26.04.2020 17:28
for all
35 views
rating - | no users
 © Николай Тараканов

Солдаты в Чернобыле: как очищали от графита крыши Чернобыльской АЭС

Глава 8

Солдат - имя знаменитое

Генерал-майор Николай Тараканов - руководил операцией по сбору и удалению ядерного горючего, графита и прочих продуктов выброса с третьего энергоблока Чернобыльской АЭС

29 сентября 1986 года первыми начали работы в 8 часов утра воины отдельного механизированного полка гражданской обороны. Все прибыли переодетыми, и каждый имел комплект защиты. В ночь с 28 на 29 сентября в особой зоне специальная группа солдат из бригады имени Чапаева изготовила 100 комплектов защиты.

После короткой постановки мною задач полку сразу 20 человек были подготовлены для выполнения работ.

В правом углу зоны «М» металлическим листом был прикрыт завал из графита и ТВС. Первым командам ставилась задача баграми стащить этот лист ближе к развалу и затем сбросить. На эту работу было послано три команды по 10 человек. Тактика ведения работ изменилась. К завалу выходили команды сразу с двух сторон вентиляционной трубы, но с интервалами в 30 секунд. Постоянно задерживался выход по пожарной лестнице в отверстие перекрытия. Вся команда с исходного рубежа, как правило, 6—8 человек, вылезала через отверстие, тут же собирались все и вместе короткими перебежками выходили в зону «М» на площадку, где разбирали инструмент и по команде старшего также короткими перебежками выбегали в указанный район работ.

После завершения работ личным составом войсковой части 73413 на один час были прекращены все работы в зоне «М». По решению штаба в зону «К» (рядом с зоной «М») был доставлен вертолетом большой гидромонитор, к которому был подведен полевой магистральный трубопровод полка гражданской обороны диаметром 150 миллиметров. Были спланированы работы по промывке площадки зоны «М» водой.

Монтажными работами и наладкой в опасной зоне лично руководил заместитель начальника штаба В. В. Голубев.

Гидромонитор имел гидроуправляемую пушку и телевизионную камеру для обзора части площадки зоны «М». Гидромонитор работал короткими периодами времени, по 7 минут, с интервалами 3—5 минут. Эффект был значительный. Однако при повышении давления более 15 атмосфер металлические детали гидромонитора лопнули, и он вышел из строя. И все же большая площадь была отмыта. После промывки радиоактивность заметно спала, примерно в два раза.

В 12 часов 30 минут для выполнения работ прибыл отдельный механизированный полк гражданской обороны в количестве 95 человек. Воины были хорошо подготовлены и настроены на работу в опасной зоне. Мною личному составу была поставлена задача разобрать завал из кусков графита, ТВС и ТВЭЛов примерно в 10 — 15 тонн. Уровни радиации в зоне составляли больше 2 тысяч рентген в час. Особенности работ по разборке завала тщательно доводились до солдат, которые уверенно действовали в зоне. Никто не допускал ошибок при выполнении работ. Четыре полуразрушенных ТВС были удалены совершенно спокойно. Применялись в основном багры, клещи-захваты и специальные крюки.

Работа личного состава полка была оценена на «отлично». В этот день по окончании работ председателю правительственной комиссии Б. Е. Щербине было отправлено официальное донесение:

«29 сентября при проведении дезактивационных работ на кровле 3-го энергоблока в зоне «М» выполнена особо опасная работа — удалены тепловыделяющие сборки длиной 7 м. Удаление указанных источников радиации позволило проводить работы дальше.

При выполнении этой операции особо отличились воины отдельного механизированного полка гражданской обороны Киевского военного округа. За проявленное мужество и героизм, высокую гражданскую ответственность при выполнении служебного долга просим Вас:

Представить к правительственным наградам и поощрить денежной премией в размере 500 рублей каждого из следующих военнослужащих войсковой части 44316:

1. Рядового Журиского Александра Владимировича

2. —»— Садтулина Шарида Шакровича

3. —»— Сапронова Григория Викторовича

4. —»— Маленкова Сергея Павловича

5. —»— Стрижкова Павла Дмитриевича

6. —»— Медного Александра Сергеевича

7. —»— Лузина Анатолия Егорович

Гончарова Вячеслава Захаровича, Прокоповича Николая Степановича, Полупанова Леонида Николаевича, Камынного Ивана Дмитриевича, Боброва Дмитрия Владимировича, Младшего сержанта Гархуна Сергея Потаповича, Старшего сержанта Симоненко Василия Михайловича, Сержанта Проценко Бориса Евгеньевича, Сержанта Чеботарева Валерия Алексеевича.

Полковника Масюка Николая Васильевича — командира полка.

Первый заместитель командира в/ч 19772 генерал-майор Н. ТАРАКАНОВ Директор ЧАЭС Э. ПОЗДЫШЕВ»

После выполнения работ в зоне «М» и на первой трубной площадке уровни радиации были в десятки раз ниже, и далее дело несколько упрощалось. Однако работы на высоте требовали физически подготовленных и мужественных людей. Немаловажную роль играл возраст. Мы с Юрой Самойленко провели несколько пробных тренировок с солдатами-добровольцами из числа физически крепких. Более того, подняли часть инструмента на площадки. Но генерал Плышевский запретил мне привлекать на эти работы солдат, ссылаясь на министра обороны.

В соответствии с решением правительственной комиссии работы по дезактивации второй, третьей, четвертой и пятой трубных площадок были поручены курсантам Харьковского и Львовского пожарно-технических училищ МВД СССР. Курсанты были подобраны в добровольном порядке, имели отличные спортивные результаты по пожарно-прикладному виду спорта, успешно преодолевали высоту на легких пожарных лестницах. Мне было очень жаль подвергать их жизнь опасности. Но решение есть решение.

30 сентября курсанты прибыли на ЧАЭС для получения задания. В 17.00 того же дня мы с Юрой Самойленко провели эксперимент по расчету времени на подъем до второй, третьей, четвертой и пятой площадок и возвращение обратно на исходный рубеж. Одновременно ставилась задача провести инженерную и радиационную разведку, то есть определить на каждой площадке ориентировочный объем и вид работ, а также провести замеры уровней радиоактивного заражения.

Курсантов отбирали в несколько этапов. Самых опытных, самых умелых. Учитывали все, что можно было учесть, каждую мелочь. Среди тех, кто попал в группу, почти все имели существенный стаж работы в пожарной охране. Все прекрасные спортсмены. Есть среди них бывшие десантники, воины ограниченного контингента советских войск в Демократической Республике Афганистан. Старшие, командир взвода Харьковского ПТУ Валерий Трофимович Косогов и преподаватель пожарной тактики Львовского училища Михаил Владимирович Судницын, своим подчиненным ни в умении, ни в выносливости и тренированности не уступали, как и положено в таких случаях старшим.

Среди всех них должен был идти на трубу первым один — разведчик-дозиметрист, тот, кто проложит дорогу остальным. Огромная ответственность, большой риск. Вызвались конечно же все. А послать решили Виктора Сорокина из Харькова. У него перед остальными было существенное преимущество: в армии много работал с дозиметрической аппаратурой. Он экипировался первым. Освинцованные рукавицы, одежда из листового свинца весом 21 килограмм, дозиметрический прибор и рация, чтобы передавать результаты замеров. В такие же защитные доспехи оденется потом каждый из них, но Сорокин ощутил эту тяжесть первым. Ему мы показали предстоящий путь на экране телемонитора. Сначала нужно пробежать по крыше третьего блока до лестницы. Бежать нужно быстро, потому что на крыше тоже «грязно»: разрушенный четвертый реактор совсем рядом. На второй площадке поосторожнее, там ограждения сломаны. А выше камера монитора не доставала, дальше показывали по фотоснимкам, сделанным с вертолета.

Подвели мы с Юрой Самойленко Сорокина на «старт», где офицер дал команду: «Вперед!» — и запустил секундомер. Сорокин, словно кошка, мгновенно выскочил по пожарной лестнице и через отверстие прошел на крышу третьего энергоблока; будто на соревнованиях, преодолевая полосу препятствий, рванул через зону «К» в зону «М». Подбежал к трубе и вновь по металлической лестнице поднялся на первую, уже чистую площадку, нашел на этой площадке металлическую лестницу — она была со стороны аварийного реактора — и также быстро поднялся на вторую, затем на третью площадку. Мы по телемонитору наблюдали за ним. Потом он вышел из поля зрения, и тут же прервалась с ним радиосвязь. Мы почуяли что-то неладное. Побежали с Юрой Самойленко по пожарной лестнице (это уже было не впервой) на крышу третьего блока. Смотрим наверх — курсант Сорокин штурмует уже пятую трубную площадку. Тут мы успокоились: просто радиостанция в полях ионизационных излучений вышла из строя. Через двенадцать минут Сорокин уже был внизу, и мы его обнимали. Посадили за стол, положили лист чистой бумаги и сказали ему: «Ну, Витя, напрягай свои извилины и выкладывай данные разведки на бумагу». Он совершенно спокойно нарисовал радиационную и инженерную обстановку по каждой площадке, причем проставил точные цифры, которые держал в памяти, — он наверняка и теперь их помнит. Потом добавил, что человек тридцать — сорок вполне этот объем работ выполнят.

В соответствии с этими расчетами мы распределили курсантов по площадкам и ориентировочно спланировали время работ в соответствии с наличием на них уровней радиации.

1 октября 1986 года в 9.00 прибыли курсанты. В строю было немногим более тридцати человек. До них были доведены результаты эксперимента Сорокина и поставлена задача выполнить работы на трубных площадках. Особое внимание было обращено на соблюдение мер безопасности.

Первыми открыли работы курсанты Харьковского пожарно-технического училища МВД СССР В. С. Горбенко и Роман Кушахов. Они быстро достигли пятой площадки и полностью очистили ее, а уже по возвращении дополнительно решили поработать на второй площадке, пока не зазвучала электросирена и не вернула их на исходный рубеж. Общее время работ группы составило 22 минуты. Это замечательные ребята, мужественные патриоты.

Для дезактивации четвертой трубной площадки была подготовлена и направлена группа из двух человек — курсанты А. И. Фролов и В. Л. Зубарев. На очистку этой площадки было затрачено 20 минут. Они также качественно и быстро выполнили задачу.

На третью площадку были направлены одна за другой команды с интервалом в 15 минут. Это курсанты из Харьковского училища В. Г. Косогов, А. В. Коцюба, Ю. Г. Лобов, В.В. Луконец и из Львовского училища — И. Д. Блашко, А. В. Светицкий.

На третьей площадке уровень радиации гораздо выше, да и времени выделяется уже меньше. Тяжелые куски графита соскальзывают с лопаты. Графит здесь оказался почему-то спекшийся, пригоревший к металлу площадки. Ловкими и энергичными движениями штыковой лопатой отбивают его курсанты, и тут же эти куски летят в пропасть, в зев реактора. Смотреть в этот зев малоприятно, но и не смотреть тоже невозможно, иначе неосторожное движение и «загудишь» в тартарары.

Общее время, затраченное на дезактивацию третьей площадки, составило 1, 5 часа. Работы были выполнены четко и аккуратно.

Дезактивацию второй площадки выполняла команда курсантов Львовского училища. Это курсанты Н. С. Придиус, Ю. В. Саулен, А. П. Дремлюга, Ю. С. Колачун, С.Н. Климчук, В. С. Ильин и два курсанта Харьковского училища — В. С. Мишкевич и А. В. Гошев. Вспоминая эти минуты, тяжесть свинцовых одежд, удвоенную усталость, Светицкий позже скажет: «Ощущение было, будто ты на другой планете». Не случайный образ! Действительно, хотелось бы, чтобы эта территория, смертельно опасная, враждебная человеку, принадлежала иным мирам. Но здесь отнюдь не космические дали. Здесь своя, родная земля, которую сильные и отважные парни отвоевали у беды, возвращая людям.

Виктор Авраменко и Михаил Судницын были последними. Окончили начатое товарищами и доложили о выполнении задания. Символом завершения операции затрепетал на верхушке вентиляционной трубы алый флаг. Ребята увидели его уже сквозь стеклянную стену перехода главного корпуса. Огорчились немного, что не им поручили вывесить флаг.

Все трубные площадки, несмотря на значительную высоту, были очищены от радиоактивных продуктов в первой половине дня. Это был настоящий подвиг отважных курсантов. Чистку зоны «М» от кусков графита, упавших с трубных площадок, выполнили воины гражданской обороны уже во второй половине дня.

Навсегда запомнится 1 октября — заключительный день нашей операции. Сделать надо было особенно много. На площадке «М» находились два поврежденных робота. Они оказались в плену, увязнув в графите и других продуктах выброса. Роботы удалось убрать с помощью вертолетов, но для того, чтобы их очистить, высвободить и зачалить, пришлось посылать несколько смен солдат. И везде наш незаменимый солдат...

Потом в ход пошли гидромониторы и ручные пожарные стволы. Работами руководил В. Голубев, прибывший в Чернобыль со Смоленской АЭС. Мужества, технической сметки этому человеку не занимать.

В половине девятого вечера смена воинов -химиков в составе младшего сержанта В. Парфениса, рядовых В. Борисевича, С. Михеева, Я. Туманиса сбросила в развал последние куски графита, последние осколки ТВЭЛов. Протяжнее, чем обычно, завыла электросирена. Все, кто был на КП, закричали: «Ура!»

Поздно вечером 1 октября мы подвели общие итоги выполненных работ за весь период операции. Были сброшены в развал многие тонны смертоносного груза. Не было приписок. Каждый солдат о выполненной работе докладывал офицеру-статисту из своего подразделения. Кроме того, контрольный учет вел подполковник Кочетков из штаба руководства операцией. Но главное не в цифрах, а в том, что задача, поставленная решением правительственной комиссии, была выполнена. Практически все выброшенные взрывом высокорадиоактивные материалы были собраны и сброшены в аварийный реактор.

Окончательно радиационную обстановку оценили дозиметристы В. М. Стародумов, А. С. Юрченко, Г. П. Дмитров и другие разведчики. Они тоже отмечали, что вся масса убрана, но в отдельных местах наблюдаются «прострелы» высоких уровней радиации. Эти точки — результат вкрапления раскаленных продуктов выброса с элементами ядерного горючего в рубероидно-битумное покрытие. Вполне понятно, что дальше нужно было сдирать эту кровлю. Но нас уже на эту работу не хватило, так как чувствовали себя скверно. Всего в операции приняли участие более 3 тысяч воинов-добровольцев. Все они, можно сказать, прошли через мои руки и руки моих помощников, разведчиков. Многих я лично знал, ставил им задачи, смотрел в глаза и говорил всю правду о тяжести работ в особо опасных зонах. Ведь это и был поистине коллективный героизм солдат, сержантов и офицеров.

Все они подставляли свое тело, свою жизнь невидимой опасности.

Все солдаты, сержанты и офицеры, участвовавшие в этой операции, достойны наград Родины. Но уже не всем их удастся получить...

В день окончания работ по удалению продуктов выброса из указанных зон мы доложили результаты в правительственную комиссию. Нас поздравили и тепло поблагодарили на специальном заседании правительственной комиссии, которое провел лично Борис Евдокимович Щербина. Нам вручили правительственные грамоты, премии, сказали добрые и теплые слова.


Суворий интересуется


Обговорення

Візьміть участь в обговоренні

  • Поскаржитись
Коментар відвідувача стає доступним для ознайомлення лише з дозволу Редактора