24.01.2012 11:52
-
133 views
    
rating - | no usr.
 © Ника Жикол

Клуб

глава 4

(детективный роман)


Все эти события произошли в мое отсутствие. Полгода меня не было в Городе и, соответственно, в Клубе

Мы встретились с Олегом в баре. Он кратко рассказал мне о последних клубных событиях. 

- А кто теперь наследует долю Шефа в деле? Я слышал о совместном владении капиталом 50%х50%. Как сейчас? 

- Да что-то вроде того. Существовали еще какие-то общие бизнесы. Так можно было понять из разговоров. 

- И кто же наследник? Босс? Я слышал, что у Шефа не было близких родственников. Это правда? 

- Да вроде не было, но кто его знает. Пока жив был – не было, а как наследство появилось, так кто-нибудь может и объявиться. Босс по этому поводу заметно нервничает. Адвокат Шефа, ты знаешь его - Сан Саныч Любский, что-то роет, ищет родственников покойного, возможных наследников. Босс с Любским регулярно общается. С ним любезен, угощает, улещивает. А потом на мне отрывается. Каждый день на ковер вызывает. Цепляется к мелочам. Обвиняет во всех грехах: что бы в Клубе не случилось - это я виноват, не доглядел. Нормально?! Так мне все осто…чертело! Друг зовет в Москву. Он там управляющий сети фитнес клубов. Предлагает работу. Наверное уеду! Не буду ждать, когда меня Босс съест. Уволюсь. 

- Олег, брось горячку пороть! Ты тут с самого начала работы Клуба, ребята к тебе привыкли, ты все знаешь, тебе доверяют. А эти придирочные настроения у Босса пройдут. Вот прояснятся обстоятельства дела.  

- Угу! Я тут поседею, пока что-то прояснится!  

- А Любский - это тот самый «адвокат мафии»? Дорогущий… 

- Говорят, у Шефа осталось наследство не маленькое. И еще не известно кому достанется. Смотри, вон и сам Сан Саныч, легкий на помин. 

В Клуб быстрой походкой вошел высокий мужчина в дорогом деловом костюме, с дорогим кожаным кейсом в руке. Он был обрит наголо, 

но в модной бородке и усах. За ним подобострастно семенил водитель с объемистой спортивной сумкой в руках. Мужчина сдал кейс в сейф на рецепции, взял у водителя сумку и направился в раздевальную комнату. 

- Обрати внимание на то, что будет дальше,- произнес Олег. 

Через некоторое время из раздевалки показалась процессия: первым вышагивал Сан Саныч, он же Любский, он же «адвокат мафии».Одет он был в дорогой «адидасовский» спортивный костюм. За ним, на почтительном расстоянии, в затылок друг другу следовали два клубных инструктора-бодибилдера с важным выражением на лицах. Далее плелся расхлябанной походкой массажист Толик. И замыкал шествие электрик Владимир Ильич, несший два полотенца и барсетку клиента с услужливостью во всей своей фигуре.  

- И нравится же ему ходить с такой толпой?! 

- Это не толпа. С личной охраной в тренажерный зал нельзя заходить, а с этой свитой он уверенней себя чувствует! 

- А ребятам не противно за ним хвостиком ходить? Унизительно как-то. 

- Он каждому из них такие бабки платит, что им совсем не унизительно. Они готовы целый день за ним ходить и никакой другой работы не делать. 

- А у него самого денег не меряно, и он их не жалеет тратить, чтобы ему было комфортно. Хорошо, что не жмот. Но дела темные он ведет. 

Говорят, что криминальные авторитеты к нему за адвокатскими услугами обращаются. Опасная у него работа: много и о многих он знает. 

- Наверное, Боссу очень бы хотелось добыть хоть крупицу этих сведений. То-то он с ним такой ласковый. А хочешь, я тебе пригласительный на Фитнес Конвенцию дам? - Вдруг резко сменил тему Олег. 

- Наши ребята такое выступление готовят! Стоит посмотреть! 

- Нет, спасибо. Не люблю я массовые мероприятия с детства. Не люблю толпу. Не мое это. 

- А ты когда-нибудь был на Конвенции? Нет? Вот видишь! Я тебе говорю - не пожалеешь! И Леха там будет последний раз выступать за Клуб,- он уезжает в турне. Продался в «Большое Шоу». 

- Слышал, слышал. Хорошо, схожу. Раз ты рекомендуешь – наверное, действительно интересно. 


Вот так я попал и на Фитнес Конвенцию. Какая-то неведомая сила все сильнее вовлекала меня в жизнь Клуба. Я постепенно из наблюдателя превращался в участника этой жизни. 

Конвенция проходила в местном Университете Физкультуры. Размах мероприятия был колоссальный. Участники съехались со всей страны. А многие презентеры приехали из-за рубежа, как близкого, так и дальнего. 

Из приоткрытых дверей тренировочных залов доносилась громкая ритмичная музыка. Фитнес молодежь деловито сновала туда-сюда с большими спортивными сумками, набитыми формой для занятий, музыкальными дисками и едой. Я немного обалдел от всей этой кутерьмы. Прямо в холле развернулась выставка-продажа фитнес-оборудования. Среди экспонатов позировало несколько бодибилдеров: юношей и девушек. Тут же рекламировались одежда, питание и литература для спортсменов. Везде сновали люди с фотоаппаратами и видеокамерами. 

Казалось, что все давно друг друга знают. Рукопожатия… Похлопывания по плечам… Радостные объятия… Поздравления. 

Оказывается, на Конвенции параллельно с выступлениями разных представителей фитнес-индустрии проходил конкурс среди инструкторов аэробики. Я бестолково слонялся от зала к залу. Затем, сунулся в маленькую дверцу и оказался в огромной аудитории. Молодой энергичный лектор чертил на доске какие-то графики, а слушатели за партами строчили что-то в блокноты. 

Через какое-то время я наткнулся на Олега и ребят из Клуба. Мы заняли места на зрительской трибуне большого игрового зала, чтобы посмотреть парад-выступление команд инструкторов из лучших городских фитнес-клубов, принимавших участие в конвенции. Зал был заполнен участниками конвенции. Наши были на высоте! Выступление получилось ярким, профессиональным и веселым. В конце Леша выдал такой танец, что все зрители встали и долго ему аплодировали, присутствующие еще раз убедились, что наш Клуб является лучшим в городе! 


Через некоторое время ветреный, легкий и нахальный Лешка, которого тем не менее все любили, покинул Клуб. На его место взяли Славика - новую «звезду» из «балетных».  

Босс продолжал периодически устраивать совещания за закрытыми дверями, «пилить» Олега и иногда обедать с Сан Санычем, пытаясь разузнать у того, как идут дела по розыску наследников Шефа.  

Света стала фитнес менеджером. 

 

Соня, пребывая на своем ответственном посту воспитателя, продолжала вести нелегкую борьбу с судьбой, вместо того, чтобы радоваться жизни. Дело было в том, что муж Соне достался неудачный. Он не умел зарабатывать деньги, не любил ездить на море, не водил ее в театры. Он любил выпить, часто менял работу, а большую часть зарплаты тратил лично на себя. Своим подругам Соня говорила с горечью: 

-Я мечтаю однажды прийти домой и обнаружить, что он куда-то исчез из моей жизни навсегда! Только и делает, что спит и ест, причем лопает так, что за ушами трещит! Не успеваю приготовить,а уже кастрюли все пустые. Я сделала вывод: готовить вкусно незачем. Для дома нужно готовить невкусно – на дольше хватит! 

Соня долгие годы совместной жизни планомерно пилила мужа, пытаясь перевоспитать его по-своему. Возмущалась, что он не уделяет ей внимания как женщине. На что он отвечал: 

- Сначала иди вымой шею и заштопай колготки! 

После такого унижения, Соня собралась с духом и высказала ему все, что о нем думала долгие годы неудавшегося замужества. В результате ее мечта осуществилась: муж собрал чемодан и ушел жить к матери. 

К такому повороту событий Соня не была готова. Некоторое время она жила в состоянии изрядного изумления перед свершившимся фактом. Ее не покидало чувство глубокого и несправедливого оскорбления. Как он посмел! Уйти от женщины, которая его кормила, обстирывала, разрешала жить в своей квартире, иногда заниматься с собой сексом, которая сама все в эту квартиру купила, сама сделала ремонт, готовила, стирала, убирала, родила ему ребенка! Неблагодарный! 

Подруги ее утешали: «Ты же сама об этом мечтала! Зачем тебе этот лодырь, наслаждайся теперь своей свободой!» 

Но обида состояла в том, что это не она от него ушла с гордо поднятой головой, а он от нее, хоть и с поджатым хвостом. Да и глубокая, просто патологическая порядочность не позволила бы ей бросить семью. Вот и тянула свою лямку Соня, пока семью не бросил муж. Своей матери он описал события иначе: «Она меня выгнала на улицу…»  

 

Благодаря появившимся новым обязанностям, Света больше времени стала проводить в офисе и чаще общаться с Олегом. Однажды Олег, провожая ее домой, при вполне дружеском прощании задержал ее руку в своей. Света не отняла руки и, подняв глаза, внимательно посмотрела на Олега. Сердце ее бешено колотилось, в глазах был немой вопрос. Олег притянул ее к себе, свободной рукой обнял за плечи и поцеловал в губы. Света разом расслабилась, размякла в руках Олега и положила голову ему на плечо. 

- Что же мы делаем, Олежка? 

- А что плохого мы делаем, Света? Я тебя обидел чем-то? 

- Да нет, что ты?! Я… Я даже не знаю, что сказать… Мне так хорошо стало. Так спокойно… 

- Вот видишь! И мне с тобой хорошо. Знаешь, если бы не ты, я бы уже давно из Клуба ушел. Босс достал меня своими придирками. А с тобой на пару и сопротивляться как-то легче. 

Свете тоже стало перепадать «на орехи» от Босса. Света была менеджером ответственным и очень серьезно относилась ко всем случаям нарушений. Она скрупулезно старалась разобраться в них и быстренько устранить, пока сведения не дошли до Босса. Но некоторые случаи скрыть было невозможно. 

В частности всех в Клубе достал йог Гоша. Он частенько оказывался «обесточен» и не являлся на свои занятия. Свете приходилось изворачиваться, срочно разыскивая ему замену. Гоша к тому же заразил своим мракобесием многих клиентов, пропагандируя среди них учение своего наставника «Путь на небо», и пытаясь завлечь кое-кого в эту секту. В конце концов, одна дамочка пожаловалась на йога в администрацию Клуба. В результате Гоша с треском был уволен, Олег со Светой получили очередную нахлобучку. В этот раз оба признали, что заслуженно. Давно надо было его уволить, не дожидаясь накала страстей. А на его место взять хорошего йога, из выпускников школы йоги известного в городе мэтра Завадского или из йога-студии Олечки Высоковской. Света и получила срочное задание найти подходящего йога. Теперь она после работы объезжала различные йоговские школы и студии в поисках достойного кандидата. 

Я, тем временем, успел расследовать два мелких дела по угону автомобилей и одно по поводу неверности супруги, которое благополучно закончилось разводом, что и требовалось заказчику. 

Анечка ушла в декретный отпуск. 

Татьяна корпела над целлюлитами теперь за двоих, уставая как лошадь, но, в то же время, радуясь дополнительному заработку. 

По-прежнему, три подружки изредка собирались за чашкой кофе посудачить. В этот раз в баре Клуба все столики были заняты и подруги напросились к Лолите Сигизмундовне в подсобку. 

Татьяна быстро сбегала в соседний супермаркет за банкой растворимого кофе и мороженым. 

В соседней комнате пыхтел рассерженный чем-то Владимир Ильич. Он шарил по карманам своей спецовки, что-то выкладывал на стол, рассматривал, пересчитывал. Затем вышел решительным шагом в коридор. 

- Что это он ищет? Потерял что-то? – спросила Анжела. 

- Ой, девочки! Рассказать – помрете со смеху!- ответила Лолита Сигизмундовна. 

- Так расскажите! – загалдели подруги.  

Лолита Сигизмундовна осторожно выглянула в коридор. 

- Ушел! Не дай бог услышит – обидится! Так вот, наши ребята Петя и Денис, зашили ему в спецовку пищалку эту… Помните, у нас раньше на полотенца цепляли, чтобы их из Клуба не выносили? Ну, такой круглый набалдашник, как на шмотках в магазинах, помните? Когда проходишь через электронные ворота, то он мерзко пищит!  

- Ага! Электронный сторож! Да-да-да! У нас потом от их использования отказались, а почему? 

- Да замаялись мы с ними! Перед сдачей полотенец в прачечную все эти штуки надо отцепить, а после стирки опять прицепить, а полотенец в Клубе крутится около тысячи! Это же больше ничем заниматься не надо- 

только пищалки снимать и цеплять обратно! 

- Ясно, так что с Владимиром Ильичем? 

- Петька с Денисом - эти студенты оболтусы, постоянно над Ильичем подшучивали. А тут им в головы пришла гениальная идея – зашить ему в спецовку такого сторожа электронного. Владимир Ильич курить ходит раз 5-6 за смену… Выходит из Клуба, а у него что-то пищит, заходит – все тихо! Выходит – и опять что-то пищит! Он сегодня бегает весь день туда-сюда: то ключи выложит, то зажигалку, то мобильный телефон… А оно все пищит и пищит! Умора! Мне его даже жалко уже! 

В подсобку зашел Владимир Ильич. 

- Поставьте чайку что ли!– Он устало плюхнулся на стул и придвинул к себе чашку. 

- Налейте! 

Лолита Сигизмундовна молча налила кипяток в чашку. 

- А заварка где?! 

Лолита Сигизмундовна молча положила в чашку пакетик «Липтона». 

- А сахар? 

Тут Лолита не выдержала: 

- Ты чего раскомандовался, как Ленин на броневике?! Я тебе что - барменша?!! Ни тебе «спасибо», ни «пожалуйста»! Ишь ты – вождь мирового пролетариата! 

- Да не шуми, - сразу обмяк Владимир Ильич, - у меня голова сегодня кругом идет! Ну, вот тебе: «пожалуйста» и «спасибо». 

У нас что-то электроника на выходе барахлит. Я не могу понять в чем дело. Она ни на кого, кроме меня, не реагирует! Зараза! 

- Простите! - Подружки, еле сдерживая смех, пулей вылетели в коридор. 

- Чего это они? - удивился Владимир Ильич. 

- Да ты голову свою проверь – она у тебя не барахлит ли… - веско заметила Лолита Сигизмундовна и величаво удалилась. 

- Вот бабы, - не поймешь их! - вздохнул Владимир Ильич. 


Анжела в хорошем расположении духа зашла в бассейн Клуба и остолбенела: на бортике, уперев руки в боки, стоял абсолютно голый мужчина. 

Первым ее побуждением было попятиться обратно в раздевалку, но… 

«Стоп! Я же инструктор бассейна, я здесь хозяйка! Чего я пасую перед ним?! А вдруг сейчас зайдут еще посетители, женщины с детьми?! Вот урод!» - Подумала Анжела. Со спокойным лицом она решительным шагом 

подошла к голому клиенту и сказала: «Извините, пожалуйста, но бассейн в нашем Клубе положено посещать в плавках. У нас тут занятия проходят, женщины плавают, детишки…» Почему-то Анжела приняла такой тон, каким доктора обычно разговаривают с очень больными людьми. 

- А что, так нельзя? - спросил мужчина. 

«Совсем больной» - подумала Анжела. 

- Нет, так нельзя. Таковы правила Клуба. Пожалуйста, вернитесь в раздевалку и оденьте плавочки. 

- А что, так никто не плавает?- еще раз спросил клиент. 

-«Тяжелый случай», - подумала Анжела,- хотя бы сейчас никто не зашел!. А вслух сказала - Нет, у нас так не положено. 

- Жаль, - вздохнул мужчина и медленным шагом направился в раздевалку. 

- Давай, скорей шагай! - Думала ему в спину Анжела, - вдруг сейчас какая-нибудь мамаша с ребенком зайдет – скандал будет!!! 

Наконец клиент скрылся в раздевалке.  

«Надо будет девочек на рецепции предупредить», - подумала Анжела, - «и Светке с Таней рассказать какие к нам экземпляры заходят!» 

Повернувшись к бассейну, она прошла по бортику, села на лавочку и задумалась. Ее дочка Аня приняла в этом году участие в конкурсе «Мисс Университета» и неожиданно выиграла его. Аня была умная девочка, знала два языка, училась почти на «отлично», прекрасно танцевала и пела, но… Анжела была уверена, что для победы в таких конкурсах нужен блат и большие взятки. Ан, нет - в Универе Аня уверенно победила благодаря своей обаятельности и талантам. Но это еще полбеды! Затем она, в числе других двух десятков претенденток начала усиленно готовиться к конкурсу «Мисс Города». И это Анжелу ввергало в панику. Она была категорически против таких мероприятий. Мать боялась, что девочку соблазнит какой-нибудь престарелый спонсор-извращенец и дочка станет такой, как «эти все продажные красотки», или же ее ждет проигрыш, глубокая депрессия, нервные срывы и психические заболевания. Ее муж Саша, Анин отец, напротив, был стопроцентно уверен в победе дочери (наивный человек, безумно любивший свою дочь). 

- Анька! Дерзай! Ты у нас умница, красавица! Ты всех победишь! - говорил он. - А извращенцы будут иметь дело лично со мной! 

И… о чудо! Аня стала Мисс Города! Она действительно очень понравилась одному из спонсоров. Он был не очень старый, лет 35-ти. И совсем не извращенец. Аня настолько покорила его, что он поспособствовал ее победе. А вот теперь самое ужасное: Аня готовилась к конкурсу «Мисс Страны»! Анжела находилась в постоянном нервном напряжении. Она боялась, что дочь забросит учебу, что успех вскружит ей голову… Да и «спонсор» в качестве «жениха» ее пугал. 

Все-таки 15 лет разница! Самое интересное, что мужу он нравился! Они быстро нашли общий язык: оба учились в одном вузе, только в разное время. 

Узнав об успехе Ани, многие в Клубе сразу страшно зауважали Анжелу. И даже Босс стал с ней приветливо здороваться и спрашивать: «Ну, как дела?» Анжеле все это конечно льстило, но она все равно пребывала в тревоге за дочь. 



2009

Публікації: Ника Жикол

Авторські твори, вірші, проза, публіцистика, освіта та інше

Обговорення

Візьміть участь в обговоренні

  • Поскаржитись