раздался выстрел ракетницы и, выполняя задумку старшего, отряд быстро и осторожно, стал парами, — одна прикрывая другую, — уходить с позиции. Враг, заметив активное движение, выпустил в небо сразу несколько осветительных ракет и с медленного прицельного огня перешел на бешеный, беспорядочный...


После пуска обусловленной зеленой ракеты, минометчики роты должны своим огнем были отсечь наседавшего противника, но минометы, как и все рации, по какой-то причине молчали!.. А это означало, что отряду, помимо отражения атак прибывающей пехоты, теперь надлежит обороняться еще и от движущейся на него бронетехники...

В том, что до сих пор не было огневой поддержки, опытный командир мог бы усмотреть определенный плюс. Маневрируя, в соответствии с планом командира особым образом, отряд оказался фактически в положении «лоб в лоб» с рашистами, и вероятность попасть под свои мины была слишком высокой...

«Но почему молчали рации?» — этот вопрос застыл в сознании ребят и мешал им спокойно выполнять свою работу...



Киев, октябрь-декабрь 2022

Візьміть участь в обговоренні

+++ +++
  • Зберегти, як скаргу
Не знайдено або поки відсутні!