02.11.2013 18:32
for all
488 views
    
rating 5 | 2 usr.
 © Ольга Моцебекер

Поцелуй с небес

Татьяна была дома одна. Вечера в одиночестве она проводила редко, но в этот раз муж и дети уехали к бабушке. Выглянула в окно: темно и сыро. Спать не хотелось, села писать статью. Фразы не складывались в строки, почему-то вместо информации для статьи память подбрасывала фрагменты из давних бабушкиных рассказов о голоде, о людях, прошедших сквозь ад голодного времени. Грустная улыбка отразилась на лице женщины: заканчивающийся день был Днем памяти жертв голодомора, вот память и загрузила из своих ячеек далеко запрятанную информацию, которую больше хотелось бы забыть, чем помнить.



Татьяна зажгла свечу, поставила на окно, прочла молитву за упокой бабушки и родственников, души которых давно ушли в пространство Вечности. Она трижды низко поклонилась своему Роду. Женщина поблагодарила тех, кто сумел выжить в периоды тяжелого голода 1932—1933 годов и в послевоенный голод, тех родных, кто ушел во время голода за черту жизни и унес с собой на небеса часть боли.



Ее благодарность родным звучала за силу, за выносливость, за умение оставаться человеком даже в тех условиях, когда зло проникает наружу, пожирает человека, рождает в нем зверя и нашептывает: «убей, чтобы выжить». Только большая сила человеческой воли и добра ставит в таких условиях большой щит со словами «НЕТ», если и умирать, то вместе. Только большая сила любви позволяет отдать последнюю часть картофелины - сестре, последние объятия (когда руки уже отекли и не слушаются) – брату, последнюю подбадривающую улыбку – матери, послать последний полный нежности взгляд – жене, прижимающей к телу умершего ребенка. Только огромная сила материнской любви позволяет отдать последнее найденное зернышко – ребенку, своими молитвами спасти его. Только большая жажда жизни позволяет пройти круги ада голода, войны, снова голода, и выжить, чтобы ЖИТЬ и помнить. Такая сила была у рода Татьяны, ей было за что говорить «Спасибо».



«Благодарю» Татьяны звучало всему Роду за знания, за защиту, за умение выживать, спасать, любить, достойно встречать смерть и не менее достойно принимать жизнь...



Татьяна не стала гасить свечу, решила: «пусть погорит часок, пусть свеча будет маяком памяти». Работать по-прежнему не хотелось, Таня села в уютное мягкое кресло, закрыла глаза. Как благодарность, от Рода ей было послано видение. Перед глазами возник огромный светящийся круг. Он состоял из людей, взявшихся за руки. Внутри круга появилась плетеная хлебница большого размера. Из хлебницы к Татьяне лились потоки света, но не достигали женщины. Затем от Тани к лучам из хлебницы пошли свои потоки света. В благодарность – потоки света, льющегося из хлебницы, стали длиннее. Свет Татьяны и свет из круга тянулись друг к другу, как близкие люди тянут руки друг к другу при встрече после длительного расставания. Посередине пути оба потока перехлестнулись и пошли дальше: свет Татьяны вглубь хлебницы, а большой свет из круга к ней. Затем появился образ мальчика-ангела, и Татьяна услышала детский смех. Смех звучал так четко, как будто реальный ребенок стоял рядом возле кресла. Таня открыла глаза.


Времени прошло совсем мало. Сон иль явь, не важно. Женщина была счастлива, как ребенок, которого поцеловали родители и одарили подарками. Она знала, что дальше в жизни у нее будет все хорошо, свой поцелуй с небес и благословение Рода она получила.

Публікації: Ольга Моцебекер

Авторські твори, вірші, проза, публіцистика, освіта та інше

Обговорення

Візьміть участь в обговоренні

  • Поскаржитись