11.01.2024 18:55
для всіх
19
    
  - | -  
 © April

Пробуждение

Пробуждение Часть 19-я, почти финал

Настя уже просто не имела сил и прижалась ко мне в ожидании развязки.

Старец начал быстро восстанавливаться и как только смог, возобновил отправку координат на корабль ГФС. Что правда, не прошло мимо «вассалов-убийц», которые обменявшись репликами, направили на нас оружие. К счастью, рептилоид слишком медленно приходил в себя после лабиринтов моего подсознания и не успел вовремя дать команду. Тела всех трех чудовищ задрожали, как от поражения мощным электротоком и тут же рухнули...


Летающая тарелка «серых», зависшая почти над самым домом и сокрытая для обычных глаз и радаров людей, стала отличной мишенью для наших друзей. «Дестабилизирующий удар», — так флот ГФС его назовет потом, — сохранил не только начинку и вооружение «тарелки», но и жизни нападавших: захваченная «тарелка» еще вполне может послужить во благо, а плененный враг мог дать важные показания в интересах безопасности; причем не только нашей, но и всего Флота.


Учитывая, что опасность еще не миновала, — неизвестно сколько «тарелок» проникло через пробоину в гравитации, — нам (через старца) было предложено пока переместиться на борт корабля. Ответ попросили дать как можно скорее. Но мы не могли уходить в безопасное для нас место, не оставив хотя бы весточку для тещи и тестя. Наладив, — пока также через старца, — коммуникацию с тещей (входить в прямой контакт нам пока не позволили), мы в формате телеграммы передали ей следующее:

- Не волнуйтесь. Мы – в безопасности. Скоро выйдем на связь еще раз. Нас пока не ищите. - Примерно такого текста просил придерживаться командир корабля Федерации: хотя вопрос оказания нам помощи был согласован с командующим Объединенного Флота, процедура их пребывания на таком близком от Земли расстоянии требовала определенной конфиденциальности.


Теперь мы могли спокойно принять приглашение. Процесс перемещения на борт корабля занял всего пару минут. Сначала нам предложили закрыть глаза и успокоить дыхание, и где-то через минуту я ощутил лёгкую невесомость, и едва различимый гул. Попытка подсмотреть была неудачной — веки не слушались. После возвращения к нам привычной силы тяжести, мы смогли открыть глаза.


Окружающая обстановка была похоже адаптирована под наше психоэмоциональное восприятие и казалась почти обыденной. Помещение, в котором мы очутились было размером с большую комнату с парой больших непрозрачных окон, и стенами с потолком солнечно-изумрудных оттенков. Кроме двух удобных кресел, — в которых мы находились, — здесь была специальная медицинская кровать-бокс, — с кучей разноцветных сигнальных лампочек на большой панели, столиком рядом, а также — большой экран на стене, на котором, — под идущую из динамиков умиротворяющую музыку, — рисовались красивые пейзажи неизвестной нам планеты.


Настя, до этого крепко державшая меня за руку, — как в прочем и я ее (не каждый день оказываешься на инопланетном корабле), — опустила ее и, чисто по-женски, в предвкушение контакта с инопланетянами, — поправила прическу. Вошедшие двое (теперь все происходило как во сне), — высокие, голубоглазые, с длинными светлыми волосами, — были по знакомым мне описаниям представителями Плеяд (а может и новые, — с лета 2023 года, — кураторы Земли – Пегасцы). Это были ОН и ОНА. Я сразу начал ревновать Настю к стройному красавцу, еще не разобравшись в ее чувствах по поводу моего интереса к его блондинке спутнице. Они, как будто догадавшись о моих мыслях, одновременно улыбнулись и дали понять (без «переводчика» старца, которого я здесь не ощущал), что представляют медицинскую службу Плеяд (я не ошибся!), и, — «в назидание нам», — что они муж и жена. Я, и похоже Настя, их хорошо понимали, как если бы нам выдали дешифраторы речи.


То, что они медики меня немного насторожило и, несмотря на то, что мы были в гостях у спасителей, я, после вступительной учтивой части: «Мы благодарим вам... за помощь и спасение!», резко поинтересовался:

- ... А скажите…, зачем нам помощь медицинской службы? Ведь мы не обращались за помощью такого рода...

Как это не парадоксально, мой разум, уже ставший на путь роста осознанности, вдруг стал чересчур бдительным. Возможно, под влиянием только что пережитого, в моем сознании всплыли реальные истории с похищениями людей представителями расы «серых» - «Зета-ретикулой», которые по договоренности с лидерами одной из стран, — взамен на технологии, — с 50-х годов производили забор генного материала для экспериментов с ДНК.


- Возможно, произошла ошибка... не волнуйтесь. Если от вас не было запроса, не будем вас обременять, сразу удалимся… И вы будете просто отдыхать. – Они очень учтиво, — как мне показалось, — и вполне убедительно отреагировали на мое возмущение. Еще через пару минут, после повторной проверки, мужчина сказал:

- У вас, На..ссс..тяяя, — он произнес имя Насти непроизвольно мягко и на распев..., — есть серьезные последствия от воздействия «серых», которые начались еще во время сна... (около двух часов назад), и снова — после вторжения «серых»... и до момента прихода Сер..хе..яя, — от такого произношения моего имени меня немного покоробило, но сразу и рассмешило. – Мы... все-таки(!) получили такой запрос, но не прямой, а опосредованный — через вашу маму. – Он почти нам улыбнулся.


Я успокоился вспомнив, как Мария Сергеевна говорила о состоянии Насти буквально следующее: «... проблема серьезная... и потребуется помощь врача». Не знаю как, но видимо эти ее слова были «услышаны» и здесь.


Настю аккуратно уложили внутрь, ставшей брэндом в эзотерическом мире, «инопланетной медицинской кровати», имеющую форму длинной капсулы с прозрачной обтекаемой крышей. Что касается моего здоровья, то блондинка, не дождавшись моего интереса к данной теме поведала, что бывшая серьезная проблема с сердцем у меня прошла и «не имеет предпосылок к возникновению»; и что у меня со здоровьем «полный порядок».


Мы провели на корабле еще примерно полтора часа. Нас решили больше не задерживать так как, во-первых, в контролируемом ГФС пространстве (даже на более низких орбитах) враг не был обнаружен, и во-вторых, космолет получил новую задачу и должен был переместиться на значительное расстояние отсюда. Приютивший нас корабль был на самом деле не базовым космолетом, а один из его «челноков» длиной около ста метров. Этот «малыш», как нам рассказали, был предназначен для устранения «не существенных проблем военно-технического и медицинского характера на небольшом удалении от основного корабля».


Боли, мучившие Настю, прошли и ее, еще недавно совершенно бледное лицо, теперь порозовело и вся она светилась оптимизмом. У нее появилась даже какая-то новая, загадочная улыбка... Точную информацию про возникшие в ее организме проблемы нам никто не озвучил, мотивируя тем, что, во-первых, проблем уже нет и, во-вторых, что это – «врачебная тайна». Последнее меня, конечно, рассмешило, но Настя мою усмешку не поддержала; более того, отнеслась к ней с чуть ли не с осуждением.


Перед возвращением нас перевели в помещение поменьше и предупредив, что у нас всего пару минут, попрощавшись вышли. Помещение это больше напоминало лифт, но вместо мелькающих номеров этажей на нем шел обратный отсчет секунд до «старта».


- Ты как, — вдруг спросила Настя, — крепче сжимая мои руки. – Какие ощущения?

- Ну, теперь ... конечно, просто прекрасные! Правда до сих пор все это кажется каким-то сном... И куда более насыщенным, чем те мои ночные сны...

- Так тебя уже ничем и не удивишь? – снова и уже более странным, чуть дрожащим голоском сказала она.

- Настя... ты меня пугаешь…, может надо остаться... все нормально?!

- Более чем!.. Просто хотела сказать, что... у нас, — тут она посмотрела мне прямо в глаза, — ... будет ребенок... девочка.


Цифры отсчета на табло дошли до пяти секунд...

- У меня нет слов, — сказал я, расплываясь в улыбке, прижимая и быстро целуя ее, как будто боясь, что не успею это сделать.



Киев, 11.01.2024

Візьміть участь в обговоренні

+++ +++
  • Зберегти, як скаргу
Не знайдено або поки відсутні!